Как разжечь аппетит к отходам

Каждый год в мире теряется, портится и выбрасывается треть еды. Этого объема хватило бы, чтобы накормить почти половину населения планеты. Что нужно сделать, чтобы сократить потери продовольствия в России? Как наладить раздельный сбор и переработку пищевых отходов? Plus-one.ru задал эти вопросы ведущим российским экспертам.

Фото: istockphoto.com

Чего в России больше — продовольственных потерь или пищевых отходов

Спойлер: скорее всего — второго, но точных данных нет

«В России нет точной официальной статистики ни по продовольственным потерям, ни по пищевым отходам. Более того, отсутствуют принятые методики подсчета и того, и другого. У нас этот вопрос исследуют в цифрах разве что российское отделение Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, а также ряд независимых экспертных групп — в их числе аналитики „Сколкова“ и „ТИАР-Центра“.

При этом цифры очень сильно различаются. Еще сложнее оценить экологический след от таких потерь и отходов. Безусловно, в обоих случаях он очень велик, и обе проблемы у нас в равной степени серьезные».

Анна Успенская, соорганизатор проекта «Фудшеринг Russia»

Анна Успенская, соорганизатор проекта «Фудшеринг Russia»

«В процентном соотношении, по нашим данным, больше именно пищевых отходов. В частности, отходы домохозяйств составляют 42% от общих утрат, отходы ритейла — 14%».

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

«По нашим оценкам, в России совокупно потери и отходы превышают 41% от всего объема продовольствия. Вклад цепочки поставок от поля до производства и склада — более 24% (из общей цифры в 41%). На сельхозпроизводство приходится 8%, на транспортировку — 3,4%, переработку — 8,7%, логистику и хранение — 4,3%. Вклад ритейла — 4,85%. Самый проблемный этап — это потребление в домохозяйствах, на которое приходится 12%».

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Как бороться с продовольственными потерями в производственных цепочках

Спойлер: внедрять технологии для повышения эффективности цепочки поставок и передавать нереализованные продукты в банки еды

«Предотвращение потерь должно затрагивать всю цепочку целиком — а в случае, если потери неизбежны, они должны перерабатываться и возвращаться в биологический цикл. Возможностей организовать это — множество. Это различные решения для планирования производства и поставок на основе big data по актуальному спросу, технологии переработки как можно ближе к месту выращивания, распределение продукции с истекающим сроком годности (например, сотрудничество с банками еды) и, наконец, переработка в компост и биогаз. Все это экономически выгодно всем участникам цепочки, ведь вместе с продовольственными все они несут и финансовые потери».

Татьяна Честина, руководитель «Зеленого движения России «ЭКА»

Татьяна Честина, руководитель «Зеленого движения России «ЭКА»

«Недостатки планирования, неверный температурный режим, перебои в транспортном обслуживании — причины проблем могут быть самыми разными. При нынешнем объеме продовольственных потерь и отходов любой шаг по его сокращению очень важен. Большой эффект окажет повсеместное внедрение IT. Подобных решений создано уже немало. Есть, например, ПО для оптимизации цепей поставок ToolsGroup, разработанное на основе облачных решений Microsoft. Им пользуются многие ведущие производители».

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

«Один из способов сокращения продовольственных потерь — передача излишков в банки еды. Фонд „Русь“ получает продукцию от производителей и распределяет ее среди нуждающихся, используя как посредников собственные региональные отделения (которые имеют собранную базу семей и пенсионеров, нуждающихся в помощи), партнерские НКО и епархии.

Но это комплексная работа, которая зависит не только от нас. Важно пытаться сохранить уже произведенную продукцию в продовольственной цепочке. При этом должны развиваться не только технологии производства, но и системы утилизации. То, что не получилось передать в помощь людям, можно использовать как корм для животных, компост или перенаправить в промышленное использование — например, на получение топлива».

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

Как бороться с пищевыми отходами на стороне ритейла

Спойлер: развивать сотрудничество с банками еды, рассказывать покупателям о выгодах ответственного потребления, предоставлять скидки на продукты с истекающим сроком годности

«Рестораны, которые придерживаются принципа осознанного потребления, стараются использовать в приготовлении блюд все составляющие продуктов — луковую шелуху, ботву свеклы и так далее, — а какие-то остатки — те же кости или субпродукты — отправлять в собачьи приюты.

Мы же боремся в первую очередь с потерями готовых блюд в кафе, а не на фабрике-кухне. Несколько лет назад мы начали развивать свой проект фудшеринга, передавая оставшуюся в конце дня еду с неистекшим сроком годности подопечным фондов».

Мария Лошкова, директор по маркетингу и PR сети кафе Prime

Мария Лошкова, директор по маркетингу и PR сети кафе Prime

«В Финляндии продукты с истекающим сроком годности выставляются в магазины с нулевой ценой, а в США торговые сети передают товары в банки еды (их более 200 по всей стране).

Важно, чтобы ритейлеры транслировали идею сокращения пищевых отходов и в коммуникацию с потребителями. Например, коммуникация „одинокий банан“. Одиночные бананы покупают менее охотно, хотя они ничуть не хуже тех, что в связках. Ответственные ритейлеры выкладывают остатки от связок в отдельные ящики и сообщают покупателям, что, приобретая такие бананы, они сокращают пищевые отходы».

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

«Необходимы гибкие подходы — начиная со скидок на товары с истекающим сроком годности и заканчивая их передачей на благотворительность. Должна развиваться соответствующая инфраструктура, готовая принять эти продукты. На текущий момент, если крупные сети решат отдавать все непроданные товары хотя бы в одной Москве, ни одна благотворительная организация с таким объемом не справится».

Анна Успенская, соорганизатор проекта «Фудшеринг Russia»

Анна Успенская, соорганизатор проекта «Фудшеринг Russia»

«Нашему ритейлу следует прекратить следовать подходу „переполненных полок“ и начать повышать эффективность планирования, а еще — работать с банками продовольствия.

В России доступны фудшеринг-сервисы самого разного формата. Волонтеры foodsharing.ru заберут продукты питания из кафе и магазинов для распределения между нуждающимися и экоактивистами. Кафе, желающее отбить затраты на продукты, может работать с сервисом EatMe — приложением, которое продает еду из ресторанов и столовых со скидкой до 80%.

Мы запустили ресурс 1mlntons.ru, где собрали информацию об основных российских сервисах фудшеринга. С помощью этой платформы любой желающий отдать или получить еду может найти удобный для него сервис».

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Что мешает торговым сетям, ресторанам и кафе делиться едой

Спойлер: законодательный запрет на реализацию некондиционных товаров и налоги на передачу продуктов благотворительным организациям

«В первую очередь необходимо сделать так, чтобы фудшеринг перестал быть убыточным. Для этого должна решиться налоговая проблема — чтобы не было такого, что организации дешевле выбросить продукты, чем пожертвовать, потому что пожертвование облагается налогом. Потом можно будет думать о том, как добиться от государства введения налоговых вычетов.

Есть еще проблема с законодательным статусом некондиционных товаров — с незначительными повреждениями упаковки, неправильной маркировкой, несущественными ошибками в составе и так далее. Сейчас все, что нельзя реализовывать из-за несоответствия нормативам, нельзя и отдавать бесплатно. Нужно выделить некую промежуточную категорию».

Анна Успенская, соорганизатор проекта «Фудшеринг Russia»

Анна Успенская, соорганизатор проекта «Фудшеринг Russia»

«Передавая продукты фондам, мы вынуждены платить НДС. Фактически они облагаются таким же налогом, как если бы мы их продали. Благодаря неравнодушным НКО ситуация начинает меняться. В рамках указа президента от 31 апреля 2020 года благотворители, которые передают в дар необходимые фондам продукты, на время режима повышенной готовности в связи с пандемией могут избежать уплаты НДС на конкретные товары. Однако эти условия распространяются не на все фонды, а только на вошедшие в реестр Минэкономразвития.

Вторая сложность — фудшеринг у нас только развивается. В Европе все желающие могут сами прийти за бесплатными продуктами в супермаркеты, рестораны, кафе. Выстраивается очередь, и это не вызывает недоумения у прохожих. У нас же продукты питания ежедневно забирают из кафе волонтеры. Если их у фонда нет, мы автоматически сталкиваемся с проблемой доставки».

Мария Лошкова, директор по маркетингу и PR сети кафе Prime

Мария Лошкова, директор по маркетингу и PR сети кафе Prime

«Текущее законодательство жестко в оценке качества продуктов. Согласно ему, по истечении срока годности товар не пригоден для безвозмездной передачи нуждающимся. Допустим, кофе — он не стал непригодным или вредным, но передать его на благотворительность невозможно.

Здесь требуется работа экспертов для проработки каждой категории продуктов. В европейских странах используются понятия best by и best before. Товары с истекшим сроком best by законодательно определены как пригодные к употреблению».

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

«При безвозмездной передаче налоговая нагрузка может составлять до 40% стоимости товара (налог на прибыль + НДС). В этом вопросе уже есть позитивный сдвиг. В июне приняты поправки в Налоговый кодекс, которые позволяют компаниям не платить налог на прибыль с продуктов, передаваемых на благотворительность, в объеме, не превышающем 1% выручки. Надеюсь, такие же изменения коснутся и НДС.

Исходя из наших расчетов, в России вполне реально до 2024 года выйти на объем 1 млн тонн спасенной еды в год. Большие перспективы есть у таких категорий, как зерновые и хлебобулочные изделия, молочные продукты и картофель. Сегодня это топ-3 продуктов, генерирующих пищевые отходы в нашей стране. Вместе с тем большинство из них хорошо „шерятся“, их можно без риска распределять между нуждающимися — в отличие, например, от мясных продуктов с истекающим сроком годности.

Для взлета фудшеринга в России нужно три компонента. Первый — комфортное государственное регулирование, связанное с определением статуса продукции для фудшеринга и ее налогообложением. Второй — развитие технологических платформ, обеспечивающих быстрый рост числа участников. Важно сделать еду с истекающим сроком годности такой же мобильной, как такси в Москве. Третий — нацеленность бизнеса на максимально эффективные использование и реализацию продуктов.

Среди тех, кто уже работает с фудшерингом, — крупнейшие компании, в том числе PepsiCo, X5 Retail Group, „Дикси“, Mars, Cargill, Billa, Danone, Procter & Gamble».

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Что мешает развивать переработку пищевых отходов и как ее наладить

Спойлер: неготовность инфраструктуры и людей к раздельному сбору мусора; нужны политическая воля, просветительские кампании и измельчители на раковину

«В вопросе пищевых отходов есть большие трудности с переработкой — в частности, потому, что их необходимо отделять от упаковочных материалов. На заводах это сделать сложно, а культура первоначальной сортировки мусора и разделения домохозяйствами в нашей стране только развивается».

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент «Фонда продовольствия «Русь»

«Совокупно домохозяйства и ритейл генерируют в России 17 млн тонн пищевых отходов ежегодно. Это примерно треть всех твердых коммунальных отходов нашей страны. Такого объема еды хватило бы, чтобы прокормить в течение года 30 млн человек — это больше, чем число россиян, живущих за чертой бедности (около 20 млн).

По нашим подсчетам, за 2019 год с помощью фудшеринга удалось спасти лишь 7 тыс. тонн еды — сотые доли процента от 17 млн тонн, превращающихся в отходы ежегодно. Главная причина в том, что большинство производителей, продавцов и потребителей не считает пищевые потери и отходы значимой проблемой.

Даже экологи, продвигающие раздельный сбор, говорят о пластиковых пакетах, одноразовых стаканчиках, но практически никогда — о пищевых отходах. Люди заблуждаются, думая, что еда — это „добрые“ отходы, которые растворяются в окружающей среде, не нанося ей ущерба».

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

Антон Губницын, генеральный директор «ТИАР-Центра»

«Идея раздельного сбора вторсырья даже без органики с трудом продвигалась в нашей стране. У нас в этом направлении практикуются лишь локальные инициативы — например, в Оренбурге на общегородском уровне раздельно собирают пищевые отходы.

Для развития их сбора требуются политическая воля (прежде всего, на региональном уровне, где утверждаются территориальные схемы и региональные программы по обращению с отходами), инфраструктура и работа с населением. Все это вполне реально — особенно с учетом того, какие потери, финансовые и экологические, несут регионы от мусорной проблемы.

Наиболее предпочтительный способ переработки пищевых отходов — компостирование, при котором питательные вещества возвращаются в почву. Однако для крупных городов оптимальным подходом может стать массовая установка бытовых измельчителей (диспоузеров) — при условии, что затем из осадка сточных вод производится биогаз, как на Курьяновских и Люберецких станциях аэрации.

Внедрять диспоузеры можно по аналогии с водосчетчиками: измельчитель — это номерной прибор, и для всех, кто его установил и поставил на учет, снижается плата за вывоз мусора».

Татьяна Честина, руководитель «Зеленого движения России «ЭКА»

Татьяна Честина, руководитель «Зеленого движения России «ЭКА»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Илья Арзуманов