25.06.2019
4 минуты на чтение

Во время процедуры я спал и слушал музыку

Костный мозг можно сдавать двумя способами. Первый метод: пункция бедренной кости — это занимает около 40 минут, вам сделают общую анестезию, но придется задержаться в больнице минимум на день. Второй метод больше похож на переливание крови, ее забирают из вены, отделяя стволовые клетки, после чего вливают обратно — такая процедура занимает около 6 часов. Считается, что сдавать костный мозг — болезненная процедура. И чтобы не опровергать это убеждение сухими медицинскими фактами, мы поговорили с Евгением, донором Русфонда, который добровольно вступил в Национальный регистр доноров костного мозга и сдал костный мозг, чтобы спасти жизнь молодого пациента.

Иллюстрация Евгении Власовой

В обществе существуют стереотипы по поводу этого вида донорства. Кто-то боится этого, но, к счастью, мой круг общения такие стереотипы не исповедует. Донором я стал достаточно просто. В МГУ периодически проходят Дни доноров. Во время таких акций студентам и преподавателям рассказывают о донации, в том числе и костного мозга. Я подумал, что мне донорство не стоит практически ничего, а кому-то может сильно помочь. Когда участвовал в акции, я прекрасно понимал, что такое костный мозг, как он извлекается из организма и как происходит трансплантация. До этого я уже несколько раз сдавал кровь.

Я точно не помню, когда мне позвонили. Это было в конце осени или начале зимы 2018 года. Сказали, что есть потенциальный реципиент для моего костного мозга и нужно сдать повторные анализы. Я прошел дополнительные обследования и стал готовиться к сдаче периферической крови. Такой способ мне больше подходил, так как делается амбулаторно, — пациенту нужно только приходить на процедуры. Когда костный мозг берут с помощью пункции из подвздошной кости, есть шанс остаться в больнице на несколько дней. Мне ложиться в больницу не хотелось.

«Сидишь в донационном кресле, а весь богатый внутренний мир проходит через сепаратор»

Перед донацией сделали уколы — под кожу вводили препарат, стимулирующий выход клеток в кровь из кроветворных тканей. Когда ты соглашаешься на процедуры, то подписываешь бумаги о невозможности отказа. И это абсолютно логично: в момент, когда врачи готовят донора, реципиенту проводят высокодозное кондиционирование. Эта процедура убивает костный мозг человека, пораженный онкологией, чтобы подсадить новый. Я сразу подписал бумаги, у меня не было сомнений, не вижу проблемы в том, чтобы стать донором и довести дело до конца. Но если люди отказываются — это их дело. Я не знаю таких людей, поэтому мне трудно делать какие-то оценочные суждения, не послушав человека.

Процедура донорства проходит достаточно скучно. Четыре часа сидишь в донационном кресле с катетерами в обеих руках, а весь богатый внутренний мир проходит через сепаратор. Вставать с места и шевелить руками нельзя. Я ходил на процедуру один, спал и слушал музыку. 

От обычного донорства крови ощущения никак не отличались

Когда сняли катетеры, я почувствовал облегчение от того, что можно было встать. За время донации я засиделся. Героических чувств не испытал и после процедуры пошел на работу. Но лучше так не делать, а пойти домой отдыхать.

Своего двойника я не знаю, еще недостаточно времени прошло, чтобы его судьба после трансплантации стала понятной. Знаю только, что он из России. Встретиться с ним я не стремлюсь, но и противиться не буду.

Я не знаю, сколько людей из тех, кто сдавал кровь на типирование в МГУ, уже стали донорами. Каждый раз на День донора приходит много людей, и я скажу почему: за это платят премию около 2 тысяч рублей. А за донорство костного мозга я ничего не получил, только врачи поблагодарили — мне достаточно.

Проще и эффективнее — платить донору. 

Если будет какое-то вознаграждение, то это изрядно простимулирует донорство, а если вознаграждение будет заметным, то доноров станет гораздо больше

Если государство и фонды не располагают ресурсами, что, скорее всего, соответствует действительности, то нужны инфоповоды. Чтобы информационная пропаганда действовала, решения должны приниматься на более высоком, чем сейчас, — на высшем уровне. Это роль государства, которую оно должно выполнять. Основные аспекты донорства и регистра — специалисты, оборудование, информационная поддержка и вознаграждение, которое сильно популяризирует донорство. Только за идею мало кто готов что-то делать.

Евгений Губанов, 19-летний донор костного мозга

Записал Степан Давиденко

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки