Трудно быть веганом?

Популярность растительного питания стремительно растет во всем мире: транснациональные корпорации инвестируют миллионы в веганские стартапы, постные продукты всерьез конкурируют со своими более традиционными аналогами, а социальные сети пестрят рецептами блюд на основе тофу и сои. В тренде оказалась и Россия — «капучино на миндальном» с недавних пор можно найти в большинстве кофеен. Однако согласно недавнему опросу, лишь один из ста россиян перестал употреблять мясо по принципиальным соображениям. Корреспондент +1 побеседовала с веганами разных профессий и возрастов и узнала, как изменилась их жизнь после отказа от пищи животного происхождения.

Общество 11 мин на чтение Добавить в закладки
Фото: из личного архива

Ася Мицкевич, художник-иллюстратор, эко-активистка, блогер

28 лет, Москва

Я не сразу стала веганом. Сначала перестала есть мясо, потом мне разонравился вкус рыбы и молочного, и я долго была на постном питании. Позже узнала, какой ущерб экологии наносит животноводство, и с тех пор я этичный веган — не покупаю продукты животного происхождения, будь то еда, одежда или косметика. Сложно было отказаться только от сыра. Что касается веганских магазинных альтернатив, для меня они всегда были чем-то ненужным — я продвинулась чуть дальше и стараюсь питаться чище. А вот тем, кто только начинает переход, они могут помочь перестроиться морально.

Родственники все еще думают, что на меня повлияла мода и что это пройдет. Иногда нарушают мои границы, шутя про «картошку, которой тоже больно, когда ее режут», но в целом — ничего страшного. Хотя приходилось сталкиваться с неадекватными веганами, которые фанатично показывают другим свое превосходство. Сама я никогда не говорила людям, чтобы они перестали есть мясо. Если меня спрашивают, то я советую сократить потребление продуктов животного происхождения, объясняю почему, рассказываю про витамин B12. Учиться на чужом опыте — не самая лучшая идея, все очень субъективно, поэтому я никогда не давлю. Это был мой выбор, а не чей-то еще.

Николай Дубровский, программист, технический директор VeganIT

25 лет, Москва

Фото: из личного архива

Я являюсь этичным веганом, то есть отказался от продуктов животной эксплуатации, так как не считаю, что кто-то имеет право распоряжаться чужой жизнью без однозначного и четко выраженного согласия. Этическое веганство подразумевает, в первую очередь, перестройку сознания и некоторую корректировку моральных принципов. И, по крайней мере, так было у меня, когда сознание перестроилось, сложностей с отказом от любых продуктов не возникло. Друзья, далекие от веганства, конечно, поначалу ничего не поняли, но после нескольких бесед приняли мою позицию. С семьей все несколько сложнее. Я особо эту тему не затрагиваю, но общее мнение таково: это моя очередная придурь, и она скоро пройдет.

Это распространенный миф, что при переходе на веганство начинаешь много тратить на еду — мои расходы не увеличились. Конечно, покупательские привычки и маршрут немного меняются. В определенный момент я понял, что моя проблема с выбором продуктов, хоть и не особо острая, но несколько обременительна. Поэтому мы с еще двумя этичными веганками создали и развиваем приложение VegCode, которое по штрих-коду говорит, «по вегану» товар или нет.

Людмила, водитель трамвая

65 лет, Санкт-Петербург

В 1990-е годы в Россию начала проникать разная информация о растительном питании, появились книги Пола Брэгга, Геннадия Малахова. Я тогда очаровалась этими идеями, и впервые попробовала вегетарианство. Но потом начались политические перемены, и у меня просто-напросто перестало хватать денег на нормальную еду — я «опустилась» до самых дешевых сладостей и снова вернулась к мясу. В какой-то момент я все же поняла, что хочу жить долго, поэтому теперь я веган. Близкое окружение, естественно, об этом знает. Остальным стараюсь не рассказывать, и не пытаюсь никого убедить — бесполезно. У меня трое внуков, и моя дочь, будучи сама веганом, с рождения не кормит их продуктами животного происхождения.

Мой рацион на 90% состоит из запаренных каш, овощей, фруктов и растительных масел, реже — орехов, тофу, и меня это полностью устраивает. Чувствую я себя очень хорошо, практически не пользуюсь лекарствами, серьезно болела два раза в жизни. Да и выгляжу в свои 65 лет лучше некоторых ровесников. Самый мой большой недостаток — это плохое зрение: в магазин приходится ходить с лупой. Отношение людей, конечно, изменилось. Не представляю, что было бы, скажи я своей маме-блокаднице об отказе от какой-то еды.

Даниил Петухов, основатель веганской пиццерии Daner Pizza

26 лет, Санкт-Петербург

Фото: из личного архива

В 2009 году я переехал из Волгодонска в Санкт-Петербург и попал в одно из субкультурных сообществ. Там было принято вегетарианить, поэтому я довольно быстро перестал есть мясо и рыбу. Постепенно начал задумываться более основательно о том, что я выбираю, посмотрел несколько популярных фильмов о веганстве и мясной промышленности, и дело пошло по накатанной. Сейчас я не понимаю, почему кто-то должен умирать, страдать, проливать кровь за то, чтобы я чувствовал себя сытым. Кроме меня — никто.

Вся моя семья ест мясо и пьет молоко, но непонимания с их стороны нет, потому что они видят, что со мной все в порядке. Я не хочу ни на кого давить, зато готовлю крутую еду, и делаю довольно много для того, чтобы люди говорили «Вау!», когда пробуют веганские блюда — это мой стиль пропаганды. В последние пару лет веганство становится все более популярным, но на 10 тыс. веганов приходится миллион мясоедов, поэтому тренд трендом, но впереди долгий путь. Когда в очередной раз передо мной встал вопрос, где брать деньги на комнату и еду, я купил 50 коробок, замесил тесто, намазал его чем пришлось и позвал друзей. Услышал, как хорошо я готовлю, и на следующий день проработал первую пиццу и соусы к ней — так у меня появилась веганская пиццерия.

Христина Стрекаловская, редактор-музыковед в Мариинском театре

47 лет, Санкт-Петербург

Я родилась в 1971 году в вегетарианской семье, поэтому мясо и рыба никогда не были моей едой. А вот переход на веганство был моим осознанным выбором, который я сделала, когда переживала тяжелую психологическую травму и искала новые ресурсы для возвращения к жизни. Не менее важной была для меня этическая сторона, поэтому я не ношу мех, кожу, не вожу детей в цирк, пользуюсь косметикой, которая не тестировалась на животных. Мои дочки — вегетарианки. Я сама их так воспитала и надеюсь, что они сделают следующий шаг и перейдут на веганство. Со стороны людей я изредка встречаю непонимание. Сама никого не агитирую, но знаю, что должна быть «живой» рекламой веганства — стремлюсь быть спортивной, активной, здоровой. И это несложно: растительная диета действительно намного здоровее даже вегетарианской, не говоря уже о всеядной.

Хотя магазины переполнены пищевым мусором, все нужное там все равно есть: овощи, фрукты, крупы, орехи, растительное масло. В Европе веганские товары купить проще, чем в России, поскольку число веганов среди потребителей быстро растет, и рыночная система реагирует на спрос. Кроме того, веганство как образ жизни вызывает там меньше недоумений. Но и у нас вегетарианство уже давно не экзотика, вегетарианцы — не белые вороны. Веганов пока меньше, но именно за этим типом питания будущее.

Денис Шаманов, защитник прав животных, блогер

25 лет, Тосно

Фото: из личного архива

Я перешел на веганство, потому что считаю эксплуатацию животных несправедливой. Все животные продукты подразумевают колоссальные страдания и смерть, и если в этом никакой необходимости, зачем мне участвовать в насилии над невинными? Я стараюсь помочь увидеть это как можно большему количеству людей, но делаю это очень мягко, без оскорблений. Уверен, что если человек рассматривает веганство в качестве фундаментального этического принципа и не воспринимает животных как товар, он будет оставаться веганом всю жизнь.

Поначалу я и не догадывался, какой разнообразной, вкусной, недорогой и легкой в приготовлении может быть веганская кухня, поэтому ел просто макароны, рис, картошку, гречу и овощи. Сейчас мои кулинарные навыки все еще находятся на весьма скромном уровне, но я научился готовить пару-тройку вкуснейших блюд. Чувствую себя также, и испытываю удовольствие от того, что мой образ жизни соответствует моим убеждениям. Родные сначала отнеслись к моему выбору с непониманием, даже враждебностью — все же очень сильна в нашем обществе патриархальная идея о том, что «настоящий мужик» должен есть мясо. Кроме того, многие путают веганство с разными сектами. Однако со временем мне удалось найти с ними общий язык, и несколько знакомых даже перешли на веганство вслед за мной.

Соня Любарова, хозяйка веганской кондитерской «Кролик, беги!»

25 лет, Санкт-Петербург

Фото: из личного архива

Я отказалась от пищи животного происхождения по этическим причинам: хотелось быть справедливым и последовательным человеком, и веганство на этом пути оказалось неизбежным пунктом. Перестраиваться было не сложно, но немного страшно, потому что мне было 14, и многие пугали тем, что в таком юном возрасте это может быть опасно для здоровья, якобы, организм еще не сформировался. Близкие убеждения не разделяли, но уважали. За те 10 лет, что я веганка, некоторые друзья тоже стали веганами и веганками, но пара знакомых перестали веганить, потому что оказались в очень сложной жизненной ситуации.

При покупке продуктов с трудностями не сталкиваюсь, 95% своего рациона покупаю в супермаркете у дома. В веганском магазине покупаю иногда лакомства, но без них бы тоже нормально жила. Думаю, что за границей веганам живется не проще, а скорее приятнее, потому что там им уделяют больше внимания, больше люди более доброжелательные, и врачи лучше информированы. У нас же существует некий тренд, и на мою жизнь он влияет положительно: не нужно долго объяснять незнакомым людям, почему я что-то ем или не ем, достаточно сказать слово «веган».

Дарио Планерт, студент по обмену из Германии

24 года, Берлин

При переходе я руководствовался экологическими и этическими причинами. Кроме того, я люблю эксперименты, и опыт показал, что питаться по вегану совсем не так сложно, как говорят, поэтому я решил продолжить. В целом, все, включая мою семью, считали, что это довольно круто — не помню ни особо положительных, ни особо отрицательных реакций. Я никого не агитирую и думаю, что веганство — не единственный способ внести свой вклад в защиту окружающей среды. Каждый должен сам понять, какие у него возможности, и от каких удобств он готов отказаться.

В отношении продуктов я довольно гибкий: если не нахожу то, что ищу, то ужинаю просто морковью. В Иркутске есть два классных веганских ресторана. В первом бизнес-ланч стоит 190 руб. — меньше, чем я трачу на обед в университетской столовой в Германии. Второй чуть дороже, но зато шикарнее — там предлагают авторские блюда. Если сравнивать Россию и Европу, то в Европе больший выбор экзотических продуктов и альтернатив, но я бы сказал, что большой разницы нет. Кажется, самым главным недостатком России является убеждение многих людей в том, что отказ от мяса может происходить только под влиянием какого-то страшного культа.

Автор: Евгения Чернышёва
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter