За что борются люди с синдромом NIMBY и почему их обвиняют в эгоизме

Протесты против строительства в городах помогают сохранить природу

Во второй половине XX века появился термин NIMBY, который используется в отношении людей, выступающих против инфраструктурных изменений рядом со своим местом жительства. Одни специалисты считают, что такие жители руководствуются эгоистическими побуждениями и мешают социальному и экономическому развитию района. Другие, включая сотрудника Университета Рохэмптона (Лондон) Роса Кауарда, наоборот, уверены, что борцы против застройки вносят существенный вклад в решение глобальных проблем.

NIMBY — это акроним фразы Not In My Back Yard, которая с английского языка переводится как «Не на моем заднем дворе». Согласно энциклопедии Britannica, этот термин появился в середине 1970-х годов, когда жители США боролись против строительства атомных электростанций (АЭС), в том числе желая предотвратить появление АЭС Seabrook Station Nuclear Power Plant в штате Нью-Гемпшир. Строительство ее первого энергоблока было завершено в 1986 году. В 1980 году в газете Daily Press, выходящей в штате Вирджиния, была опубликована статья No One Wants Backyard Nuclear Dump (англ. «Никто не хочет ядерную свалку на заднем дворе») под авторством Эрни Гейтс, где говорилось о «синдроме NIMBY». Речь в ней шла о людях, выступающих против создания пунктов захоронения отработавшего ядерного топлива.

За что выступают люди с синдромом NIMBY

Исследователь из Университета Висконсина в Ла Кросс Адам Дрисколл отмечает, что люди с синдромом NIMBY борются против появления нескольких типов объектов. Одни потенциально могут нанести вред окружающей среде. К ним относятся свалки, мусоросжигательные заводы, промышленные предприятия и другие. Другие — вышки сотовой связи, аэропорты — способны испортить внешний облик района. А третьи негативно влияют на качество жизни общества — это тюрьмы, психиатрические учреждения и приюты для бездомных.

Так, в 2018 году жители Савёловского района Москвы протестовали против открытия «Культурной прачечной» для бездомных — совместного проекта петербургской благотворительной организации «Ночлежка» и фонда «Второе дыхание». Организации арендовали помещение, однако из-за сопротивления местных жителей они были вынуждены от него отказаться. Во главе протестующих оказалась москвичка Кэри Гуггенбергер, которая объясняла, что при открытии прачечной «Ночлежка» нарушила нормы СанПиНа. Кроме того, представители организации, по ее словам, не желали налаживать коммуникацию с местными жителями и «навязывали свое мнение». «Нас обзывали всевозможными словами, нас унижали, — говорила женщина в интервью BBC. — А мои соседки-бабушки просто плакали: как это так, неужели всех бездомных Москвы притащат в наш район?». Прачечная в Москве так и не открылась. Зато в 2020 году Беговом районе появились консультационная служба и приют «Ночлежки» на 24 человека.

Нередко сторонники NIMBY выступают и против строительства новых жилых домов. В 2016 году аналитики из исследовательской организации Centre for London изучили научную литературу по теме, а также провели интервью с несколькими жителями Лондона, чтобы узнать, что движет противниками жилой застройки. Как выяснилось, люди опасаются того, что рост населения создаст чрезмерную нагрузку на инфраструктуру, включая автомобильные дороги, общественный транспорт и учреждения здравоохранения. Они также боятся, что стройки станут источником шума и опасности. По мнению некоторых лондонцев, появление новых зданий может изменить характерные особенности места, которое они считают своим домом. Еще один страх связан с тем, что застройщики могут игнорировать интересы местных жителей.

На сайте канадской образовательной организации Corporate Finance Institute (готовит финансовых аналитиков) тоже говорится о различных причинах возникновения синдрома NIMBY, среди которых недоверие людей к застройщикам, страх перемен и нежелание утрачивать сформировавшуюся в сообществе культуру.

Для решения этих проблем эксперты из Centre for London рекомендовали анализировать запросы и потребности местных жителей и учитывать их при запуске новых проектов. При этом сторонников NIMBY также нередко критикуют. В частности, их обвиняют в том, что они не учитывают возможные положительные последствия изменений на близлежащих территориях. Например, они не принимают во внимание тот факт, что строительство аэропортов открывает новые возможности для трудоустройства и повышает туристический потенциал региона. Они также забывают о том, что возведение новых домов помогает повысить уровень доступности жилья и стимулирует экономическое развитие территорий.

О том, что термин NIMBY часто используется в негативном ключе, говорит Рос Кауард из Университета Рохэмптона. В колонке для издания The Guardian он пишет, что этим словом называют людей, которые живут в благоприятных условиях и хотят лишить этой возможности других. Например, они препятствуют строительству доступного жилья, которое, по словам властей и девелоперов, необходимо малообеспеченным слоям населения. Однако на деле оказывается, что большая часть строящегося жилья — это дорогие дома «с четырьмя-пятью спальнями», которые многие не могут себе позволить, говорит Рос Кауард. Даже если изначально застройщики обещают возвести доступное жилье, после получения разрешения на строительство они полностью или частично отказываются от своих планов.

Протесты в Лондоне против строительства высокоскоростной железной дороги HS2
Протесты в Лондоне против строительства высокоскоростной железной дороги HS2

Защита окружающей среды

Девелоперы также могут утверждать, что новая инфраструктура принесет пользу окружающей среде. Но и эти тезисы не подтверждаются действительностью. Так, жители района Пэкхем в боро Саутварк сейчас протестуют против застройки открытого участка с зелеными насаждениями. Место, также известное как Peckham Green, среди прочего используется для встреч и общения. На территории должен появиться жилой комплекс Flaxyard. В трех зданиях высотой четыре и шесть этажей расположатся 120 единиц муниципального жилья, большая часть которых будет сдаваться в аренду. Заказчиком выступает совет Саутварка, автором проекта — архитектурное бюро Levitt Bernstein, а застройщиком — компания Bouygues UK. Совет Саутварка также планировал превратить в жилой комплекс здание своего офиса Sumner House. 48 расположенных в нем квартир должны были быть проданы частным лицам. Полученные средства планировалось направить на финансирование инициативы по возведению в боро 11 тыс. новых домов с доступным жильем к 2043 году.

Представитель совета Саутварка пояснила, что на этапе планирования власти консультировались с местными жителями и другими заинтересованными сторонами. «Мы уверены, что застройка улучшит окружающую территорию, а также обеспечит местных жителей высококачественными новыми муниципальными домами», — подчеркнула она. 14 июня совет Саутворка сообщил в Twitter о том, что он отказывается от реконструкции Sumner House. Это, как пишет издание London News Online, дало надежду местным жителям: они намерены протестовать против строительства и дальше.

К сторонникам NIMBY можно причислить и жителей Великобритании, которые борются против строительства высокоскоростной железной дороги HS2. Она должна связать такие крупные города, как Лондон, Манчестер и Лидс. Первый участок HS2 от столицы до Уэст-Мидлендс должен открыться между 2029 и 2033 годами. Активисты из британской благотворительной организации Woodland Trust утверждают, что строительство приведет к уничтожению по меньшей мере 108 древних лесов (леса, существующие с 1600 года в Англии и Уэльсе и с 1750 года в Шотландии. — Прим. Plus‑one.ru), которые служат средой обитания для многих видов растений и животных. Часть лесов, по их словам, будет вырублена в процессе стройки, а еще часть пострадает косвенно — из-за шума и загрязняющих веществ.

Рос Кауард подчеркивает, что для людей, которые борются против строительства домов, дорог или электростанций, приоритетом является не отстаивание личных интересов, а защита окружающей среды. Зачастую они выступают за сохранение территорий, которые не защищаются государством, но приносят много пользы местным сообществам. «Возможно, нам нужно не упразднять этот термин, возможно, нам нужно изменить его назначение, — говорит эксперт. — NIMBY больше не должно означать Not In My Back Yard, а должно означать Nature In My Back Yard (от англ. — „Природа на моем заднем дворе“). Потому что, на мой взгляд, беспокоиться о сохранении биоразнообразия в будущем — это определенно не эгоистично».

Подписывайтесь на канал +1 в Яндекс.Дзен.

Автор

Евгения Чернышёва