21.11.2016

Злоключения общественного холодильника в Санкт-Петербурге

Как отвлечь внимание Роспотребнадзора от излишков продовольствия

Злоключения общественного холодильника в Санкт-Петербурге
Автор фото: Ruth Hartnup.

История открытия и стремительного закрытия первого российского общественного холодильника в Санкт-Петербурге привлекла внимание к практике фудшеринга. Спустя всего день после открытия холодильник, куда любой желающий мог положить пригодную к употреблению, но не нужную ему еду, а другой желающий — ее забрать, опечатали сотрудники Роспотребнадзора. «+1» разобрался, почему инфраструктура доступа к невостребованной еде в России активно развивается в социальных сетях, но пока не приживается в офлайне.

Свободу холодильникам

Первая в России попытка установить общественный холодильник, где любой может оставить и взять еду, провалилась. Создатели паблика «Вконтакте» «Фудшеринг. Отдам даром еду» поставили его 13 ноября 2016 года в благотворительном магазине «Спасибо» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. На следующий день холодильник был опечатан Роспотребнадзором после обнаружения в нем признаков антисанитарии.

Группа «Фудшеринг. Отдам даром еду» существует год, сейчас в ней состоят более 25 тысяч человек, в основном из Москвы и Санкт-Петербурга, за день в ней публикуется порядка 30 постов с предложением еды и лекарств, и почти на все немедленно находятся желающие. Помимо обычных пользователей остатки еды предлагают кафе — партнеры проекта. Организатор проекта Саша Легкая рассказала «+1», что сотрудники санитарной службы назвали идею «благой», но не предложили каких-либо альтернатив и способов устранения нарушений и 15 ноября активисты холодильник демонтировали. «На второй и третий день, когда холодильник уже опечатали, люди продолжали приходить с едой. Я давала этому проекту срок два месяца, чтобы посмотреть, как идея будет реализовываться — и начинание могло показать хороший результат, учитывая показатели за три дня», — говорит госпожа Легкая. Однако после беседы с сотрудниками Роспотребнадзора активисты обнаружили, что российское законодательство не способствует таким начинаниям, и намереваются искать другие способы вынести идею фудшеринга за рамки интернет-пространства.

Доверяй, но проверяй

Фудшеринг — один из способов избежать ненужных потерь еды и помочь нуждающимся в ней людям. Около трети всего продовольствия, производящегося в мире, стоимостью примерно $1 трлн выбрасывается при производстве или на одной из стадий потребительской цепочки, оценивают в ООН. При этом только в России в первом полугодии 2016 года 21,4 млн человек проживали за чертой бедности. Решением проблемы доступа к излишкам продовольствия занимаются как крупные системные игроки — торговые сети, производители продукции, благотворительные организации и банки еды, так и местные активисты, однако опыт последних не всегда удачен.

Открывая проект, активисты в Санкт-Петербурге полагали, что смогут обеспечить надлежащее качество еды за счет сознательности граждан и небольшого участия волонтеров. В холодильник запрещалось приносить яйца, сырую рыбу и мясо, рядом с ним лежали ручки и наклейки, чтобы приносящие еду могли обозначить на ней дату, а каждый вечер содержимое холодильника должны были инспектировать волонтеры, выбрасывая испортившиеся продукты.

Между тем, законодательство на сознательность людей полагаться не готово: «Продукция, изготовленная гражданами в неизвестных условиях, без соблюдения установленных требований к технологии изготовления, срокам годности, условиям транспортировки и хранения, упаковке не может находиться в обороте. Реализация пищевой продукции подобным способом создает угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан и может послужить причиной возникновения массовых инфекционных заболеваний и пищевых отравлений»,— заявляет Роспотребнадзор. «Насколько мне известна ситуация с европейскими общественными холодильниками, ни одного случая отравления не зарегистрировано. Да и у нас в сообществе за все время существования не было таких ситуаций. Если бесплатная еда кажется подозрительной, ничто не мешает ее выкинуть»,— возражает Саша Легкая.

А как у них

В европейских странах идея создания общественных холодильников появилась гораздо раньше, и взаимодействие активистов с властями складывалось по-разному. На родине фудшеринга в Германии проблема регулирования встала достаточно остро. В феврале 2016 года власти Берлина решили убрать все 25 холодильников, которые были установлены в городе, ссылаясь на антисанитарное состояние. В ответ активисты foodsharing.de заявили, что правила, которым подчиняются коммерческие предприятия, на них распространяться не должны. Они написали соответствующую петицию, которую в первые дни поддержали практически 17 тыс. человек. Сейчас число подписавшихся превысило 37 тыс. человек. Холодильники оставили, но споры вокруг них не утихают до сих пор. «Власти хотят строго регулировать общественные холодильники, потому что с ними возникают проблемы у берлинских органов ветеринарного и пищевого надзора. Они грязные, с ними связаны серьезные нарушения, и за это никто не несет ответственности,— заявил глава района Панков Торстен Кюне. — Содержимое холодильников потенциально опасно для здоровья, поэтому мы должны вмешаться».

По мнению властей, фудшеринговые точки должны отвечать тем же требованиям, что и продовольственные компании. Каждый холодильник должен будет постоянно находиться под наблюдением ответственного лица, а все полученные продукты будут вноситься в реестр и помечаться. В противном случае организаторам грозит штраф в €50 тыс. или даже закрытие, говорит господин Кюне.

Успешным аналогичный опыт оказался в Испании. Активисту Альваро Саизу удалось уговорить мэра города Гальдакано (Страна Басков) выделить €5 тыс. на покупку холодильника, оплату электроэнергии, техподдержку и санитарно-эпидемиологическое исследование. Общественный холодильник установили рядом с рестораном Berrio. В конце дня оставшаяся еда из этого и соседних ресторанов отправляется на его полки, где ее может взять любой желающий. Агрегату также присвоили особый юридический статус, чтобы в случае отравления на администрацию нельзя было подать в суд.

Общественные холодильники существуют также в Чехии, Австрии, Польше и других странах. Они устанавливаются в магазинах и кафе по инициативе их владельцев. Иногда для обмена продуктами может служить даже обычная лавка, где можно что-то оставить или прихватить по дороге на работу.

Просто поторопились

Создатели питерского холодильника недостаточно продумали организационную часть, полагает лидер московского фудшерингового движения Анна Успенская. «Идея с холодильником витала в воздухе давно. Когда мы начали сотрудничать с пространством «Делай сам», они хотели поставить такой холодильник, но мы их отговорили: слишком сложная задача и слишком мало практической пользы по сравнению с другими задачами по фудшерингу, которые можно сделать за это время«,— рассказала госпожа Успенская «+1».

Если делать такой проект наобум, то слишком велики риски — один отравившийся сразу бросит тень на всю идею фудшеринга, считает она, указывая на вероятность «злонамеренных попыток отравления». Поэтому идею свободного доступа к продовольствию предлагается реализовывать постепенно: начинать с регулярной раздачи еды раз в неделю в определенном месте, строго следя за качеством и маркировкой, принимать только простую еду вроде хлеба и овощей или продуктов в нетронутой упаковке. Затем постепенно снижать контроль волонтеров и увеличивать время раздачи, и лишь на третьем этапе можно создавать стационарный холодильник.

Фудшеринг — одна из возможных технологий помощи людям, попавшим в трудную ситуацию, говорит президент первого российского банка еды — Фонд продовольствия «Русь» Виктория Крисько. Она подчеркивает, что любая помощь должна быть организована грамотно. «Продовольственная безопасность в рамках продовольственной помощи должна быть соблюдена»,— убеждена госпожа Крисько. Для этого фонд выдвигает три условия: передаваемые продукты должны быть долгого хранения, упаковка не повреждена, а температурный режим, указанный производителем, строго соблюдаться. Они содержатся в инструкциях для граждан и доносятся до волонтеров на тренингах фонда. Их соблюдение позволяет выполнить требования законодательства, отмечает Виктория Крисько.

Фудшеринг — явление не новое, и на начальных этапах его развития за рубежом банки еды активно участвовали в этом процессе, рассказывая о технологиях и показывая, как правильно организовать обмен едой. «Стихийный процесс может принести скорее вред, нежели пользу. Хорошо полагаться на социальную активность граждан, но очень важно на этапе, когда культура только формируется, делать ее грамотной»,— заключает госпожа Крисько.

Надежда Краснушкина, Наталья Буланова