01.11.2019

Суверенность или изоляция?

В России 1 ноября частично вступил в силу закон «об устойчивом интернете», который, по замыслу авторов, позволит обеспечить бесперебойную работу российского сегмента интернета в случае возникновения внешних угроз.

Фото: istock.com

Закон об изменениях в ФЗ «О связи» и «Об информации, информационных технологиях и защите информации» внесли в Госдуму сенаторы Андрей Клишас, Людмила Бокова и депутат Андрей Луговой. В мае документ подписал президент России Владимир Путин.

Закон обязывает всех операторов связи установить на свои сети технические средства противодействия угрозам (ТСПУ), которые позволят фильтровать трафик и ограничивать доступ к запрещенным сайтам. Их предоставит Роскомнадзор, и в случае возникновения угроз функционированию интернета в России к ведомству перейдет централизованное управление сетью. Перечень возможных угроз пока не подготовлен, их виды, как сообщает «Интерфакс», определит кабмин. Закон также предусматривает создание реестра точек обмена, через которые будет проходить весь интернет-трафик. Требования к функционированию этих точек будет утверждать Минкомсвязи по согласованию с ФСБ.

Кроме того, владельцы сетей связи и точек обмена трафиком, интернет-компании и другие участники рынка раз в год должны будут принимать участие в плановых учениях. Во время этих мероприятий будут в том числе отрабатываться механизмы реагирования на чрезвычайные ситуации. С 1 января 2021 года российские операторы связи будут обязаны использовать национальную доменную зону, а госорганы — только отечественные средства шифрования информации.

Установка и обслуживание устройств, к которым относится оборудование для глубокой фильтрации трафика (Deep Packet Inspection, DPI), будут осуществляться за счет госбюджета. Согласно информации национальной программы «Цифровая экономика», на его закупку планируется потратить 20,8 млрд; в целом реализация закона обойдется государству в более чем 30 млрд руб. В настоящее время оборудование проходит тестирование. Оно началось на базе решений, разработанных компанией RDP.ru, 15% которой принадлежит компании ПАО «Ростелеком». По данным «Коммерсанта», на установку устройств по всей стране уйдет еще примерно год.

Механизмы контроля над интернетом уже не один год существуют в некоторых странах. В Германии, например, с 2018 года действует закон NetzDG для защиты от потенциально опасного контента в социальных сетях. В Китае реализуется национальный проект «Золотой щит» (от англ. — The Golden Shield Project), также известный как «Великий китайский фаервол». На территории страны ограничен доступ к иностранным интернет-ресурсам, существуют свои версии Google, Amazon и Facebook (Baidu, Alibaba и Renren), а самый популярный мессенджер — WeChat — используется еще и для оплаты покупок. В Иране из-за внутренних и внешних санкций не работают многие иностранные сайты и мессенджеры. Страна перешла на Telegram (хотя его неоднократно блокировали) и использует собственные аналоги Uber, Amazon и других сервисов. В 2018 году Китай и Иран заняли последние места в мировом рейтинге свободы интернета (Freedom of the Net), который ежегодно составляется международной неправительственной организацией Freedom House. Наиболее благоприятная ситуация сложилась в Эстонии, Исландии и Канаде, а Россия заняла 53 место из 65.

+1 разобрался, какие изменения повлечет за собой новый закон и ощутят ли на себе его действие обычные пользователи.

Что такое суверенный интернет и зачем он нужен?

По словам председателя Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонида Левина, главная цель закона заключается в том, чтобы обеспечить россиянам доступ к интернету, в том числе к электронным госуслугам, онлайн-банкингу и социальным сетям, вне зависимости от внешних или внутренних условий. Однако координатор общественной организации «Роскомсвобода» по международному сотрудничеству Александр Исавнин с чиновником не согласен. «По сути, у государства появилось право контролировать некоторые технические моменты в работе интернета, которые нигде в цивилизованных странах не контролируются, — рассказал +1 эксперт. — Теперь оно может вмешиваться в маршрутизацию и в отношения между операторами, а любое вмешательство государства туда, где свободно развивается рынок, ни к чему хорошему обычно не приводит».

Что изменится для обычных пользователей с вступлением закона в силу? Повлияет ли его реализация закона на стоимость услуг?

Президент аналитического агентства «БизнесДром», член экспертного совета Госдумы РФ по цифровой экономике Арсений Поярков рассказал +1, что обычные пользователи не заметят изменений. «Возможно, фильтрация трафика повлечет за собой снижение скорости обмена данными. Рядовые пользователи этого не почувствуют, но в таких высокотехнологичных областях, как интернет вещей (от англ. internet of things, полностью автоматизированный цикл работы приборов и систем за счет их подключения к беспроводной сети. — Прим. +1), который, к слову, сейчас активно развивается, это может быть ощутимо», — пояснил эксперт. Стоимость услуг связи, по словам Пояркова, если и повысится, то не критично. Он отметил, что цены на мобильную связь и интернет в России сравнительно низкие, и даже если они вырастут, они будут не сопоставимы с западноевропейскими ценами. «Но даже несмотря на то, что оборудование субсидируется, его обслуживание стоит денег. А у государства, как известно, нет других денег кроме наших», — заключил эксперт. Александр Исавнин также отметил, что сегодня изменений ждать не следует, но со временем услуги операторов «однозначно подорожают, а качество их услуг заметно снизится». «Интернет развился и прекрасно работает потому, что не существует единого центра управления, — комментирует эксперт. — Если где-то происходят сбои, то локально — например, у кого-то в квартире. Или, скажем, может „лечь“ Twitter, но Facebook будет продолжать работать. Полного отключения сети никогда не происходило ровно потому, что ее обслуживают много разных операторов, а на рынке существуют разные бизнес-модели и разные технологии. Вмешательство же государства может представлять угрозу для ее бесперебойной работы».

Правда ли, что станет намного сложнее обходить блокировки? Не грозит ли нам «железный занавес»?

Леонид Левин подчеркнул, что информация, распространение которой запрещено в России, уже блокируется в соответствии с законодательством. Новый закон, по его словам, предусматривает переход на более технологически совершенный уровень, который позволит выполнять требования законодательства более точными инструментами. По мнению Арсения Пояркова, существует вероятность того, что для обхода блокировок будут требоваться более сложные в техническом плане инструменты. Но полностью заблокировать доступ к интернету, как считает эксперт, практически невозможно. «Мы не сможем выходить во всемирную сеть в том случае, если не будет обмена трафиком за пределами внутренней сети страны. Но при наличии хоть какого-то доступа во внешний мир проблем не возникнет: отследить трафик, который качественно шифруется, невозможно. Именно по этой причине, в России до сих пор работает мессенджер Telegram», — сказал Поярков.

Çàãðóçêà...