Пионеры из глубинки

Корреспондент «+1» съездила в родовое поместье на Фестиваль экотехнологий, чтобы понять позицию людей, которые меняют свой образ жизни и перебираются из городов на природу.

Общество 13 мин на чтение Добавить в закладки

С Викой мы познакомились на первом курсе, когда жили в одном общежитии на разных этажах. Длинные черные волосы, лисий взгляд, обтягивающие водолазки — она была восхитительной и странной. Рассказывала про то, как вредно сушить голову феном, как лицемерна жизнь в городе, как ее сестра рожала дома, в собственной ванной, без докторов. Вика тоже хотела бы рожать в ванной.

На втором курсе умница и отличница Вика бросила экономический факультет и уехала домой. Потом она изредка мелькала в ленте новостей: вот она с бородатым фотогеничным мужчиной, вот она в деревне с мужем строит дом — странный, шестиугольный, без фундамента, вот у них ребёнок.

Фото Елены Палёновой

Фотографии родового поместья (так они назвали свой участок) выглядели как иллюстрации к «Доктору Живаго» ближе к концу книги: занесенные сугробами окна, деревянная изба, снежное поле. Так Вика стала последовательницей движения «Звенящие кедры России», которое также иногда называют «культом Анастасии».

Ежегодно в России, как Вика, поступают сотни, а то и тысячи человек. Сотни, а то и тысячи, вскоре сдаются. Идеализм и наивность разбиваются о скуку, быт и тяжелый труд.

Тем не менее родовые поместья — это довольно популярный способ дауншифтинга в России. Сейчас их около 450

Виновник появления «культа» — Владимир Мегре, в юношестве Пузаков, изменивший свою фамилию для большей импозантности. Он написал серию книг о волшебной, дикой и истинно русской девушке Анастасии. Она ходит голышом, ее ребенка воспитывает медведь, а кедры обладают внеземной энергией... Но если убрать эзотерику, запросы анастасиевцев — трогательно незамысловатые: своя территория, безопасный дом и возможность жить в экологически чистых условиях.

Родовое поселение
Родовое поселение "Миленки"
Фото Елены Палёновой

Экопоселения в Европе создаются при поддержке государства и бизнеса, с ориентацией на последние разработки в сельском хозяйстве и возобновляемой энергетике. В России неприкаянные поселенцы безо всякой поддержки уезжают в никуда, свято уверовав в свой особый путь и надеясь завещать детям не только землю, но и идеалы. Как вышло, что фантазии урожденного Пузакова, зарабатывающего на своей франшизе, вдохновили тысячи россиян на перемены? «Не стоит относиться к Владимиру Мегре с презрением. В конце концов, этот человек решил сделать экологию частью своего маркетинга еще в середине 1990-х. То есть задолго до хипстеров из модных лавок фермерских продуктов», — заключает главный редактор «Горький Медиа» Константин Мильчин.

Родовое поселение
Родовое поселение "Миленки"
Фото Елены Палёновой

Маленькая труднодоступная Швейцария

Поселение «Колыбель» появилось семь лет назад в Барышском районе Ульяновской области на месте заброшенной деревни Казаихи в 40 километрах от ближайшего города.

«Наш район называют „маленькой Швейцарией“ за сходство ландшафта: холмы, покрытые хвойным лесом, перемежаются небольшими равнинами», — рассказывает житель поселения Александр Липп.

«Объяснить по телефону, как проехать, без наличия карты иногда представляется невозможным», — говорится в описании «Колыбели» на сайте poselenia.ru

Сейчас «Колыбель» — это 56 гектаров арендованной земли, на которой живут 15 семей. Всего 55 человек, из них 26 детей, которые ездят в школу в соседнюю деревню. Магазин — в трех километрах. На зимовку остаются только семь семей, другие уезжают в город. Некоторые анастасиевцы презрительно называют таких людей «дачниками».

Портрет незнакомки в экопоселении
Портрет незнакомки в экопоселении
Фото Елены Палёновой

Поселенцы осваивают пермакультурное земледелие, хотя многие по-прежнему распахивают землю и засаживают ее, чем получится.

Раздельного сбора отходов в «Колыбели» нет: мусор вывозится на свалки, разве что компост идет на грядки, а некоторые типы неорганических отходов используются для фундаментов.

В пяти семьях есть солнечные батареи, которых летом хватает на освещение и на подзарядку ноутбуков и телефонов. В каждой семье имеются бензо- или газогенераторы. Автомобили тоже есть у всех.

Фото Елены Палёновой

«„Колыбель“ можно назвать „экопоселением“, но это не отразит его сути, так как приставка „эко“ — только одна из многих составляющих концепции родового поместья», — подчеркивает Александр.

Понимание идей Мегре — главный критерий приема в поселение. Слишком наивных и городских отсеивают

«Мы, бывало, отказывали ребятам: нам казалось, что они не готовы, не до конца „созрели“. Но сейчас мы сомневаемся в правильности своих решений. Может быть, вообще никому не стоит отказывать», — жалеет Александр Липп.

Сам он впервые прочитал Мегре 16 лет назад и сразу осознал, как хочет жить, но двигался к своей мечте постепенно. Пять лет назад он с семьей переехал из Тольятти в соседнюю с поселением деревню. Живут там круглый год и постепенно строят свое поместье.

«Мне 37 лет, а жене — 33. Сыну Святогору — шесть лет, Добрыне — три. У нас высшее образование, у меня финансовое, у жены — экономическое. Жена работала в банке, я занимался ландшафтным дизайном, строительством, информационными технологиями», — рассказывает он.

Главная проблема поселенцев — деньги

Проверенного способа зарабатывать всем вместе у поселенцев нет. Каждая семья выживает как может: кто-то делает мед, выращивает иван-чай и плетет пояса из крапивы. Кто-то строит дома соседям, кто-то кладет печки.

Фото Елены Палёновой

«Те семьи, которые еще не переехали в поселение насовсем и уезжают на зиму в город, занимаются там разными вещами: кто мануальной терапией, кто в судоходстве служит», — говорит Александр.

Все организационные вопросы в поселении решаются совместно, на собраниях «глав рода». В них участвуют, как правило, только мужчины.

«Женщины организуют собственные девичники, на которых делятся друг с другом мыслями, обсуждают общие задачи, рукодельничают, там царит особая, женская энергетика. А обсуждения задач на общих собраниях — порой сложные, много времени занимают, нужно строго следить за основной мыслью, быть логичным, решительным. Нужна мужская энергия», — подчеркивает Александр.

Фото Елены Палёновой

Сгореть и возродиться

Одним из первых поселений анастасиевцев был «Ковчег» в Калужской области, которому в этом году исполнилось 17 лет. Поселение в 121 гектар находится в 140 км от Москвы. От ближайшего города — 30 километров, из которых 12 — разбитая бетонка. Родники, хвойный лес и огромная запущенная церковь — так выглядит это место. Зимуют 60 семей — около 200 человек. Из них — 50 детей. Летом приезжают еще 70 человек. В «Ковчеге» — своя школа, где дети могут учиться до 10 класса.

В поселении есть раздельный сбор мусора, который появился почти фантастическим образом. Поселенцы узнали, что в соседнем городе Малоярославце находится завод по переработке пластика. Раньше предприятие работало только с крупными поставщиками, и жителей едва не выгнали с их просьбой принимать мусор из «Ковчега».

Сбор мусора в Родовом поселении Маленки
Сбор мусора в одном из российских экопоселений
Фото Елены Палёновой

Но анастасиевцы были настойчивы, и руководство завода сдалось. Теперь три раза в месяц поселенцы привозят на предприятие пять видов пластика.

Упаковку Tetra Pak отправляют в Калугу, а батарейки и ртутьсодержащие лампы отвозят на утилизацию в Обнинск.

«В планах — макулатура, жесть, и стекло», — сообщает Татьяна Брусова, которая отвечает за мусор в поселении. Не мусор, а вторсырье, поправляет она: «За словом стоит Образ». В «Ковчеге» — центральное энергоснабжение. Поселенцы пробуют пермакультурное земледелие — смешанные посадки, хольцеровские грядки, валоканавы.

«У нас — поселение родовых поместий, а экопоселение — это другое, это два разных Образа», — подчеркивает Татьяна: родовые поместья родились в России, а «эко — это с Запада, хотя понятия активно смешиваются».

29-летний Андрей Ветер попал в «Ковчег» девять лет назад: после серьезной болезни он осознал, что сильно устал от городской жизни, и переехал к своей маме. Она живет в «Ковчеге» почти с самого его основания.

Фото Елены Палёновой

«Стал учиться жить и дышать заново, — рассказывает Андрей, — я полюбил природу и людей, но труднее всего оказалось любить себя. Говоря образно, пришлось сгореть дотла и возродиться из пепла».

Будущую жену Андрей встретил на Купалу.

«Моя жена — моя ровесница, мастер спорта по метанию молота, массажист, также увлекается бижутерией», — говорит с гордостью житель поселения.

«В семье две дочки — пять лет и три года. Детей не страшно выпускать гулять по поселению»,  объясняет Андрей: там запрещено пить, курить, ругаться, мусорить, забивать животных.

Избежать проблем в жизни

Про поселение «Миленки» в Калужской области все анастасиевцы знают по августовскому Фестивалю экотехнологий. На этом ежегодном мероприятии причудливо смешиваются практическое и мистическое.

Лекция в поселении
Лекция в поселении "Миленки"
Фото Елены Палёновой

Поселенцы делятся информацией о том, как сделать печку или тростниковую крышу, где купить бестопливный генератор, работающий от энергии земли или ветра, как организовать устойчивое земледелие и детский сад.

Также этом году в программе  «сакральное садоводство», «плетение мандал», «семейные отношения и астрология», «женская славянская гимнастика», сухое голодание и натуропатия, «натуральные роды», «Оживающие Образы Русского Языка и Роли Женщины и Мужчины».

На фестивале можно узнать, как варить мятное варенье, делать пироги на закваске, колоду для пчел, конопляное пралине в шоколаде, штукатурку из глины и навоза. И там проходит мастер-класс «Как жить счастливо и радостно, избегая проблем в жизни»

Фестиваль выглядит как детский лагерь в день открытых дверей. Очень много детей, на деревьях — ленты, под деревьями — столы с дорогими сладостями и самодельными украшениями, стоят палатки для массажа.

Девушки совершают странные телодвижения на поляне перед главной сценой. Мужчина в красной рубахе читает лекцию об уборке в доме как главном предназначении женщины. Бородач мотается под деревом с засунутой в петлю головой — это, объясняют мне, помогает бороться с неврологическими заболеваниями и вредными привычками.

Фото Елены Палёновой

«Миленкам» 12 лет, поселение выросло из калужского книжного клуба фанатов Анастасии. До ближайшей деревни с магазином и школой — семь километров. В поселении — около 100 семей: 250 человек, из них — 130 детей, многие из которых — на домашнем обучении. 70 семей зимуют.

В этом году «Миленки» последовали примеру своих соседей из «Ковчега» и начали разделять мусор. Пробуют пермакультурное земледелие, приглашают специалистов читать лекции. У многих есть солнечные панели, есть один ветряк.

Фото Елены Палёновой

Недавно сюда провели электричество — раньше были только генераторы и дрова. «Можно нас назвать и экопоселением: ведь наши 300 гектаров граничат с национальным парком «Угра», — считают поселенцы. Все они рассказывают, что переехали из-за Мегре. 

В жизни в родовом поместье им больше всего нравятся природа: «хочешь искупаться — речка рядом», — размеренный ритм жизни: «можно выходной себе сделать в любой день недели», — и единомышленники «со светящимися глазами»

Большинство из поселенцев выглядят как те самые «славяне», которым стремятся сдавать квартиры московские арендодатели.

Жизнь в поселении
Жизнь в поселении "Миленки" Калужской области
Фото Елены Палёновой
«Я всегда здороваюсь с полем и растениями. Некоторые люди даже видят на поле ауры и понимают, какая для них трава подойдет», — рассказывает Мария Дьяченко на семинаре по сбору лекарственных трав

У нее два высших образования: переводчик и менеджер. Муж от первого брака пил и не разделял идеалов Марии. Поэтому она ушла от него и уехала из Томска на поиски родового поместья и нового мужа: нашла «Миленки» и Валерия. Мария рассказывает и о том, как трое из четырех детей родились в родовом поместье без помощи докторов.

Валерий подчеркивает: нужно рожать, как наши предки; успех родов зависит от настроя мужа

 Жители «Миленок» уклончиво отвечают на вопросы о доходах. Говорят, что зарабатывают хенд-мейдом, медом, рассадами, травами, строят дома на заказ, сдают домики в поселении в аренду.

Устойчивое земледелие в
Устойчивое земледелие в "Миленках"
Фото Елены Палёновой

«У нас тут есть иммигранты из Германии, Италии, Греции и Америки. Они русские, у них родители переехали за границу за хорошей жизнью, а они за лучшей жизнью приехали в «Миленки», — умиляется Мария.

«Тут качество жизни — самое высокое на земле», — подтверждает Валерий.

«Мне немного скучно в поместье, хочу путешествовать, увидеть мир, узнать разные культуры», — рассказывает 14-летний Тимофей, который находится на домашнем обучении.

Тимофей из поселения
Тимофей из поселения "Миленки"
Фото Елены Палёновой

У него три младших брата, говорит —  «как нянька за ними хожу».

«Я не собираюсь в университет, у меня нет цели потратить всю жизнь на образование, чтобы потом сидеть в офисе и получать стандартную зарплату», — говорит Тимофей

Он хочет пройти онлайн-курсы по фотографии, чтобы освоить профессию, которая поможет ему заработать деньги на исполнение его мечты о путешествиях.

Автор: Елена Палёнова
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter