Как фотомодель бросила карьеру и стала помогать больным детям

Plus-one.ru запускает рубрику «+1 Герой». В ней мы будем рассказывать о тех, кто создает что-то новое и хочет изменить свою страну, часто вопреки общественному мнению, стереотипам и обстоятельствам. Наши герои — это социальные предприниматели, волонтеры, активисты. Открывает рубрику история Ольги Ворониной, которой за пять лет удалось пройти путь от волонтера-одиночки до куратора проектов фонда Encore Charity Foundation. Ей пришлось встретить много страданий и равнодушия, помощи и препятствий, преодолеть себя, чтобы сделать больных детей чуть счастливее, исполнив их мечты.

неверный url
Фото из личного архива

С помощью Инстаграм Ольге удается собирать сотни тысяч рублей в месяц на лечение и исполнение желаний тяжелобольных детей. У ее страницы — более 14 тысяч подписчиков. Люди откликаются, помогают деньгами, вещами, связями. И никакого волшебства, везения, стечения обстоятельств. Работают простые, но эффективные правила.

Во-первых, картинка должна радовать глаз. Ольга часто участвует в съемках как фотомодель — и для привлечения внимания выкладывает собственные фотографии. А вот изображений детей на больничных койках на ее странице почти не встретишь: «В самом начале я пару раз пробовала выкладывать фотки детей в тяжелом состоянии, но сразу поняла: делать этого нельзя. Допустим, я их выложу, вы дадите мне деньги, а дальше либо отпишетесь, либо будете игнорировать последующие просьбы о помощи. Так это обычно бывает. И, как ни странно, если я хочу помочь детям, то должна их показать либо где-то „на карусели“, либо не показывать вообще».

Во-вторых, важен не только визуальный ряд, но и тексты. Каждый пост написан понятным языком — никаких «розовых соплей» или слезных прошений с десятками восклицательных знаков. Ольга не заигрывает со своей аудиторией:

«У меня принцип: я до самого конца не пишу, как им хреново. Наоборот — если девочка Таня попросила на Новый год игрушечный танк, я не пишу, что у Тани онкология глаз и ей очень надо для начала хотя бы увидеть этот танк. Я пишу: «Таня попросила танк, Таня крутая».

Совсем недавно Ольга поразила подписчиков своим фото: она постриглась очень коротко, почти налысо. Говорит, что перемены во внешности — реакция на боль, которую приходится переживать глубоко внутри. Решение приняла спонтанно: когда по просьбе тяжелобольных детей привезла к ним в Онкоцентр им. Н.Н. Блохина Михаила Литвина — блогера с 10 миллионами подписчиков. С ним захотели сфотографироваться все дети. И вдруг сначала одна мама натягивает на безволосую голову ребенка капюшон, потом вторая, третья... Тем же вечером Ольга пошла в парикмахерскую.

Как исполнить мечты детей

Сегодня в Ольге — яркой молодой женщине с короткой стрижкой и татуировками на руках, которая нет-нет да и ввернет в речь крепкое словцо, не разглядеть ту, кем она была еще несколько лет назад — домохозяйку с «оленьими глазками» в огромной машине и с «золотой картой» от мужа, дающей возможности неограниченных покупок. Но ей хотелось тратить деньги не на вещи, а на радость тех, кто в этом нуждается. «Потом случился развод — мы разошлись, но сохранили дружеские отношения. Бывший муж помогает мне и Лали», — говорит Ольга. После развода контент страницы Ворониной в Инстаграм, где до этого появлялись фотографии котиков и любимой двухлетней дочери, изменился — как и она сама.

Подписчиков своих она бережет от «негатива и ада», отказываясь погружать их в будни хосписов, домов престарелых и онкоцентров. Ольга понимает: люди приходят на ее страницу не за этим, а чтобы почувствовать себя причастными к хорошему делу. И она дает им чувство сопричастности, подробно отчитываясь, на что потрачены средства подписчиков, к чему привели их усилия.

У подопечных Ольги есть мечты, и они сбываются. Две девочки — Лиза и Стефания — по очереди побывали на съемках программы «Вечерний Ургант», получили в подарок сувениры, сфотографировались с «Ваней» и «Митей». Команда программы сделала все возможное, чтобы съемки стали комфортными и запоминающимися детям. Такое отношение, уверяет Воронина, встретишь не часто.

Другая ее подопечная побывала в одном из самых крупных столичных океанариумов.  Благодаря подписчикам удалось собрать достаточно денег, чтобы ребенок мог провести в бассейне с животными несколько незабываемых часов — поиграть с дельфином, посмотреть на тренировку косаток, вкусно перекусить и купить игрушки на память.

Этим летом Ольга исполнила мечту Никиты — пообщаться со звездой НХЛ Александром Овечкиным. Для Ворониной это был личный вызов: как быстро найти звездного хоккеиста? Казалось, проще отступить. Чтобы дозвониться до некоторых отечественных звезд, нужно пройти через кордон пресс-секретарей и агентов. Прежде ей уже приходилось просить ребенка «пересмотреть» мечту. Но с Овечкиным, мировой звездой, все оказалось проще. Призыв в Инстаграме о помощи в поиске хоккеиста обернулся сотнями репостов. Чиновники, звезды кино, эстрады, спорта бросились звонить Александру. Как только он понял причину сотен звонков, мгновенно согласился. Ольга вспоминает: «Мы с Никитой потом разговаривали. Он сказал: «Это полное сумасшествие, когда тебе звонит Овечкин! У меня теперь есть его номер. Я могу ему написать. Я ничего не пишу, но от того, что я могу ему написать, я такой счастливый. И когда я оклемаюсь, он со мной на лед выйдет». Теперь каждый, кто слышал об этой истории, нет-нет да и спросит Ольгу: ну как, Овечкин слово свое сдержал? Она отвечает: он бы его сдержал, но болезнь забрала Никиту.

Эта история стала важной вехой в жизни самой Ольги: «Я очень закомплексованная, мне всегда казалось, что мозгов хватило только на то, чтобы родить ребенка, но ничего толком добиться не удалось. А тут такое! До этого я не была уверена в своем пути. Но после истории с мечтой Никиты точно поняла: я на своем месте. А еще я должна делать все, чтобы люди поняли, что больному ребенку, которому ничем не помочь, на самом деле помочь можно — подарить ему счастье, пусть на пять минут, на десять, на день!»

Изнанка благотворительности

За свои 33 года обратную сторону филантропии Ольга узнала сполна. Она стала буфером между прекрасным миром на страницах Инстаграма и реальностью. Что там — за красивыми фото в сети? А вот что: долгие часы на связи с мамами и докторами, постоянные поездки в онкоцентры, детские дома, дома престарелых. Тем тяжелее получать вечером такого дня пачку сообщений в личку.

«Каждый божий день пишет какая-нибудь постоянная подписчица с настойчивой просьбой: болен отец друга сына — разместите его историю и номер карточки. Я говорю „Нет“, потому что, во-первых, я помогаю детям и есть очередь, а во-вторых, я не беру непроверенные истории из-за тысяч мошенников. И начинается: „Ну вам что, так сложно?“. И сволочь получаюсь я. Им кажется, что я за две секунды могу любому деньги собрать, а им самим это делать почему-то стыдно».

А ведь все, как уверяет Ольга, довольно просто. Если в беде твой одноклассник — проведи внеплановую встречу класса для сбора пожертвований. Если коллега — устрой благотворительный аукцион прямо на работе. Способов много — было бы желание! В консультации, как действовать, она никому не отказывает.

Есть и такие, кто бросает ей обвинения: «Зачем делаете то, чем должно заниматься государство? Из-за таких, как вы, оно и не шевелится». Или: «Государство дает старикам и детям все, что нужно, — вы просто наживаетесь на благотворительности».

В ответ на обвинения Ольга всегда предлагает «поднять свою задницу» и поехать с ней в дом малютки, чтобы посмотреть, достаточно ли ребенку трех положенных подгузников в сутки, например, но за все эти годы никто так и не составил ей компанию. Зато сообщения приходят каждый день: «Мы видим на фото — у вас столько шмотья дорогого! Деньги вы с нас собираете, чтобы шмотье себе покупать?» Я — профессиональная модель, и это шмотье на фотках — даже не мое. Я параллельно пытаюсь подзаработать, чтобы мне было на что жить, потому что, если не воровать в благотворительности, то тут денег нет».

Самые сильные удары Ольге наносят обычно матери тех, кому она собирает средства на лечение. «Недавно одна девушка меня спросила: нет ли у меня ощущения, что эти мамы к тебе присасываются, как пиявки, и ты их уже отодрать не можешь? Иногда это правда: некоторые ведут себя так, словно я им вечно должна. Например, смотрят мою страницу в Инстаграм и думают вслух полунамеками, что, мол, мы же видим, что у тебя дорогой телефон или что ты в ресторане сидишь с хорошо одетой дочкой. Но я же не могу совсем не ходить в рестораны или не покупать себе телефон — и да, у моего ребенка брендовая одежда, но у Лали прекрасный папа, он обожает дочь и балует ее», — говорит Ольга.

неверный url
Фото из личного архива

На критику мам больных детей в обществе существует негласное табу. Но они тоже, увы, не ангелы. Ольга до сих пор с ужасом вспоминает один из первых в своей жизни сборов денег. На операцию мальчику, больному эпилепсией, была необходима сумма 1,3 млн рублей. Каждый день мама ребенка присылала Ольге видео его мучений — как будто подстегивала. В итоге деньги Воронина собрала и передала матери, операция отменилась, но мать не стала возвращать собранную сумму. А Ольга сходила с ума от переживаний. Она не могла отчитаться перед жертвователями, у которых вымаливала средства. Выходит, она мошенница? Ведь всех обманула! Потом выяснилось, что таких мам много.

Есть и такие, кто открывает повторные сборы после похорон собственных детей. «Родители морально, физически и финансово истощены, и поступают так от безысходности или накопившейся злобы», — пытается объяснить их действия Ольга.

Но есть и другие случаи, когда родители становятся жертвами мошенников. Например, у одной из подопечных Ольги, больной девочки, обнаружились аж два фальшивых профиля в соцсетях, где открыт сбор денег. Одну из этих страниц «распиарил», не особо погружаясь в подробности, известный блогер. И теперь мама ребенка не знает, что делать: «Подумают, что мы мошенники, и в следующий раз нам уже никто не пожертвует».

Встреча с единомышленницей

Ольга Воронина не скрывает: она счастлива, что стала частью фонда помощи тяжелобольным детям и молодым взрослым Encore Charity. Теперь она точно понимает, кому и когда помогает. Стихийности стало меньше, что для этой работы — несомненный плюс. Кроме того, она, наконец, перестала собирать деньги на собственную карточку: «Помогать лучше всего через фонд, ведь тысячи людей, которые открывают индивидуальные сборы, просто воруют средства, в том числе некоторые мамы, которые получают деньги на личные счета и не отчитываются за них. Конечно, фонд — тоже не панацея. Фонды бывают разные».

«С некоторыми больницами мы работать отказались, потому что там в лоб спрашивают: „Сколько вы будете пилить?“ То есть у них уже отлажена схема взаимодействия с некоторыми фондами. Сталкиваясь с таким, я могу понять, почему обычный человек не всегда доверяет благотворительным фондам. А мы пилить не будем».

Ольга уверена: работать надо прозрачно. Именно об этом они договорились с директором фонда Юлией Огановой, когда решили открыть Encore Charity Foundation. Юлия и ее муж долгие годы занимались благотворительностью. Они успешные бизнесмены, считают, что «сильный человек — добрый человек», и о своей помощи не распространяются никогда. Это принципиальная позиция.

Ольгу и Юлию свел случай. В дом престарелых срочно потребовался диван — и Воронина бросила клич в сетях. Решила: не будет собирать по копейке, а посмотрит, найдется ли кто-то, готовый сделать старикам такой подарок. И волшебник нашелся. Точнее, волшебница. Так и познакомились. Потом выяснилось, что между ними есть много общего: «Когда мы с Юлей начали работу, многие нас аккуратно спрашивали: вам что, заняться нечем? Один мой приятель, теперь уже бывший, вообще заявил: одни женам покупают салоны красоты, другие — благотворительные фонды. А мы недоумевали, почему с нами так разговаривают: мы же не кафе открываем, мы хотим людей спасать».

Когда Ольга в 28 лет начала заниматься благотворительностью, родные не сразу приняли ее выбор. Им было тяжело понять, почему она привозит бабушке и дедушке внучку, а сама мчится в детский дом. «Я им говорила: если я к ним не поеду, никто не поедет. Я должна. И со временем мама начала тоже включаться: то конфеты купит, чтобы я отвезла, то майки закажет для дома престарелых», — рассказывает Ольга. Теперь, пять лет спустя, выбор Ольги не кажется ее семье чем-то странным. Со временем близкие осознали важность ее работы и сотрудничеству с фондом были рады.

неверный url
Фото из личного архива

Планов у Ольги и Юлии много. Фонд уже начал сотрудничество с центром Рогачева. Сейчас Воронина горит идеей «Дня красоты» для мам тяжелобольных детей, которые дни и ночи напролет проводят в больницах. Например, одна женщина живет со своим ребенком в онкоцентре уже восемь лет. У таких мам нет ни времени, ни сил на себя. Они нужны детям, их сила, уверенность, сопереживание, помощь, забота лечат не хуже лучшего из врачей. «Стрижка и маникюр поднимут мамам настроение, помогут вновь почувствовать себя женщинами, отвлечься от суровой реальности стационара», — говорит Воронина.

«День красоты» для Ольги — не столько праздник, сколько колоссальная подготовительная работа. Нужны волонтеры-парикмахеры, мастера маникюра, визажисты. Кроме того, Воронина хочет собрать для женщин бьюти-боксы — наборы косметики и туалетных принадлежностей: «Это оказалось не так просто. Не каждая компания может или хочет помочь. Я-то обращаюсь ко всем — просить на такое не стыдно! Мы звоним и письма пишем подробные, детально объясняем, что, зачем, для кого. Недавно просили помочь центру Рогачева электрочайниками — написали целый манускрипт. И получили ответ. Самый лаконичный из всех, что я видела: „Нет“. И все».

Столкновения с такими «нет» — только более многословными и витиеватыми — часть ее работы. Так же, как подозрения и необоснованные обвинения — от чужих и тех, кто казался своим. Так же, как реальность детдомов, онкоцентров, домов престарелых. Тем не менее Ольга счастлива. Фонд для нее — продолжение важного дела: она любит людей и хочет им помогать. А как иначе это все можно было вынести?

Напоследок Ольга говорит: «Мы не матерые, как многие крупные фонды, мы только стартуем от платформы, как паровоз. Но я точно знаю, что вот этот паровоз я протащу, — не знаю, через страну ли, через город или лишь через улицу, но я его точно протащу. Я стопроцентно уверена, что нашла себя, и мне хорошо от того, что за спиной стоят семья и люди, которые в меня верят и меня поддерживают».

Автор

Татьяна Фрейденссон

Ваш Email