Четыре усадьбы и одни похороны

Почему в России исчезают заброшенные исторические усадьбы, и можно ли успеть их сохранить

Фото: holiday-trips.ru

Старинные усадьбы и купеческие дачи, храмы, мануфактуры — сотни исторических зданий по всей России, имеющие номинальный охранный статус или вовсе без статуса, стоят бесхозными. Легендарное прошлое многих из них связано с великими людьми и историческими событиями. А сегодня они гниют, горят, разрушаются и разворовываются. Но даже когда кажется, что никому до этих руин нет дела, находятся люди, которые пытаются привлечь к ним внимание.

«Сегодня, если вы хотите посетить усадьбу, то без проблем найдете координаты памятника в интернете. Десять лет назад все было значительно сложнее. Я шел в архив и искал старые карты с отмеченными на них усадьбами, но в реальности оказывалось, что дороги к ним уже давно заросли. Сегодня информации в открытом доступе больше, но некоторые усадьбы находятся в очень отдаленных местах, и до них по-прежнему невозможно добраться».

Слава Иванов, фотохантер, любитель старинной архитектуры

Фотохантинг — небезопасное занятие, требующее опыта и подготовки. Однако участники группы уверяют, что их главная цель — не «полазить по заброшкам» ради фото и видео величественных руин и хорошей дозы адреналина, а привлечь внимание общественности к историческим памятникам, объяснить местным жителям, какой высокой ценностью обладают руины, кирпичи от которых они растащили на заборы и сараи.

Слава Иванов — культуролог по образованию. Десять лет назад, еще студентом он начал путешествовать по России в поисках заброшенных усадеб. Хобби помогло ему собирать материал для научных работ. В 2009 году он создал группу Вконтакте «ЗАБРОШЕННЫЕ УСАДЬБЫ (и то, что от них осталось)», куда выкладывает фото и видео из своих поездок. Участники — сейчас их около шести тысяч — активно делятся в группе своими историями, фотографиями и координатами поместий. Фотокаталог группы по городам и регионам уже насчитывает 120 усадеб.

По данным Единого государственного реестра объектов культурного наследия, в России находится около 3 тыс. усадеб, из них 1,9 тыс. — регионального значения, 500 федерального, 50 — местного.

Судьба исторической «заброшки» во многом зависит от того, насколько она удалена от дорог и крупных населенных пунктов, считает другой фотохантер, Елена Иващук.

Благополучнее всего обстоит дело с православными храмами, на реставрацию и содержание которых находит средства Русская православная церковь (РПЦ). Но большая часть «заброшек» находится в госсобственности. Государство может признавать, например, что усадьба является памятником федерального значения, но средства на реставрацию не находит.

Дело на миллиард

В июле 2018 года в Псковской области сгорела усадьба Волышово — имение Васильчиковых и Строгановых. Власти обещали провести реконструкцию, восстановить то, что уцелело в огне. Трагедия нашла отклик среди местного населения и активистов. Уже второе лето подряд волонтеры приезжают в село Волышово — занимаются расчисткой территории от мусора и сорняков, проводят мониторинг и фотофиксацию состояния усадьбы. Но несмотря на их усилия, усадьба до сих пор в аварийном состоянии.

Вблизи заброшенная усадьба Васильчиковых выглядит удуручающе Фото: Пресс-служба администрации Псковской области

С высоты птичьего полета на усадьбу Васильчиковых Строколепный открывается великолепный вид Архивное фото

1/2

Вблизи заброшенная усадьба Васильчиковых выглядит удуручающе Фото: Пресс-служба администрации Псковской области

Активисты уверены: если памятник культуры будут посещать журналисты и блогеры, то государству будет сложнее закрывать глаза на проблему, и средства на восстановительные работы будут найдены. Но даже на организацию поездок и флешмобов нужны деньги.

«Если ты не сможешь на месте обеспечить еду и кров для добровольцев, то никто туда не поедет. Все благополучные примеры — когда усадьбы выкупают в частные руки и восстанавливают для своих нужд».

Слава Иванов, фотохантер

Во второй половине XVIII-XIX века помещичьи усадьбы играли ту же роль, которая в позднесоветское время отводилась градообразующим предприятиям: они были административными, социальными и культурными центрами, вокруг них кипела провинциальная жизнь. И сегодня они могли бы привлекать в глубинку туристов и создавать рабочие места.

Существуют примеры благополучных памятников архитектуры, которые работают как площадки для проведения концертов, фестивалей и выставок. Но сначала у них появился собственник. Или арендатор.

1 кв. метр за 1 рубль

С 2013 года в Московской области реализуется губернаторская программа «Усадьбы Подмосковья», в которую включены около ста усадеб. Эти объекты продаются с торгов по рыночной ставке. Победитель торгов получает объект в аренду на 49 лет с обязательством отреставрировать его за свой счет. Проект восстановления утверждают эксперты из Министерства культуры РФ.

После того, как закончатся восстановительные работы, а они по условиям договора должны уложиться в 7 лет, инвестор будет платить арендную плату по льготной ставке: один рубль за 1 кв. м в год. Считается, что за это время он полностью компенсирует свои затраты, тем более что использовать отреставрированное помещение можно и как музей, и как гостиницу, а аренда распространяется на земельный участок и прилегающие к нему территории.

«Мы должны любой ценой создавать преференции тем людям, которые готовы купить объект культурного наследия», — говорит Виссарион Алявдин, исполнительный директор Ассоциации владельцев исторических усадеб, объединяющей около 30 владельцев усадеб из 15 регионов России.

Усадьба Степановское-Волосово — один из примеров таких усадеб. Ее построили в конце XVIII века. Она принадлежала семейству князей Куракиных, приближенных Павла I. В 1918 году имение национализировали, часть княжеских коллекций, библиотеку и архив передали в Москву и Тверь, при этом много было расхищено. Во время Великой Отечественной войны погиб фруктовый сад, а хозяйственные имения разобрали на кирпичи. С середины 1950-х до середины 1990-х в Степановском-Волосове был психоневрологический диспансер. После выезда из усадьбы больницы дом стоял бесхозным. В 2007 году усадьбу приобрел Сергей Васильев, председатель совета директоров инвестиционной группы «Русские фонды». С тех пор усадьба заметно преобразилась: были восстановлены здания и интерьер, включая оригинальную фреску в вестибюле главного дома, пруд наполнился водой, и даже каменные львы вернулись на свое место у парадных въездных стелл.

После того, как в 2007 году Степаново-Волосово приобрел предприниматель Сергей Васильев, усадьба после реставрации начала преображаться Фото: deadokey.livejournal.com

Так выглядели постройки в усадьбе Степаново-Волосово 10 лет назад Архивное фото

1/2

После того, как в 2007 году Степаново-Волосово приобрел предприниматель Сергей Васильев, усадьба после реставрации начала преображаться Фото: deadokey.livejournal.com

«Министр культуры Владимир Мединский как-то пошутил, что мы не инвесторы, а меценаты. И это действительно так. Задача членов нашей ассоциации — добиться, чтобы усадьбы сами себя содержали. Пока идет речь о том, чтобы зарабатывать хотя бы на охрану, коммунальные расходы, ремонт, дороги. Вернуть затраты на реставрацию почти нереально. Может, очень ограниченное число владельцев усадеб смогут получать какую-то прибыль, которая лет через десять покроет вложенные средства. Есть имения, расположенные далеко от туристических троп. Туда мало кто ездит, поэтому заработать на туризме не получится».

Виссарион Алявдин, исполнительный директор Ассоциации владельцев исторических усадеб

Показательный пример — усадьба Тихвино-Никольское в Рыбинском районе Ярославской области. Добраться до этого великолепного образца раннего русского классицизма на Верхней Волге можно только на теплоходе. Пеший маршрут от ближайшей автомобильной дороги занимает час по оврагам и перелескам.

В барском доме усадьбы долгое время размещались сельская школа, детский дом, а в летнее время — пионерский лагерь. Но последние 40 лет здание пустует и вскоре может бесследно исчезнуть. Власти Рыбинского района пытались передать его в частные руки. Но потенциальные инвесторы решили, что строительство четырехкилометровой дороги будет стоить дороже, чем восстановление усадьбы, и отказались от этой идеи.

Живописная территория усадьбы Тихвино Никольское находится в запустении в запустении уже 40 лет Фото: mapio.net

Заброшенная на десятки лет усадьба Тихвино-Никольское может окончательно разрушиться Фото: mapio.net

1/2

Живописная территория усадьбы Тихвино Никольское находится в запустении в запустении уже 40 лет Фото: mapio.net

В конце июля в Министерстве культуры РФ разработали законопроект, согласно которому владельцы исторических усадеб и иных объектов культурного наследия будут освобождены от уплаты налога на имущество организаций (это распространяется на объекты федерального, регионального и местного значения), а также а также от уплаты налога на имущество физических лиц. Инвесторы надеются, что эти меры со временем сформируют рынок исторической недвижимости. А восстановленные старинные усадьбы дадут толчок возрождению культурной и экономической жизни своих регионов.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки