01.07.2019
16 минут на чтение

Искусство делает деньги

Как возникают и чем занимаются российские стартапы в области культуры? Что обеспечивает им выживание и рост популярности? +1 попытался ответить на эти вопросы, пообщавшись с руководителями четырех стартапов.

Фото: rusmuseumvrm.ru

Культура в тренде

Утверждение о том, что на культуре много не заработаешь, — не более чем миф, который легко опровергнуть цифрами. Так, в 2018 году банк UBS и ярмарка Art Basel опубликовали результаты исследования. Согласно его данным, после двухлетнего спада мировой рынок искусства возобновил рост. В 2017 году он составил 12% и достиг $63,7 млрд. Тройку мировых лидеров составили США, Китай и Великобритания.

Согласно прогнозу Deloitte объем инвестиций в сферу искусства к 2026 году достигнет $2,7 трлн.

Впечатляет и статистика по европейскому рынку: оборот сектора креативной и культурной индустрии (creative and cultural industries, CCI) достигает €509 млрд в год, что составляет 5,3% от ВВП Евросоюза. Эта сфера предоставляет 12 млн рабочих мест с полным рабочим днем, что составляет 7,5% занятости в ЕС. Онлайн-рынок искусств, по данным исследования UBS и Art Basel, за пять лет вырос на 72%. В 2017 году его объем превысил $5 млрд. Такие тенденции создают условия для появления стартапов.

Стартапом может стать как непосредственно творческий коллектив, выставочный зал или музей, так и компания, предлагающая участникам рынка — творцам, учреждениям культуры, потребителям, коллекционерам и инвесторам — новые услуги и переосмысливающая старые.

Гибкость как бизнес-стратегия

Гибкость и разнообразие становятся императивами для бизнеса в целом и не обходят стороной культурную сферу, несмотря на ее известный консерватизм: избалованный потребитель жаждет не просто зрелищ, а разнообразия, уникальности и максимального интерактива. Для того чтобы стартап в области культуры получил дорогу в жизнь, необходимы как ранее не существовавшие, однако потенциально востребованные на данном рынке товары и услуги, так и способность работать сразу на несколько аудиторий, либо в нескольких смежных областях.

То есть музей не будет только музеем, галерея — только галереей, театр — только театром.

К традиционным функциям и услугам добавляются новые, продиктованные временем. А к деятельности бизнеса регулярно подключаются другие предприятия и организации в качестве спонсоров и партнеров по проектам. Так образуются сетевые структуры, зачастую выходящие за пределы одной страны: выжить в одиночку в сфере культуры невозможно.

Кроме того, для современных компаний в области культуры характерен сильный акцент на деятельности в интернете; для стартапов зачастую дешевле и проще всю свою деятельность перенести в онлайн. Спрос на услуги в сфере культуры сегодня растет не только у потребителей и коллекционеров, но и у инвесторов, которым нужны надежные, простые в использовании инструменты для оценки и финансирования проектов, что открыло еще одно поле деятельности для технологических стартапов.

Le Corbusier: консультанты и «передвижники»

Онлайн-галерея современного искусства Le Corbusier была открыта в 2016 году международным агентством Art Collecting. Оно обладает собственным пулом клиентов, у него есть аффилированные партнеры среди зарубежных галерей и кураторов, которые показывают своим клиентам работы художников агентства.

Фото: facebook.com/lecorbusier.ru

Однако продажа произведений искусства не является для Art Collecting основным источником заработка. Доход приносят консалтинговые услуги, в том числе для коллекционеров. Кроме того, компания предоставляет корпоративным клиентам и организаторам деловых мероприятий услуги по аренде художественных произведений. Также Le Corbusier организует выставки в формате pop-up галереи: в выбранное место привозятся произведения искусства, показываются гостям и «уезжают домой».

«Изначально галерея Le Corbusier была заявлена как место, где искусство встречается с дизайном. Но есть и другие ниши, которые нам интересны: мы планируем развивать digital-направление. Сайт Le Corbusier — это один из инструментов работы с пулом коллекционеров, которые могут заинтересоваться работами современных художников. Мы хотели бы усилить маркетинг выставками — приглашаем к сотрудничеству партнеров, рассматриваем площадки».

Марина Надеева, директор Art Collecting

В галерее Le Corbusier сейчас около тысячи произведений искусства, а на сайте представлена лишь часть работ. Чтобы попасть в галерею, художнику нужно прислать свои произведения и творческую биографию по электронной почте.

RDI.Digital: технологи и «сталкеры»

Компания RDI.Digital — пример того, как современные информационные технологии преобразуют сферу культуры, делая ее более доступной. Компания появилась в 2017 году на основе инициатив Дмитрия Аксенова — управляющего директора ярмарки современного искусства Viennacontemporary. Первые проекты RDI.Digital реализовывались на площадке Viennacontemporary в Вене. Позднее инициатива была масштабирована и запущена в других городах. Часть команды работает в Вене и в большей мере занимается международными проектами — организацией хакатонов CultTech Lab в Вене, Киеве, Астане, созданием акселератора для стартапов в сфере культуры CultTech Hub Vienna. Другая часть находится в Москве и фокусируется на проектах CultTech Lab Russia и My Tretyakov.

Фото: facebook.com/rdidigital

Первый проект соединяет стартапы и учреждения культуры. В 2018 году в Вене состоялся хакатон, участники которого должны были предложить технологические решения для отрасли. Абсолютным победителем стал стартап Data Storytellers, разработавший для Музея истории ГУЛАГа масштабную визуализацию системы репрессий в СССР. Из-за проблем с финансированием музея она пока не внедрена.

Воплощен был другой проект, созданный командой-победителем челленджа Московской филармонии, — City Stories.

«Эта команда придумала и разработала в рамках нашей лаборатории квест с элементами дополненной реальности для Концертного зала имени Рахманинова. В апреле квест запустился. Сейчас любой посетитель может скачать приложение и исследовать пространство Московской филармонии, находить подсказки к вопросам квеста, используя AR-порталы. В таком интерактивном формате филармония знакомит своих гостей с историей жизни и творчества Сергея Рахманинова, и мы очень рады, что этот проект родился и впервые был представлен на площадке нашей лаборатории».

Марья Мигунова, менеджер проектов RDI.Digital

Другой пример внедренного по результатам CultTech Lab Russia проекта: вскоре в соцсетях Пермского театра оперы и балета заработает чат-бот, созданный командой Koteam. Через него можно будет начислять себе баллы лояльности и обменивать их на скидки и другие бонусы от театра. На стадии внедрения находится проект My Tretyakov, который также был представлен на лаборатории. Его запуск планируется в ноябре.

Идея появилась на совместном воркшопе RDI.Digital и Третьяковской галереи в 2018 году и в итоге вышла далеко за рамки лаборатории. К ее внедрению подключились новые партнеры: блокчейн и систему NFC-меток разрабатывает австрийская компания Riddle & Code, оформление и интерфейс — агентства ONY и CreativePeople. NFC-метки используют в технологии бесконтактной оплаты в инфраструктуре «умных» домов и в смартфонах, а в этом проекте они будут подтверждать связь подлинника произведения с его цифровой копией.

«Проект планируется чрезвычайно масштабным, что неудивительно, ведь он призван полностью изменить способы взаимоотношений общества и музея. Поэтому стадия планирования и разработки занимает значительное время. У проекта есть крупный спонсор, которого мы пока не можем анонсировать», — комментирует Марья Мигунова.

Pop-Up Театр: документалисты и флешмоберы

Pop-Up Театр в Санкт-Петербурге взял на вооружение стратегию, которую придумали британские художники в 1970-е годы: они «захватывали» гараж, квартиру, парк на день или час, превращали их в галерею и уезжали.

Фото: popupteatr.ru

По мнению основателя театра Семена Александровского, для российского театра, который очень привязан к «зданию с колоннами», — это «терапевтический и освобождающий акт».

Коллектив не играет в театрах, его сценами становятся улицы, бары, музеи и библиотеки. В этом году выйдет спектакль в огромном поле на фестивале в усадьбе Толстого Ясная Поляна.

Вторая важная особенность театра — это развитие документальных практик. Например, постановка «Другой город» основана на бинауральных записях из трех европейских городов, а спектакль «Задержанный» — это биография писателя Сергея Довлатова как дело, заведенное на него советской милицией.

Pop-Up Театр появился в 2015 году — сначала как фестиваль, в котором участвовало около ста человек. Затем Семен Александровский решил развивать партизанскую стратегию и интегрироваться со спектаклями в разные пространства на протяжении всего года, а не проводить временные сессии в виде фестиваля.

Руководят театром два человека: режиссер и актер Cемен Александровский и его супруга Анастасия Ким — театровед, кандидат наук, с недавнего времени она преподает продюсирование в двух крупных вузах.

«Мы постоянно сотрудничаем с тремя артистами, которые регулярно играют спектакли: это Максим Фомин, Валентин Кузнецов и Игорь Сергеев. Состав группы администраторов меняется в зависимости от проката спектаклей. Иногда мы делаем разовые перформансы и привлекаем людей в зависимости от задач. Недавно на фестивале Baltic Circle в Финляндии мы поставили спектакль Death at Work, где было занято четыре человека, чья работа так или иначе связана с похоронами, не артисты».

Семен Александровский, режиссер и актер, один из руководителей Pop-Up Театра

У театра минимальный бюджет на рекламу, но коллектив активно ведет социальные сети. После спектаклей зрителей просят оставлять отзывы: нет лучшей рекламы, чем рекомендация друзей, то есть сарафанное радио.

«Про нас пишут, снимают сюжеты на телевидении, зовут на разные дискуссии — мы все время на слуху, — объясняет руководитель театра. — Но главное, конечно, — делать спектакли, на которые зрители будут с удовольствием ходить сами и водить друзей. На спектакле "Топливо" ко мне иногда подходят зрители и говорят, что пришли в третий раз. По-моему, это лучший показатель».

Спектакль «Другой город» сделан совместно с фестивалем «Точка доступа», в рамках которого также выпущен проект швейцарского театра «Questioning/Кто ты?». В будущем Pop-Up планирует сотрудничать с Центром Михаила Шемякина и фестивалем в Ясной Поляне.

«Крупные компании из бизнеса и образования часто заказывают у нас корпоративные показы спектаклей "Топливо" и "Задержанный". Первый сделан на основе глубинного интервью с Давидом Яном, создателем компании ABBYY, одним из пионеров российского интеллектуального бизнеса в сфере IT. Спектакль сделан в формате TED Talk, это очень мотивирующая история, поэтому крупный бизнес часто выбирает его для показа своим сотрудникам и партнерам».

Семен Александровский, режиссер и актер, один из руководителей Pop-Up Театра

Изначально проект задумывался как эксперимент по аккумуляции горизонтальных связей, который должен в корне отличаться от системы государственных театров.

Трудно поверить, но проект был запущен практически без денег. Бесплатную площадку и помощь с арендой аппаратуры ему предоставил бар Beatnik. Сейчас бюджет театра на 100% составляет выручка от продажи билетов.

«Для каждого спектакля мы находим партнеров — когда нам нужны были хорошие наушники, мы обратились в компанию Sennheiser. Смартфоны для спектакля "Другой город" нам предоставил "Билайн". Так как у нас есть два спектакля, связанных с алкоголем, — про Буковски и про Довлатова — мы подключили в качестве партнеров водку "Царская" и пиво Belhaven. Я довольно долго делаю каждый новый спектакль — от полугода до года — и сам себе, как руководитель театра, не выплачиваю гонорар. Но потом эти спектакли идут не один год и постепенно оправдывают затраченное время и начинают приносить прибыль».

Семен Александровский, режиссер и актер, один из руководителей Pop-Up Театра

«Маски и фигуры мира»: коллекционеры и просветители

Одним из заметных трендов последних лет стали частные тематические музеи, чьи основатели монетизируют личные коллекции предметов искусства. Они открывают их широкой публике и, кроме того, занимаются просветительской деятельностью. Но даже если такой проект успешно выстрелит, его непросто удержать на плаву: для этого желательны регулярное обновление экспозиций и мероприятий, сеть надежных партнеров и опыт реализации арт-проектов у команды, доступ к источникам финансирования и достаточно многочисленная целевая аудитория.

Фото: mif-mira.ru

Частный клуб-музей-лекторий «Традиционные маски и фигуры мира», расположенный в Измайловском Кремле, открылся в 2015 году. Однако его история уходит корнями в середину XIX века, в 1855 год: именно тогда начала формироваться коллекция семьи Болысовых, собравшая сотни ритуальных масок, фигур и четок со всех континентов, которая и сейчас продолжает пополняться.

По словам Романа Болысова, возглавляющего музей вместе с супругой Татьяной, эта коллекция по размеру и разнообразию не имеет аналогов в мире. Выставлять экспонаты они начали с 1982 года, а сейчас сотрудничают с мастерами деревянной и керамической скульптуры по всей стране.

Мероприятия и экскурсии клуба-музея-лектория нацелены на максимально комплексную подачу информации и погружение гостей в историю, религию и мифологию народов, чьи маски представлены в коллекции. Ее жемчужиной создатели считают маски народов России, ранее почти не представленные для широкой аудитории.

«Наш музей предоставляет людям возможность не просто увидеть "экспонат за стеклом", а прочувствовать ту магию, которой пропитаны подобные изделия. Вы можете буквально прикоснуться к маске, которая хранит в себе дух нескольких поколений», — рассказывает основатель и директор музея Роман Болысов.

Целевые аудитории клуба-музея-лектория — пенсионеры, участвующие в программе «Московское долголетие», школьники, курсанты военных вузов, члены ветеранских организаций. Отдельным большим направлением стали детские выставки-лекции, посвященные сказкам народов мира. Такие лекции проходят не только на площадке самого музея в Измайловском Кремле, но и в разных точках Москвы, например в «Этномире», и разных городах России. Лекции для взрослых посвящены религиям народов мира, российской и зарубежной истории, эзотерике и философии. Как правило, они также сопровождаются демонстрацией экспонатов из коллекции.

Искусством музей Болысовых не ограничивается: здесь проходят занятия по оздоровительной гимнастике и нетрадиционной медицине, которые семья проводит уже десятилетиями. Успех своего детища Роман объясняет просто: «Я занимаюсь этим всю жизнь».

Рынку нужен digital

Как и во многих других сферах, возможности для стартапов в области культуры открываются благодаря тренду на цифровизацию. Как отмечает Марья Мигунова из RDI.Digital, коллекционирование во многих сферах, и не только в искусстве, приходит к использованию блокчейна — эта технология становится реальным инструментом для художников и коллекционеров. Блокчейн-платформы обеспечивают защиту данных и предотвращают кражу, плагиат и подмену подлинника. Такие платформы зарабатывают на хранении цифрового искусства: каждый, кто регистрируется и размещает там свои работы, получает собственный криптографический идентификатор. Благодаря блокчейну связь между художником и его произведением становится неподдельной и нерушимой. В качестве примера таких платформ достаточно вспомнить R.A.R.E, Monegraph, Verisart.

Растет спрос на инструменты, основанные на искусственном интеллекте. К примеру, чат-боты, на которые все чаще переходят европейские музеи.

Чат-боты выполняют функции продажи билетов, личного кабинета посетителя, гида и справочного центра.

Качественные алгоритмы помогают развивать коммуникацию с аудиторией. Ведь алгоритм может обучаться и самосовершенствоваться, анализируя запросы и вовлеченность людей.

Дополненная и виртуальная реальности становятся новой ступенью музейного, театрального и другого опыта.

Фото: vk.com/darwin_museum

«Если раньше посетитель музея приходил исключительно для того, чтобы увидеть материальные объекты, то сейчас музей — это еще и цифровое пространство. С помощью технологий виртуальной и дополненной реальности можно не только развлечь посетителя, но и "восстановить" утраченные объекты, рассказать историю места или объекта, вовлекая посетителя эмоционально, рассказать о бэкстейдже музейной работы или показать то, что не видно глазу, — рентгенографию картины или этапы реставрации статуи».

Марья Мигунова, RDI.Digital

Также востребованы решения для работы с big data. Инструменты анализа данных становятся все более технологичными и используются для создания контента и изучения аудитории.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки