«Первые препараты от старения могут быть зарегистрированы в ближайшие 10 лет»

В середине августа препарат против старения от американской компании Unity Biotechnology показал эффективность во второй фазе клинических исследований. О том, как ученые ищут лекарство для продления молодости, Plus-one.ru рассказал основатель биотехнологической компании Gero Петр Федичев.

Каждые восемь лет жизни риск умереть удваивается

В научной среде нет консенсуса о том, что такое старение. Поскольку это природное явление не считается болезнью, до недавнего времени ученые не могли проводить на людях клинические исследования препаратов, продлевающих молодость.

Что же такое старение? Одна группа ученых полагает, что это накопленный набор поломок в организме, вторая — что это программа, заданная природой. Исследования 2019 года показали, что каждые восемь лет жизни риск возникновения у человека возрастозависимых заболеваний — онкологии, диабета, болезни Альцгеймера, деменции и др. — и, соответственно, смерти удваивается. Это геометрическая прогрессия, и поэтому на Земле так мало людей старше 100 лет.

В то же время есть грызуны, у которых с возрастом риск смерти не растет, — это голые землекопы. Данный факт наводит на мысль, что старение — не такой уж неизбежный процесс, как принято считать. А значит, его остановка — вопрос времени и развития технологий.

Причины, почему человек, как и мыши, с увеличением количества прожитых лет разваливается с экспоненциальной (чем больше становится величина, тем быстрее она растет дальше. — Прим. Plus-one.ru) скоростью, пока не установлены. Часть ученых исследует древнейшие природные механизмы, которые регулируют продолжительность жизни особи в ответ на любой стресс — недостаток питания, кислорода, изменение температуры. Так появляются данные о том, что походы в сауну, сокращение калорийности рациона, занятия спортом и употребление ферментированных продуктов благотворно сказываются на здоровье взрослых людей, поскольку такие действия запускают процессы регенерации и тормозят рост клеток.

Другие ученые делают ставку на исследования на мышах, а показавшие свою эффективность препараты от возрастных болезней тестируются на людях. Данный подход демонстрирует хорошие результаты — лекарства от старения, или сенолитики, были получены таким образом. Кроме того, ученым удалось вывести мышей-мутантов, которые живут в два раза дольше, чем обычные особи, и круглых червей, живущих в 10 раз дольше. Однако генетически мыши и черви отличаются от человека, а значит, хотя механизмы старения схожи, его причины могут отличаться.

Но пока наука в основном скорее работает над снижением рисков возникновения болезней, чем над раскрытием причин старения. То есть в случае успеха продолжительность жизни увеличивается «на сколько-то лет», а не «в какое-то число раз». В эту ловушку угодила вся антиэйджинговая индустрия. Я отношусь к той небольшой группе ученых, кто считает, что нужно искать причины стремительного разрушения организма.

Если не найти лекарство от старения, экономика в развитых странах рухнет

Развитие науки и медицины, изобретение антибиотиков, статинов (препараты для снижения уровня холестерина и риска сердечно-сосудистых заболеваний. — Прим. Plus-one.ru) и борьба с голодом резко увеличили продолжительность жизни. Еще 100-150 лет назад люди в России жили 35-40 лет, в США — 55 лет. Сегодня в развитых странах (Япония, Сингапур, Норвегия и др.) этот показатель превышает 80 лет — все больше людей доживают до возраста, когда у них обнаруживают рак, деменцию или болезнь Альцгеймера. В мире растет заболеваемость раком, но не из-за экологических причин, а потому, что население стареет — онкология настигает тех людей, которых медицина спасла от сердечно-сосудистых заболеваний.

На борьбу с раком уже потрачены триллионы долларов. Но если завтра появится лекарство, которое излечивает все виды рака, продолжительность жизни людей в среднем увеличится всего на два-три года. Опять же, причина — лавинообразный риск возникновения с возрастом болезней, лекарств от которых еще нет. Самый страшный сценарий — если люди будут умирать не от онкологии и сердечно-сосудистых заболеваний, а от деменции. Это прозвучит жестко, но от инсульта человек обычно умирает быстро и дешево для себя и для родственников, а вот лечение рака может разорить — оно длится годами и стоит больших денег. С деменцией все еще хуже: больной может прожить десятки лет. Это невероятная нагрузка и на родственников, и на государство.

Если мы лечим конкретные болезни, а не ищем причины старения, мы продлеваем жизнь людям в немощном состоянии. Причем, искореняя одно заболевание, мы сталкиваемся с еще более страшным, и это кошмарный сценарий, особенно для развитых стран с высокой продолжительностью жизни. Их экономики просто рухнут, если мы не научимся сохранять продуктивность пожилых людей. Эта проблема называется «серебряное цунами» (по цвету седых волос. — Прим. Plus-one.ru). Она является второй бомбой замедленного действия после глобального потепления.

Наконец индустрия перешла от мышей к людям

Все больше богатых людей по всему миру осознает, что старый подход — лечить болезни, а не искать причины старения — не работает. Цена промедления превышает $20 трлн — столько, по оценкам страховщиков, потребуется для содержания и лечения стареющего населения до 2030 года. Именно поэтому основатель Amazon Джефф Безос в январе 2022 года инвестировал $3 млрд в стартап по борьбе со старением Alto Labs, который займется исследованием процесса «перепрограммирования» клеток и их возврата в состояние стволовых (незрелые клетки, которые могут стать клетками различных органов и тканей организма. — Прим. Plus-one.ru).

Но главный вопрос в том, что пока никто не знает, как лечить старение. В октябре 2022 года американский фонд поддержки революционных инноваций XPRIZE собирается учредить премию в $100 млн для компании, которая сможет в течение года терапии уменьшить биологический возраст 50-летнего человека на двадцать лет.

В 2015 году США стали первой страной в истории, которая одобрила клинические испытания лекарства против старения на людях. Их инициатором стал директор Института исследований старения в медицинском колледже Альберта Эйнштейна Нир Барзилай, который на 3 тыс. человек в возрасте от 65 до 80 лет тестирует метформин. Этот дешевый и широко распространенный антидиабетический препарат показал высокую эффективность в вопросах продления жизни: среди принимающих его диабетиков смертность в среднем на 17% меньше, чем у людей без диабета. К тому же у них реже обнаруживается деменция. Задача испытаний — понять, тормозит ли метформин скорость возникновения других возрастозависимых заболеваний. Пока эффект этого исследования ничтожный, но именно оно по факту дает зеленый свет тестированию лекарств от старения на людях.

Сейчас не важно, тестируются ли сенолитики, метформин или «перепрограммируются» клетки, — какой препарат или технология выстрелит, пока неизвестно. Главное, чтобы испытания стали массовыми. При заинтересованности крупных инвесторов первые препараты от старения могут быть зарегистрированы уже в ближайшие десять лет. Правда, скорее всего, и продолжительность жизни удастся увеличить лет на десять. Для разработки более эффективных препаратов понадобится больше времени.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Беседовала

Маргарита Фёдорова