Оцифровать экономику

Россия отстает по интеграции цифровых технологий в бизнес

По прогнозам экспертов Всемирного экономического форума (ВЭФ), в течение следующего десятилетия за рост экономики на 60–70% будут отвечать цифровые платформы. Однако сейчас половина человечества не имеет доступа к интернету. Эксперты уверены, что преодоление цифрового разрыва в ближайшие годы будет способствовать росту во всех секторах экономики и позволит достичь социальной и политической стабильности.

Термин «цифровая экономика» появился в 1990-е годы, когда экономическая деятельность начала трансформироваться под воздействием компьютерных и интернет-технологий, рассказывает в колонке для издания The Conversation исследователь из Витватерсрандского университета (Южно-Африканская Республика) Брайан Армстронг. Технологии совершенствуются, и сегодня экономика развивается благодаря таким решениям, как искусственный интеллект, интернет вещей (Internet of Things, IoT), инструменты дополненной и виртуальной реальности, облачные вычисления, блокчейн и робототехника. Новые технологии, в частности, позволяют собирать о потребителях большое количество данных и находить им впоследствии полезное применение. Правда, до сих пор не решен вопрос безопасного хранения.

Цифровизация, по словам эксперта, затрагивает практически все сектора, начиная от креативных индустрий и заканчивая горнодобывающей промышленностью и сельским хозяйством. Так, с помощью онлайн-приложений мелкие фермеры могут брать кредиты в банке, арендовать сельскохозяйственную технику, оценивать качество почвы, выбирать лучшее время для посадки зерновых культур и борьбы с вредителями. Цифровизация, по мнению Брайана Армстронга, повышает рентабельность бизнеса. С помощью информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) компании могут предлагать свои продукты и услуги большему количеству потребителей, а также сокращать операционные расходы. Так, во многих странах мира без посредников связывают между собой клиентов и поставщиков услуг такие платформы, как Amazon (электронная коммерция), Uber (совместные поездки), Airbnb (краткосрочная аренда жилья).

«Границы между цифровой и традиционной [экономикой]стираются, поскольку технологические изменения пронизывают каждый аспект современной жизни, — заключает Брайан Армстронг. — Нам всем необходимо понять природу этих изменений, чтобы иметь возможность реагировать на всех уровнях: общественном, корпоративном и личном».

Цифровая экономика должна касаться всех

Развитие технологий способствует решению социальных проблем, в том числе связанных с целями устойчивого развития, следует из Доклада о цифровой экономике 2019, подготовленного экспертами ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию). При этом составители доклада обращают внимание на проблему цифрового неравенства. Переход на цифровую экономику зависит от доступности и качества интернет-связи, а потому происходит с разной скоростью в разных регионах мира. Так, в наименее развитых странах доступ к сети имеет лишь один из пяти жителей, в то время как в странах с высоким уровнем развития — четыре из пяти жителей.

Ведущую роль в развитии цифровой экономики играют США и Китай. По данным ЮНКТАД, на их долю приходится 90% рыночной капитализации 70 самых крупных цифровых платформ, включая Microsoft, Apple, Amazon, Google, Facebook, Tencent и Alibaba. При этом доля Европы составляет 4%, а совокупная доля Африки и Латинской Америки — всего 1%. США и Китаю также принадлежит 75% патентов в области технологий блокчейн и более 75% мирового рынка облачных вычислений. «Таким образом, во многих областях развития цифровых технологий остальной мир, и в особенности Африка и Латинская Америка, намного отстает от США и Китая», — резюмируют специалисты.

На цифровой разрыв между странами также указывают в Международном союзе электросвязи (МСЭ, специализированное учреждение ООН в области ИКТ). По их оценкам, в 2019 году доступ к интернету имели 53,6% населения планеты (около 4,1 млрд человек) по сравнению с 16,8% в 2005 году. Для развитых стран показатель составлял 86,6%, для развивающихся — 47%, а для наименее развитых — лишь 19,1%. Кроме того, в странах с низким уровнем развития существует проблема гендерного цифрового неравенства: интернетом пользуются 24,4% мужчин по сравнению с 13,9% женщин.

МСЭ регулярно публикует индекс стран по уровню развития ИКТ (ICT Development Index). Он рассчитывается на основе нескольких показателей, которые отражают доступность и степень проникновения технологий, а также уровень цифровых навыков населения. Лидирующие позиции в рейтинге (последний был опубликован в 2017 году) занимают Исландия, Южная Корея, Швейцария, Дания и Великобритания, а замыкают список из 176 стран Бурунди, Гвинея-Бисау, Чад, Центрально-Африканская Республика и Эритрея. Россия попала на 45-е место, опередив Словакию, Италию, Венгрию и Польшу. Интернетом в стране, по данным МСЭ, были обеспечены 74,3% домохозяйств и 76,4% жителей.

В международном индексе цифровой экономики и общества (International Digital Economy and Society Index, I-DESI) оцениваются такие показатели, как охват связью (наличие высокоскоростного доступа в интернет), человеческий капитал (цифровые навыки), использование интернета жителями, интеграция цифровых технологий в бизнес и цифровые государственные услуги (электронное правительство). Его составляет Европейская комиссия, сравнивая уровень цифровизации в странах Евросоюза и в 17 странах, не входящих в ЕС. В общем рейтинге лидирует Дания (75,9 балла), а за ней следует Южная Корея. Замыкают список Мексика, Турция и Бразилия. Недалеко от них находится Россия с результатом 47,5 балла. Россия оказалась в аутсайдерах по такому показателю, как охват связи, она также заняла третье место с конца по интеграции цифровых технологий в бизнес. При этом эксперты высоко оценили цифровые навыки россиян: они выше, чем в среднем по Европе.

Цифровизация в России

Эксперты из Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ в свою очередь отмечают, что сектор ИКТ в России стремительно развивается. С 2010 по 2017 год он вырос на 17%, почти в два раза опередив рост ВВП. Однако его доля добавленной стоимости предпринимательского сектора (разность между выпуском товаров и услуг и промежуточным потреблением. — Прим. Plus-one.ru) не превышает 3,4%, и по этому показателю страна в 2–3 раза отстает от лидеров технологического предложения — Кореи, Швеции, Финляндии.

В 2018 году российские власти утвердили «дорожные карты» национальной программы «Цифровая экономика» и выделили более 3 млрд рублей на их реализацию. В соответствии с программой к 2024 году планируется увеличить внутренние затраты на развитие цифровой экономики не менее чем в три раза. К этому же времени власти намерены создать «устойчивую и безопасную» информационно-телекоммуникационную инфраструктуру для передачи, обработки и хранения больших объемов данных, а также перевести госорганы, органы местного самоуправления и организации на отечественное программное обеспечение. Ожидается, что доля домохозяйств, имеющих широкополосный доступ к интернету, увеличится с 79% в 2019 году до 97% в 2024 году. Программа также предполагала внедрение нового стандарта мобильной связи — 5G, который позволит развивать IoT, использовать беспилотные автомобили и дополненную реальность. К 2022 году сети 5G должны были появиться в десяти городах-миллионниках, но в начале этого года власти сдвинули сроки на 2024 год. Как объяснила директор по стратегическому развитию ПАО «Ростелеком» Алеся Мамчур, это связано с «перспективами использования отечественного оборудования и вопросами выделения частот».

Автор

Евгения Чернышёва