«Возможность сделать эвтаназию дает людям ощущение покоя»

Бельгийская паралимпийская чемпионка Марика Верворт прошла процедуру в возрасте 40 лет. Спортсменка настаивала на том, что эвтаназия не должна квалифицироваться как убийство. Практика прекращения жизни смертельно больного человека, помимо Бельгии, сейчас легализована в Нидерландах, Люксембурге, Швейцарии, Канаде, Колумбии и восьми штатах США. В России процедура законодательно запрещена.

Фото: Sands Beach Active Lanzarote / Flickr.com

Участница Паралимпийских игр Марика Верворт прошла процедуру эвтаназии. Спортсменка ушла из жизни в возрасте 40 лет.

В 14 лет у Верворт диагностировали редкое дегенеративное мышечное заболевание, из-за чего она испытывала постоянную боль, судороги и почти не могла спать. При этом, как сообщает AFP, она играла в баскетбол на колясках, занималась плаванием и триатлоном. Женщина завоевала золото и серебро в гонках на спортивных колясках на Паралимпийских играх в Лондоне в 2012 году, а также серебро и бронзу в Рио-де-Жанейро в 2016 году.

Документы, позволяющие пройти процедуру эвтаназии, Марике Верворт подписала в 2008 году. В 2016 году она сообщила о своем намерении уйти из спорта. К этому времени у спортсменки ухудшилось зрение, и она страдала от эпилептических припадков.

«Если бы я не получила эти документы [на эвтаназию], думаю, я бы уже совершила самоубийство», — заявила она на пресс-конференции в Рио-де-Жанейро, добавив, что доступ к юридической помощи дал ей мужество продолжать жить так долго. Верворт настаивала на том, что процедура эвтаназии не должна квалифицироваться как убийство. «Это дает людям ощущение покоя», — объясняла спортсменка.

Эвтаназия: определение и легализация

Слово «эвтаназия» пришло из греческого языка, где еu означает «хорошо» и thanatos — «смерть». Впервые в качестве термина его употребил английский ученый Фрэнсис Бэкон (1561–1626), который считал, что врач должен не только исцелять, но и избавлять пациента от страданий. Благодаря высказываниям философа за словом закрепилось значение естественного умирания человека с помощью врача. К началу 1900-х годов термин начал приобретать значение убийства из милосердия или прекращения жизни нежелательных лиц. Это было связано с широким распространением в научных кругах и среди населения разных стран идей евгеники — учения о селекции человека. Так, в частности, поступали нацисты, называя эвтаназией умерщвление людей, имевших различные виды инвалидности или особенности здоровья. Сейчас принято различать два вида эвтаназии. Пассивная подразумевает прекращение лечения с согласия человека или его родственников (если он находится в вегетативном состоянии), активная — введение смертельного препарата.

Закон о декриминализации эвтаназии в 2001 году приняли в Нидерландах. Ее могут провести человеку со смертельным диагнозом, который испытывает «постоянные и невыносимые страдания». При этом он должен пребывать в здравом уме и несколько раз заявить о своем желании умереть. Эвтаназию разрешается проводить людям старше 12 лет; подросткам, не достигшим 16 лет, требуется согласие родителей. Согласно ежегодному отчету нидерландских региональных комитетов по обзору эвтаназии (Regional Euthanasia Review Committees), в 2018 году с помощью специалистов скончались более 6,1 тыс. человек. У большинства из них диагностировали сердечно-сосудистые, онкологические, неврологические и другие заболевания. В 1% случаев к добровольной смерти прибегли люди с психическими расстройствами. В июне в мировых СМИ появилась информация о том, что эвтаназию прошла 17-летняя жительница Нидерландов Ноа Потховен, которая страдала тяжелой формой депрессии и анорексией. Однако позже ее родители опровергли случившееся и сообщили, что девушка умерла, добровольно отказавшись от еды и воды.

Помимо Нидерландов эвтаназия легализована в Люксембурге, Канаде, Колумбии и Бельгии. В последней для проведения процедуры нет возрастных ограничений. В 2014 году бельгийские власти приняли закон, позволяющий облегчить предсмертные страдания неизлечимо больным детям. Для этого ребенок, будучи в сознании, должен самостоятельно попросить об эвтаназии; от родителей требуется согласие.

В Швейцарии с 1942 года врачи могут выписывать больному специальные препараты, но человек принимает их самостоятельно. Добровольно уйти из жизни в стране помогают некоммерческие организации. Одна из них — Dignitas — работает с гражданами других стран, что привело к развитию так называемого «эвтаназийного туризма». Согласно статистике Dignitas, за период с 1998 по 2017 год к ее услугам обратились более 2,3 тыс. иностранцев, в том числе двое из России в 2014 году.

Проводить эвтаназию также разрешается в восьми штатах США (Гавайи, Мэн, Нью-Джерси, Орегон, Вермонт, Вашингтон, Монтана, Калифорния) и округе Колумбия. К процедуре могут прибегнуть пациенты со смертельным диагнозом, которым, по заключению врачей, остается жить не более шести месяцев.

Этическая сторона вопроса

Специалисты спорят о допустимости легализации эвтаназии. Сторонники процедуры считают, что каждый имеет право на достойную смерть. Люди в терминальной стадии болезни часто оказываются прикованными к постели и попадают в зависимость от родственников и медицинского персонала, от чего могут испытывать чувство стыда и унижения. Считается также, что человек, который постоянно чувствует боль, не может наслаждаться жизнью в полной мере, а потому вправе отказаться от нее по собственной воле. Среди аргументов в пользу эвтаназии упоминают и экономический фактор: средства, которые расходуются на поддержание жизни умирающих, можно потратить на тех, кто имеет шансы излечиться.

Те, кто выступает против этой практики, уверены, что человек может жить достойно и со смертельным диагнозом — для этого нужен качественный уход и беспрепятственный доступ к обезболивающим препаратам. Они также говорят и о ценности человеческой жизни и ссылаются на теорию «наклонной плоскости» (от англ ― slippery slope). Согласно ей, легализация того или иного действия может привести к злоупотреблениям. Так, если разрешить убийство больных людей, возможно в будущем жизни начнут лишать и здоровых.

Еще один довод «против» — ответственность, которую берет на себя врач, помогающий пациенту умереть. Общественный деятель, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер в интервью телеканалу «Дождь» рассказала, что однажды она помогла своей знакомой усыпить собаку, которая тяжело умирала. «Это огромная разница ― иметь возможность уйти из жизни, принять такое решение и сделать это самостоятельно или поставить кого-то в ситуацию, в которой была я, ― отметила Федермессер. ― Эта собака не ушла из жизни, я ее из этой жизни вытащила». Такого же мнения придерживается бывший главный санитарный врач России, депутат Госдумы Геннадий Онищенко. По его словам, врач, давший клятву действовать исключительно в интересах больного, не имеет права его убивать.

Права неизлечимо больных пациентов в России

В России в соответствии с федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» пациент (или родственники) имеет право отказаться от медицинского вмешательства, в том числе от искусственного поддержания жизни. Однако проводить эвтаназию, или «ускорять по просьбе пациента его смерть какими-либо действиями (бездействием) или средствами», запрещено. Людям со смертельным диагнозом в стране оказывают паллиативную помощь, цель которой — облегчить состояние, в том числе с помощью обезболивания или купирования тяжелых симптомов. Как сообщила глава Минздрава Вероника Скворцова, в стране остаются невыявленными почти 400 тыс. человек, которые нуждаются в паллиативной помощи.

Февральский опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения показал, что об эвтаназии знает 51% россиян. Доля незнающих составила 37%, еще 8% дали неправильное определение термину. При этом чаще положительно к эвтаназии для людей с неизлечимыми заболеваниями относится молодежь в возрасте от 18 до 24 лет (64%) и жители крупных городов с населением 500-900 тыс. человек (58%).

Согласно результатам исследования ведущего научного сотрудника лаборатории сравнительных исследований массового сознания НИУ ВШЭ Максима Руднева, негативное отношение к эвтаназии в России связано с такими факторами, как религиозность, недоверие к врачам и стремление защитить больного от системы здравоохранения. 27% россиян считают, что врачи могут ввести смертельный препарат, если человек испытывает невыносимые страдания, неизлечимо болен и просит об эвтаназии. 36% в той же ситуации считают допустимым отказаться от лечения (пассивная эвтаназия). Обнаружилось также, что люди, которые имеют проблемы со здоровьем или опыт ухода за неизлечимо больными родственниками, чаще негативно относятся к этой процедуре. «Похоже, психологическая вовлеченность в трудности больных способствует отказу от предоставления врачам права прерывания их жизни», — отметил автор работы.