29.08.2018

Движение по кругу

Глобальные бизнес-игроки, отдельные государства и регионы переходят на замкнутые циклы производства. Старший вице-президент UPM Raflatac в Европе, Ближнем Востоке, Индии и Африке Массимо Рейнаудо рассказал +1 о перспективах, способах и национальной специфике внедрения решений циклической экономики, разработках компании в сфере этикетирования и упаковки и коренном переломе в психологии потребителей, происходящем сегодня.

Фото: photos.mandarinoriental.com

Утилизация отходов — один из главных вызовов XXI века. Только пластикового мусора выбрасывается в океан более 8 млн тонн ежегодно. Концепция циклической экономики — многообещающее решение проблемы. Как бизнес-игроки становятся драйверами перехода к замкнутым циклам? Что ими движет?

Циклическая экономика находится на повестке дня уже пару лет, но именно в последние месяцы наблюдается кардинальный перелом в отношении общества к проблеме пластикового загрязнения. Также важно, что в январе Евросоюз принял стратегию по сокращению объемов и переработке отходов из пластика. (К 2030 году весь упаковочный материал на рынке ЕС должен будет подлежать вторичной переработке. Также будут созданы пункты сбора пластиковых отходов из моря в портах европейских городов — прим. авт.)

Глобальные бренды — Coca-Cola, Unilever, Nestle и другие — также ставят цели в области отказа от пластиковой упаковки. Многие страны утверждают пакеты мер и планы действий по развитию циклических бизнес-моделей. Компания Unilever обязалась к 2025 году сделать всю свою пластиковую упаковку перерабатываемой и подлежащей вторичному вовлечению в производство. Coca-Cola в январе заявила, что к 2030 году будет собирать и перерабатывать эквивалент 100% своих упаковочных материалов.

Пункт приема бутылок Coca Cola
Пункт приема бутылок Coca Cola
Фото: emtalks.co.uk

При проивзодстве этикеточных материалов мы прежде всего думаем об экологической устойчивости. Поэтому совершенно естественно, что мы находимся в авангарде инноваций на пути разработки оптимального циклического решения в сфере упаковки. С учетом нашей корпоративной стратегии Biofore мы обладаем потенциалом для того, чтобы воплотить эту амбицию в жизнь.

В первую очередь компании должны проанализировать свою производственно-сбытовую цепочку и воздействие продукта на окружающую среду на протяжении всего его жизненного цикла. Затем на основе экодизайна мы можем найти способы для снижения количества отходов и экоследа продукта, популяризации переработки и вторичного использования.

Внедрение замкнутых циклов открывает новые возможности для рынка труда. В Европе, согласно оценкам британской организации Waste and Resources Action Programme (WRAP) за 2015 год, в деятельности, так или иначе связанной с циклической экономикой, занято более 3 миллионов человек, и столько же новых рабочих мест в этой сфере может появиться к 2030-му. Как Вы считаете: потребуется ли в будущем развитие образовательных программ с данным фокусом?

Циклическая экономика станет неотъемлемой частью образования так же, как и устойчивое развитие в целом. Что касается сферы бизнеса, почти каждое подразделение в компаниях будет играть свою роль в развитии замкнутых циклов: от стратегического планирования, поиска ресурсов и научных исследований и разработок до производства, логистики, маркетинга, работы с клиентами и продаж.

В UPM Raflatac мы проводим тренинги для наших сотрудников и клиентов на тему циклической экономики и решений для конечных потребителей. Естественно, появятся и специальности, связанные непосредственно с замкнутым циклом, но ведущие компании будут интегрировать соответствующие функции в должностные обязанности большинства сотрудников. Наш отдел устойчивого развития включает экспертов по экодизайну и переработке.

Как инфраструктура и национальная система обращения с отходами влияют на подход UPM Raflatac к развитию циклической экономики в разных странах, в частности в России? Можно ли назвать решения, предлагаемые в этой области, универсальными? Или их нужно разрабатывать и внедрять в соответствии с уникальными условиями каждой отдельной страны или региона?

Различия на уровне законодательства и систем обращения с отходами бывают значительными. Кроме того, многие компании внедрили свои собственные решения на местах. Поэтому реализация нашей программы Rafcycle — инновационной концепции утилизации бумажной подложки, с помощью которой отходы производства получают новую жизнь, — происходит на индивидуальной для каждой страны основе. Мы внедряем Rafcycle там, где это дает определенные преимущества: позволяет улучшить экологические показатели благодаря отказу от вывоза мусора на свалку и сократить расходы.

Главный вызов для UPM в вашей стране — это расстояние до объектов программы утилизации Rafcycle, которые расположены в Центральной Европе. Таким образом, логистическая сторона связана с крайне высокими затратами, особенно в тех случаях, когда речь идет о небольшом количестве мусора. Второй вызов — импорт отходов в страны Евросоюза. Здесь мы сталкиваемся с рядом проблем административного характера. В долгосрочной перспективе нам необходимо найти локальные решения на территории России.

В 2017 году компания Unilever провела исследование, которое показало, что треть потребителей отдает предпочтение устойчивым брендам. С чем связаны такие изменения в сознании покупателей? Задумываются ли они об экоустойчивости этикетки?

Факторы, обусловившие сдвиг: изменения в законодательстве и системе образования, позиция СМИ и просветительские кампании, повышающие осведомленность о проблемах современного общества.

Вспомните реакцию на последние эпизоды сериала BBC «Голубая планета» с Дэвидом Аттенборо — они сыграли важную роль в информировании британского общества о проблеме пластиковых отходов. Ритейлеры вроде Iceland Foods и Tesco не изменили бы свою политику, если бы не произошло кардинального перелома в сознании потребителей, вызванного этим фильмом. (Iceland Foods пообещала полностью отказаться от использования пластика в упаковке своей продукции в течение пяти лет, а Tesco — от неперерабатываемых упаковочных материалов уже к 2019 году — прим. авт.).

Что касается этикеток, скажу честно: потребители не задумываются непосредственно об их устойчивости. Для покупателей важны сам продукт и его упаковка. Она, безусловно, включает в себя этикетку. Это дает нам возможность работать с брендами и дизайнерами для создания решений в области упаковки, снижающих экологическое воздействие и способствующих продвижению идеи переработки. Наши смываемые клеящие вещества для ПЭТ-материалов — очень хороший пример.

Представим, что мы в супермаркете. Как обычный покупатель может отличить экоустойчивую этикетку продукта?

Как я уже сказал, она является частью упаковки — поэтому сначала нужно посмотреть, есть ли на таре информация о том, где и как она должна перерабатываться. Это также служит индикатором того, что упаковка может включать и устойчивую этикетку.

В Южной и Северной Америке наша компания поддерживает программу How2Recycle, к которой присоединились такие бренды, как Walmart, Target и Nestle. Наша задача — помочь этим компаниям достигать их целей в области этикетирования и упаковки. Например, мы представили новый продукт, способствующий снижению нагрузки на окружающую среду и популяризации переработки и позволяющий заново использовать высококачественный вторичный пластик.

UPM Raflatac разработала программу по управлению отходами RafCycle, которую мы уже упоминали. В рамках этой инициативы партнеры компании получают индивидуальные планы по сокращению расходов на утилизацию и снижению объемов мусора, вывозимого на свалку. Как именно внедряется эта программа?

Rafcycle — концепция, которая подходит как крупным брендам, так и небольшим предприятиям. Наша цель — предоставить партнеру индивидуальное решение, превращающее этикетки во вторичный ресурс. Возьмем, например, пергаминовую бумажную подложку для этикеток. Мы собираем этот вид отходов среди наших партнеров и направляем на наше предприятие UPM Plattling в Германии, где материал превращают обратно в целлюлозу, которую можно повторно использовать в качестве журнальной бумаги или даже снова как подложку. Это решение — действенный пример циклической экономики.

Çàãðóçêà...