«Мы достигаем целей устойчивого развития. Для нас это не только стратегия, но и образ мысли»

Schneider Electric названа компанией № 1 в области устойчивого развития в мире по версии Corporate Knights

Фото: iStock

Сергей Семенов, директор бизнеса «Энергоэффективность и устойчивое развитие» в России, СНГ и Польше компании Schneider Electric, — о том, как выпускник морской академии руководит инвестиционными проектами в энергетике, почему у российских компаний растет интерес к устойчивому развитию, насколько быстро в России появятся поля солнечных батарей и что нужно сделать компании, чтобы инвесторы поверили ее климатическим целям.

— Сергей, расскажите о себе. Бизнес в области устойчивого развития — абсолютно новое направление для российской экономики. Как вы в него пришли? Что вы для этого оканчивали? Как развивалась ваша карьера до Schneider Electric?

— Я окончил Государственный морской университет имени адмирала Ф. Ф. Ушакова в родном Новороссийске по нескольким специальностям. Это экономика в IT и финансовое обеспечение. Затем в Москве учился в аспирантуре на «Информационных технологиях», получил степень MBA в Московской международной высшей школе бизнеса и прохожу непрекращающиеся курсы повышения квалификации — от Сколково до MIT.

Как видите, учился много и долго, но могу с уверенностью сказать, что главные знания приобрел на практике. Образование помогает структурировать полученный опыт и принимать правильные управленческие решения. Его нельзя недооценивать, но и опираться только на теорию не стоит.

На первой работе я возглавлял проекты по интеграции систем энергоменеджмента и SAP для Федеральной сетевой компании (ФСК) ЕЭС и созданию систем коммерческого учета на подстанциях. Так началась моя карьера в энергетике. Я понял, что работать в этой отрасли не так уж и скучно, как я себе представлял. Особенно интересны мне были проекты на стыке IT, энергетики и инновационных решений. Мне вообще нравится развивать проекты с нуля, однажды я даже создавал энергосбытовую компанию в нефтегазовом секторе.

Через несколько лет работы в компаниях с госучастием мне предложили перейти в Schneider Electric на должность руководителя проектов по энергоэффективности. И там я понял, что значит работать в международном бизнесе, насколько это здорово, когда человеку дают простор, чтобы максимально реализовать его опыт и потенциал, а не тратить время и ресурсы на контроль каждого его шага. Затем я возглавил созданное с нуля энергосервисное направление, работал директором по продажам и в результате стал директором бизнеса "Энергоэффективность и устойчивое развитие" в России, СНГ и Польше.

— Вы с нуля развивали направление энергоэффективности в российском подразделении и сначала настроили его на российских предприятиях самой компании, а теперь продвигаете ее клиентам и оптимизируете у них процессы, связанные с энергоэффективностью. То, чем вы занимаетесь в Schneider Electric, — это выгодный бизнес или что-то большее?

— Представьте, что вы женитесь и необходимо, чтобы кто-то научил вас танцевать свадебный танец. Для этих целей вы ищете хореографа. Если он вам скажет, что сможет научить, но сам танцевать не умеет, вы его наймете?

Чтобы не оказаться плохим учителем танцев, Scheider Electric начала работу с себя. Мы реализовали системы энергоменеджмента на всех наших заводах в России и по всему миру. Внедрили принципы устойчивого развития во все бизнес-процессы. А в этом году были названы компанией № 1 в области устойчивого развития в мире по версии исследовательской компании Corporate Knights.

Только получив такой колоссальный опыт, подписавшись под глобальные климатические цели по снижению углеродных выбросов, достигнув их, показав свою экспертизу в этом направлении, мы имеем право предлагать такие же сервисы клиентам.

Все решения, которые мы реализовываем, можно перевести в осязаемое измерение. К примеру, посчитать, сколько гектаров леса требуется для компенсации углеродного следа, который мы сократили у себя и наших клиентов. Оказалось, что эта территория сопоставима с площадью сотен Парков Горького в Москве.

Фото: Из личного архива

Сейчас в России появляется все больше и больше компаний, у которых есть потребность в climate advisers — сервисах по достижению климатических целей. Самим клиентам необязательно быть специалистами в области устойчивого развития или энергоэффективности, ведь они уже эксперты в своих областях. И очень здорово, что есть такие компании, как наша, которые предлагают такие услуги. Но я не хочу, чтобы мы были единственными на этом рынке, необходимо, чтобы как можно больше участников экспертного сообщества работали в этом направлении. Это поможет развиваться нам и коллегам, а также совместно достигать глобальных целей в области изменения климата.

Мы помогаем своим партнерам скорректировать их производственные процессы в соответствии с Целями устойчивого развития (ЦУР) ООН, помогаем найти и совместно реализовать необходимые решения. К примеру, некоторые компании до сих пор не знают, насколько подешевела стоимость киловатт-часа электричества, произведенного с использованием возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Что выгоднее: подключиться к электросетевой компании или построить свою газопоршневую установку (ГПУ). Как добиться сокращения выбросов парниковых газов, используя ГПУ. Это все узкоспециализированные задачи, которыми должны заниматься эксперты. Здоровый спрос на такие сервисы в России стал расти огромными темпами.

— Почему? Для российских компаний действительно важны понятия «ЦУР ООН», «снижение углеродного следа», «охрана окружающей среды» или это дань моде?

— Большинство крупнейших компаний в мире уже поддержали климатические цели ООН. Если это останется только лозунгами, они не достигнут нужной капитализации, поэтому двигаются только вперед. Чтобы выполнить свои цели по сокращению выбросов, они работают не только со своим углеродным следом, но и с выбросами своих поставщиков, ведь это неотъемлемая часть их совокупного влияния на климат. Это работает как эффект домино. Сокращение выбросов парниковых газов коснется всех компаний, в первую очередь тех, что работают на экспорт. Кроме того, развивается осознанное потребление рядовых покупателей. Они все чаще выбирают в магазине товар, исходя из того, как он был произведен, использовалась ли «зеленая» энергия. В том числе поэтому почти все компании занимаются цифровой трансформацией бизнеса. Это позволяет им оптимизировать технологические процессы и донести результаты своей работы покупателям.

— Даже в России? Как много подобных запросов?

— Все руководители крупных предприятий понимают, что цифровые экосистемы, «облачная» аналитика и прочие инновации в этом направлении — это must have. Я сам был удивлен, как быстро IT-решения входят в нашу жизнь и как стремительно они совершенствуются. Еще несколько лет назад приходилось объяснять на рынке специфику нашего предложения, сейчас же все чаще в технических заданиях указаны требования к бизнес-моделям реализации проектов. Все давно привыкли к Soft as a Service, а сейчас настало время Energy as a Service. CAPEX сменяется на OPEX, компании платят за результат, а не за право обладать чем-то без надобности.

— Направление, которое вы только что назвали, Energy as a Service, развивается в России? Или же это для нас пока еще достаточно экзотическая вещь?

— Нет, наши партнеры давно отказываются от инвестиций в покупку энергетического оборудования, партнеры стали в хорошем смысле избалованными. Активно покупают выработанные специально для них энергоресурсы или берут в аренду генерирующие установки, то есть платят не за «железо», а только за киловатты. Причем это почти всегда дешевле, чем из сети. Если перспективы долгосрочные, то генерирующее оборудование покупается и ставится на баланс, но с условием гарантированного возврата инвестиций. Конечно, мы с радостью реализуем такие проекты «под ключ», но зачастую выполняем и консалтинговые услуги по поиску альтернативных поставщиков. К примеру, у компании есть цели по наращиванию доли ВИЭ. Она хочет заключить соглашения о покупке «зеленой» энергии с производителем, так называемые на Западе power purchase agreement. Генератор может построить свою солнечную или ветряную станцию рядом с потребителем и продавать заводу электроэнергию напрямую или с помощью «зеленых сертификатов».

Мы в том числе и оказываем услуги по оптимизации этих бизнес-моделей — находим поставщика, оптимальную возможность реализации и финансово структурируем сделку. Для того чтобы достичь целей по устойчивому развитию максимально эффективно, нужно подобрать правильное техническое решение, на основании WACC сравнить модели финансирования, подобрать инвестора, согласовать договорные обязательства, ну и самое главное — гарантировать эффект по снижению выброса парниковых газов.

Фото: iStock

— Россия с ее огромными пространствами подходит для того, чтобы стать лидером по производству ВИЭ?

— Солнечный Бордо находится на одной параллели и в схожих климатических условиях с моим родным Новороссийском. Количество солнечных дней в году в нем абсолютно достаточно как для выращивания отличного винограда и производства вина, так и для установки окупаемых солнечных электростанций, учитывая, что на юге России одна из самых высоких стоимостей киловатт-часа. Если к этому прибавить затраты на подключение к сетям, то понятно, почему в регионе уже вовсю устанавливают солнечные коллекторы и панели.

Если в России можно будет генерировать электроэнергию и продавать «зеленые сертификаты» в Европу, я думаю, что довольно быстро солнечные панели вытеснят некоторые подсолнечные поля или бахчевые.

— Забавно, как будто что-то из фантастической книги о будущем в нашем детстве. А если поговорить о настоящем, расскажите про какие-нибудь интересные проекты, реализованные недавно.

— Понятно, что у нас есть огромные проекты, где наши решения поддерживают работу важных технологических процессов. Я не раз рассказывал о сотнях миллионов рублей, которые мы экономим нашим заказчикам, и как повышаем им рейтинги в области устойчивого развития в международных климатических организациях, но есть и забавные проекты.

Один из наших заказчиков очень гордился своей новой системой контроля и управления производством. Внедрив систему энергоменеджмента с элементами искусственного интеллекта и проведя инвестиционное энергообследование, мы обнаружили у него промышленные контроллеры, запрограммированные не просто неоптимально, а иррационально. Мы перестроили режимы работы софта контроллеров и получили потрясающую экономию. Дальше мы решили проанализировать существующие договорные отношения клиента с энергоснабжающими организациями, проверили счета за электроэнергию. Заказчик по нашей рекомендации изменил договор на покупку энергоресурсов и получил больше 60 млн рублей экономии, компенсировав в том числе предыдущие периоды. Наша работа окупилась меньше чем за несколько дней. У нас вообще много решений для оптимизации расходов на энергоресурсы, приходите к нам на Innovation Summit в апреле, увидите все своими глазами.

— Да, расскажите об Innovation Summit, который пройдет в Москве 27–29 апреля.

— Мероприятия, которые проводит Schneider Electric, мне правда нравятся. По роду своей деятельности мне приходится посещать различные выставки как онлайн, так и в офлайне. Прошлый год сильно изменил подходы к таким выступлениям, не так много интересных мероприятий, куда хочется вновь приходить. На нашем саммите можно будет пощупать и протестировать то, о чем рассказывают спикеры в реальном времени, используя все необходимые средства индивидуальной защиты. Надеть шлем виртуальной реальности, посмотреть, как производится, например, предиктивная аналитика или сервисное обслуживание с использованием дополненной реальности. Ну и многие другие уникальные решения, которые мы предоставляем для устойчивого развития многих отраслей, — от источников бесперебойного питания до ГПУ.

— Энергоэффективность и устойчивое развитие — это единственные ваши увлечения?

— Я люблю боевые искусства, тайский бокс. К сожалению, дерусь не на профессиональном уровне, в UFC не приглашают, поэтому занимаюсь энергоэффективностью. Хотя, выплескивая энергию на ринге, получается на переговорах оставаться в вербальном поле, не применяя свои бойцовские навыки. Это шутка, конечно. Люблю рыбалку.

Подписывайтесь на канал +1 в Яндекс.Дзен.