18.07.2019
7 минут на чтение

«Ветряки так трясутся, что червяки вылезают из земли»

Президент России Владимир Путин, выступая перед участниками Глобального саммита по производству и индустриализации в Екатеринбурге 9 июля, заявил, что ветряки убивают птиц и вредят червякам, которые из-за тряски «вылезают из земли». О том, прав ли президент, предостерегая об опасностях, связанных с инфраструктурой «чистой» генерации, в колонке на +1 рассказывает Владимир Сидорович, директор информационно-аналитического центра «Новая энергетика».

Солнечная и ветровая генерация — самые быстрорастущие и крупнейшие секторы мировой электроэнергетики в плане ежегодных объемов вводимых мощностей и привлекаемых инвестиций. Достаточно сказать, что глобальные вложения только в фотоэлектрическую солнечную энергетику в 2017-2018 годах превышали инвестиции в газовую, угольную и атомную генерацию вместе взятые и за тот же срок были введены в эксплуатацию солнечные электростанции установленной мощностью примерно 200 ГВт.

Неудивительно, что вопросы влияния солнечной и ветровой энергетики на окружающую среду, в том числе климат, и пространственные аспекты размещения объектов генерации основательно изучены и описаны в научной и профессиональной литературе. В то же время, несмотря на доступность источников, до сих пор эти секторы энергетики окружены ореолом мифов и предрассудков, которые иногда звучат с самых высоких трибун.

Президент, выступая на саммите, предупредил участников мероприятия об опасности от зеленой энергетики.

Путин заявил, что от ветряков «червяки вылезают из земли», что «ветровая генерация хороша, но про птиц разве вспоминают в этом случае? Сколько птиц гибнет?» и что людям будет некомфортно жить на планете, «уставленной частоколом ветряков и покрытой несколькими слоями солнечных батарей»

Видимо, он имел в виду, что для размещения ветровой и солнечной генерации якобы требуется слишком много места.

Давайте сопоставим эти утверждения со сведениями, содержащимися в многочисленных опубликованных научных работах.


Червяки


Никаких серьезных научных данных о влиянии ветроэнергетики на червей нет. Возможно, советники президента, готовившие его выступление, подразумевали, что от работающих ветряных турбин исходит «особо вредный» инфразвук, влияющий на окружающую среду. Однако это не более чем расхожий миф. Существует множество профессиональных источников, которые его полностью опровергают.

Например, по заказу Министерства защиты окружающей среды Южной Австралии было подготовлено исследование «Уровень инфразвука вблизи ветровых ферм и в других районах». Замеры проводились специализированным предприятием, занимающимся акустическими исследованиями.

Вывод работы — «уровень инфразвука в домах вблизи оцениваемых ветряных турбин не выше, чем в других городских и сельских районах, и вклад ветровых турбин в измеренные уровни инфразвука является незначительным по сравнению с фоновым уровнем инфразвука в окружающей среде»

Министерством окружающей среды, климата и энергетического хозяйства земли Баден-Вюртемберг (ФРГ) выпущен доклад «Низкочастотные шумы и инфразвук от ветроэнергетических установок и других источников». Его вывод: «Инфразвуки вызываются большим количеством природных и промышленных источников. Они — повседневная и повсеместная часть нашей окружающей среды… Инфразвук, производимый ветровыми турбинами, находится значительно ниже пределов человеческого восприятия. Нет никаких научно обоснованных доказательств вреда для этого диапазона».


Птицы


Ветроэнергетика, как всякий вид хозяйственной деятельности, предполагает вмешательство в естественную природную среду. Однако сопутствующее негативное влияние, в том числе на популяцию птиц, часто преувеличивается по незнанию или умышленно.

По проблемам взаимодействия ветроэнергетики и птиц опубликованы тысячи научных работ

Об этом не просто думают: орнитологи всех стран очень трепетно относятся к проблемам своих подопечных, а энергетики учитывают при планировании размещения ветровых электростанций пути миграции птиц и прочие факторы, которые могут негативно повлиять на их популяцию.

Британское королевское общество защиты птиц (Royal Society for the Protection of Birds, RSPB) отмечает: «Мы принимаем участие в оценке сотен заявок на строительство ветровых электростанций каждый год для определения их вероятного воздействия на дикую природу, и в конечном итоге мы возражаем против примерно 6%, поскольку они угрожают популяциям птиц. Если разработчики готовы корректировать планы, чтобы снизить воздействие до приемлемого уровня, мы снимаем наши возражения, а в других случаях мы оказываем решительное противодействие».

Поэтому негативное влияние ветроэнергетики на экосистему и ее пернатых обитателей незначительно по сравнению со многими другими видами деятельности человека

Это происходит в том числе и в результате такого ответственного сотрудничества.

В США, по данным, опубликованным Службой охраны рыбных ресурсов и диких животных (U.S. Fish and Wildlife Service), ежегодно гибнет: до 988 млн птиц от столкновений со зданиями; до 340 млн от столкновений с наземным транспортом; до 57 млн от столкновений с линиями электропередач; до 6,6 млн от столкновений с телекоммуникационными вышками; до 1 млн в нефтяных шламонакопителях и прудах-испарителях; до 0,5 млн от столкновений с ветряными турбинами. США, напомню, обладают второй по размерам ветроэнергетикой в мире — около 100 ГВт установленной мощности. По данным, публикуемым Американской организацией по охране птиц (American Bird Conservancy), кошки убивают до 4 млрд (!) птиц в США ежегодно.


«Частоколы ветряков»


Вопрос достаточности земельных ресурсов для развития солнечной и ветровой энергетики основательно изучен и проработан учеными многих стран.

В 2017 году в научном журнале Joule были опубликованы результаты исследования коллектива ученых из Стэнфордского университета (США). В работе описывалась модель мировой энергосистемы, в которой все энергопотребление человечества (не только электричество) удовлетворяется за счет использования исключительно ветра, воды и солнца. По расчетам авторов, в такой системе энергетические установки займут порядка 1% площади суши, при этом большая часть придется на пространства между ветряными турбинами, которые можно использовать для сельского хозяйства или других целей. Для сравнения: нынешняя энергетическая инфраструктура занимает примерно 2% земной поверхности.

В этом году в том же журнале была опубликована статья ученых из пекинского Университета Цинхуа и Гарвардского Университета «Потенциал фотоэлектрической солнечной энергетики для энергоснабжения в рамках инициативы «Один пояс и один путь». Авторы подсчитали, что для полного удовлетворения будущих потребностей в электричестве 66 стран инициативы, включая Россию, Китай, Индию, Египет и Саудовскую Аравию, исключительно с помощью солнечной энергии понадобится площадь, эквивалентная 0,9% территории Китая.

Потребность в земельных ресурсах для размещения фотоэлектрических и ветровых электростанций часто преувеличивается

Разумеется, в отдельных (густонаселенных) регионах могут возникать ограничения, связанные с конкуренцией за земельные ресурсы между разными видами деятельности. В то же время в глобальном масштабе для развития солнечной и ветровой энергетики не существует «территориальных» препятствий.

Подводя итоги, отмечу: в деле управления государством очень важно, чтобы первые лица получали объективную, правдивую информацию о тенденциях и процессах. В рассматриваемом случае советники снабдили президента искаженными данными. Подобная практика опасна и может приводить к ошибочным решениям.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки