Маму-медведицу — в президенты

Кто такие экофеминистки и как их идеи принимают в России

Фото предоставлено арт-группой {родина}

В мире экофеминизм — это общественное движение, но в России это скорее идея, потому что для движения нужны активисты, а их у экофеминизма в стране почти нет. Суть этой идеи в том, что природу люди в патриархальном обществе эксплуатируют точно так же, как и женщин, и эти проблемы нужно решать параллельно.

Слово «экофеминизм» придумала в 1974 году французская активистка Франсуаза Добон. Она считала, что женщины должны совершить экологическую революцию ради спасения жизни на земле, а к разрушению окружающей среды приводит именно мужской контроль над сверхприбыльным производством. Животных, и вообще природу, люди эксплуатируют еще более активно, чем других людей: корова безусловно является для человека товаром, ее можно продать, съесть, сделать из нее ботинки.

Еще один общий аспект — объективация: экофеминистки считают, что и женщины, и животные в современном мире воспринимаются как предметы, а не как живые существа

Поэтому изображения коровы на пакете молока или упаковке котлет не вызывают у покупателей мыслей о реальном животном. Также и реклама с участием фотомоделей не вызывает мыслей о настоящей женщине: образ оторван от его обладательницы. Об этом пишет американка Кэрол Адамс в книге «Сексуальная политика мяса», которая вышла в 1990 году. «Поедание животных — вообще довольно патриархальная традиция, — рассказывает российская экофеминистка Ксения Хомская. — Эксплуатация животных часто связана с концепцией маскулинности: „настоящий мужик должен есть мясо“».

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Духовность на стыке течений

На Западе экофеминизм делят на несколько видов, среди которых вегетарианский, материалистический и спиритуальный. Последний многих отталкивает. Одна из представительниц этого течения — индийский философ Вандана Шива, которая высказывалась против обогащенного витамином А риса и в целом против ГМО. Например, она заявила, что распространение ГМ-хлопка в Индии вызвало волну самоубийств среди фермеров. Ученые, проверив ее слова, выяснили, что количество самоубийств в этой среде — величина довольно стабильная, и присутствие на рынке ГМО на ней никак не отразилось. Другая представительница — американка Стархок — верит, что Земля — живое существо, а активизм может быть религиозным. В 1979 году она написала книгу «Духовный танец» о Великой Богине. Западная пресса назвала эту книгу «классическим пособием по современному колдовству и духовному феминизму».

Так, на стыке двух течений, экологического и феминистского, появилось не обобщающее течение, а нечто новое

«Духовность» и мистическая направленность, считают многие российские феминистки, и приводит к непониманию этого течения. Например, определение экофеминизма из словаря иностранных слов, составленного в 2006 году Николаем Комлевым, такое: «Женское общественное движение, имеющее целью опереться при защите природы на специфику женской психологии; его сторонники исходят из того, что мир может быть приведен в первоначальное равновесие благодаря женской интуиции и мягкости чувств». И конечно, наличие «типичной для женщин мягкости чувств» не подтверждают научные исследования, но книги о Великой Богине уже переносят разговор об экофеминизме из научной сферы в религиозно-философскую, а в ней доказать что-либо почти невозможно.

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Просветленные женщины

В России экофеминизма не существует не только как движения, но даже как более-менее целенаправленной группы в социальных сетях. Группа «Экофеминизм/шактизм/просветленные женщины» ВКонтакте скорее оккультная, чем феминистская, в ней чуть больше 300 человек, и за последние несколько месяцев нет никаких сообщений, только репосты. Посвященный экофеминизму раздел на сайте фем-сообщества «ОНА» — это несколько переводных текстов, которые написаны 2-5 лет назад. Есть еще активная арт-группа {родина}, которая описывает свою идеологию как «анархо-некро-эко-феминизм».

Одна из ее создателей — петербурженка Дарья Апахончич,также участница образовательного ютуб-канала «Феминистки поясняют», называет себя экофеминисткой. В одном из перформансов Дарья в костюме бурого медведя покачивается из стороны в сторону и говорит: «Дорогие россияне! Пришла пора шатать скрепу антропоцентризма! Потому что человек уже не звучит гордо, теперь человеком быть стыдно!» Это «предвыборный ролик мамы-медведицы». Мама-медведица тоже экофеминистка. И она, по задумке художницы, баллотируется в президенты России. «Это не только про новые практики, но и про новые идеологии, в центре которых уже не фаллологоцентризм», — говорит Дарья.

Российская Википедия относит к экофеминистским авторам Владимира Мегре, автора цикла мистических книг о том, что нужно жить на земле, рожать детей и поклоняться лесной богине Анастасии, с которой он не только был знаком лично, но и зачал общего ребенка. Последователи Мегре — сторонники патриархальной семьи, где женщина готовит, убирает и рожает, причем дома. «Это от непонимания, — считает Дарья. — Хотя сам образ Анастасии вполне укладывается в экофемповестку, но его автор — Мегре — снова рисует нам богиню-мать на патриархальном пантеоне».

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Зачем нужно «эко»

Это непонимание усложняет жизнь активисток в России: феминисток вообще многие не любят, и экоактивисты часто вызывают у людей раздражение: заставляют сортировать мусор, меньше покупать, отказываться от упаковки. Все это неудобно и сложно. Выражается неприязнь обычно только в комментариях и личных сообщениях в соцсетях. Оба эти движения — и феминизм, и экоактивизм — в России очень молодые и неинституционализированные.

Ни тем, ни другим не помогает государство, участников немного, и повлиять на политику страны у них пока получается крайне редко

О мусоре, правда, заговорили после катастрофы на полигоне Ядрово, когда свалочным газом отравились несколько десятков детей, и жители начали протестовать. У феминизма же в российской политике совсем небольшой вес: в прошлом году Министерство труда пообещало даже не отменить, а пересмотреть список запрещенных для женщин профессий, но в то же время домашнее насилие перестало быть уголовным преступлением.

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Общая черта российского и западного экофеминизма в том, что в обоих пока больше искусства, чем философии. Эту идеологию разделяют художницы, режиссеры и дизайнеры. В Петербурге есть несколько творческих объединений, среди которых швейный кооператив «Швемы» и артель «Канитель», где художницы создают новые текстильные вещи из б/у материалов. В артели говорят, что начинали с пошива аксессуаров из «штанов доктора наук», и именно этой фразой потом объясняли, чем они занимаются: «шьем вещи из штанов доктора наук».