«Российское изобретение» и «троллинг ЕСПЧ»

На днях Владимир Путин попросил Верховный суд и Минюст проработать идею создания российского суда по правам человека. Ранее с такой инициативой выступил член Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ) Евгений Мысловский. Он аргументировал это необходимостью выплаты по решениям Европейского суда по правам человека десятков тысяч евро компенсаций пострадавшим от незаконных решений силовиков и судей. Опрошенные Plus-one.ru члены СПЧ, юрист и политолог рассказали о том, сможет ли национальный суд решить проблемы россиян.

Заместитель секретаря Большой палаты Европейского суда по правам человека Сорен Пребенсен и председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди
Заместитель секретаря Большой палаты Европейского суда по правам человека Сорен Пребенсен и председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди
Фото: Жан-Франсуа Бадиа / ТАСС

В декабре прошлого года на заседании Совета по правам человека при президенте РФ один из членов СПЧ, глава фонда противодействия преступности и коррупции «Антимафия» Евгений Мысловский рассказывал о злоупотреблениях сотрудниками правоохранительных органов своими полномочиями. В частности, он вспомнил о нижегородской журналистке Ирине Славиной, которая 2 октября 2020 года совершила самосожжение напротив здания регионального ГУВД. Перед гибелью она опубликовала на своей странице в Facebook пост «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Накануне у нее в квартире, как у свидетеля по делу о нежелательной организации (его возбудили против руководителя Нижегородского храма Летающего макаронного монстра Михаила Иосилевича), прошел обыск. Следователи пришли к журналистке в шесть утра, изъяли всю электронную технику, а затем доставили на допрос. Евгений Мысловский на заседании заявил, что подобные действия следователей направлены на устрашение активистов.

Правозащитники считают, что злоупотребления полномочиями и незаконные действия силовиков, в том числе нарушающие права на справедливое судебное разбирательство, позволяют осужденным в России через Европейский суд по правам человека отсуживать себе десятки тысяч евро. «Нам это надо?», — спросил президента Евгений Мысловский и предложил создать российский суд по правам человека.

28 января президент России рекомендовал Верховному суду вместе с Минюстом подумать «о целесообразности» создания в России нового института. Plus-one.ru собрал мнения экспертов по этому вопросу.

Мнение первое: российский суд облегчит защиту прав россиян

По мнению члена СПЧ Игоря Борисова, аргументом в пользу создания национального суда является то, что ЕСПЧ может принимать решения не в пользу России в интересах других государств. Эксперт предполагает, что национальный суд, не забывая о международных нормах, мог бы рассматривать нарушения конституционных прав граждан (среди них — право на жизнь, свободу слова, совести, вероисповедания, собраний. Эти права перечислены во второй главе Конституции РФ. — Прим. Plus-one.ru). «Создание национального суда только разгрузит ЕСПЧ, в котором мы занимаем одно из ведущих мест по количеству жалоб из-за численности нашего населения и протяженности нашей страны», — считает Игорь Борисов.

Игорь Борисов полагает, что, если россиянин останется недоволен решением национального суда, он сможет обжаловать его в ЕСПЧ. Эксперт уверен, что в российский суд обращаться легче, чем в европейский, где для оформления жалобы нужна помощь специально подготовленного юриста. При этом создать такой суд будет непросто. Для этого необходимо принять поправки в Конституцию или расширить функционал обычных судов, резюмирует эксперт.

Мнение второе: новый суд будет дублировать функции других судов

С коллегой не согласен глава комиссии СПЧ по контролю за правоохранительными органами Игорь Каляпин. Он считает, что с созданием национального суда в сфере защиты прав россиян ничего не изменится и новый орган просто будет дублировать решения районных и городских судов.

«Участники Совета Европы не случайно придумали орган, независимый от национальных властей. Когда разрешается спор между властью и человеком, арбитром не может быть одна из спорящих сторон», — говорит Игорь Каляпин. Он также напоминает, что любой российский суд, начиная с районного, обязан применять европейскую конвенцию, «но, к сожалению, гражданин ни в первой инстанции, ни в апелляционной, ни в кассационной не находит защиты своих прав». В первую очередь эксперт имеет в виду жалобы на нарушение свободы собраний, незаконные задержания и пытки. Игорь Каляпин призывает не создавать новый институт, а сделать более независимыми существующие российские суды.

Мнение третье: суд по правам человека не будет независимым

Руководитель юридического департамента «Руси Сидящей» (проект Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям, внесен в реестр НКО-иностранных агентов) Ольга Подоплелова считает, что национальный суд по правам человека России не нужен, но если он появится, это будет «исключительно российское изобретение». «Это попытка негодными средствами реанимировать неработающую судебную систему. Естественно, ни о какой независимости такого органа речи идти не может», — сказала она.

Ольга Подоплелова пояснила, что в рамках реформы Конституции и других законов в 2020 году были приняты нормы об увольнении судей Конституционного и Верховного судов, а также судей кассационных и апелляционных судов Советом Федерации по представлению президента, о сокращении числа конституционных судей, запрете для них публикации особых мнений, упразднении конституционных и уставных судов в регионах.

«Юридическое сообщество давно не испытывает иллюзий в отношении независимости судей, особенно в громких делах, затрагивающих интересы государства. И предпосылок для независимости нового судебного органа просто нет в рамках этой системы», — утверждает Ольга Подоплелова. Также, по ее мнению, пока неясно, какие именно права будет защищать новый орган.

Мнение четвертое: инициатива является троллингом ЕСПЧ

«Мне все это показалось похожим на какую-то импровизацию. Не считаю, что вопрос проработан. Аналогов в мире нет. Мне не кажется, что такой суд в России нужен. Поток обращений из России в ЕСПЧ так не остановить», — добавляет политолог Константин Калачев. Ему тоже пока неясно, какие именно дела будет рассматривать суд.

«Да и с чего мы должны поверить, что он будет отличаться от всей остальной судебной системы? Похоже на троллинг ЕСПЧ, но раз за дело взялся президент, то структуре быть. Но ее независимость, неангажированность и беспристрастность вызывают большие сомнения», — резюмирует эксперт.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Владимир Хейфец