Экоактивисты попросили сбросить давление

В Общественной палате (ОП) 27 января прошел круглый стол о нарушении прав экологических активистов. В 2020 году от преследований пострадали 449 природоохранников, еще один — погиб. Plus-one.ru рассказывает, как прошел разговор о защите экоактивистов от административно-силового давления.

Активисты, выступающие против разработки горы (шихана) Куштау Башкирской содовой компанией, на горе Куштау
Активисты, выступающие против разработки горы (шихана) Куштау Башкирской содовой компанией, на горе Куштау

На открытии круглого стола глава экологической комиссии ОП Елена Шаройкина объявила, что на базе комиссии будет создан Координационный совет по экологическому благополучию, в который войдут активисты и эксперты со всей страны. «Тема давления на экоактивистов будет приоритетной. Задача — оперативно препарировать на федеральном уровне даже самый маленький случай несправедливости», — подчеркнула она.

Хотя точные сроки создания совета Елена Шаройкина не назвала, она собрала с присутствовавших на круглом столе рекомендации по решению проблем активистов.

Сопредседатель Российского социально-экологического союза Виталий Серветник представил доклад о давлении на природоохранников в 2020 году. Организация зафиксировала 169 эпизодов давления на 450 экоактивистов в 26 регионах России.

«Один активист погиб, 15 получили травмы различной степени тяжести или их имущество было повреждено. В отношении экоактивистов возбуждено 14 уголовных дел, составлено 264 административных протокола. Общая сумма индивидуальных штрафов составила более полумиллиона рублей», — отмечается в докладе.

Как пояснил Серветник, погибший активист — житель Вологды Сергей Пахолков. 26 августа во время задержания полицейскими на акции протеста против вырубки сквера он упал и ударился головой о диск колеса припаркованной рядом машины. На следующий день после этого он скончался в отделении полиции от закрытой черепно-мозговой травмы.

Лидером по числу эпизодов давления на экоактивистов признана Москва — в 2020 году в столице зарегистрировано 48 случаев. На втором месте — Башкортостан (20), на третьем — Архангельская область (18).

«Наиболее горячими точками экологических конфликтов стали строительство полигона отходов на станции Шиес в Архангельской области, попытка разработки шихана Куштау в Башкортостане, защита сквера на улице Ивана Франко в Кунцево в Москве, строительный проект „Фестиваль Парк-2“ в Москве и строительство участка Юго-Восточной хорды в Москве», — говорится в докладе.

Еще одним примером давления эксперты называют ноябрьские обыски в офисе «Экологической вахты по Северному Кавказу» в Краснодаре по делу об участии в работе «нежелательной организации» Open Russia. Как заявляли в «Эковахте», следственные действия связаны с тем, что подозреваемый по этому делу активист Леонид Малявин и координатор организации Андрей Рудомаха — друзья по Facebook. У «Эковахты» изъяли несколько компьютеров и электронных носителей, а Андрея Рудомаху доставили на допрос к следователю, но затем отпустили в качестве свидетеля. Господин Рудомаха известен тем, что в 2017 году был жестоко избит после проверки законности вырубки леса в природоохранной зоне под строительство в Краснодарском крае.

В первую десятку регионов-лидеров антирейтинга также входят Московская и Кемеровская области, республика Татарстан, Удмуртия, Вологодская, Челябинская и Волгоградская области.

Кроме того, отмечает Виталий Серветник, с 2012 года из-за действия закона об НКО-иностранных агентах (получающих средства из-за рубежа и ведущих политическую деятельность. — Прим. Plus-one.ru) из 32 организаций, попавших в реестр иноагентов, «22 были вынуждены закрыться или были закрыты Минюстом».

Российский социально-экологический союз требует:

прекратить преследование экологических активистов и НКО;

расследовать все случаи нападения на экоактивистов и их преследования;

расследовать все экологические правонарушения, с которыми связаны случаи преследования активистов;

скорректировать нормативно-правовую базу для обеспечения эффективной защиты экологических прав граждан.

Докладчика поддержала и представитель экологической комиссии Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ Наталия Евдокимова. «Три года назад я анализировала реестр НКО, выполняющих функции иноагентов, и меня поразило, что более трети его участников — организации, занимающиеся экологическими проблемами в России. Очень затрудняют деятельность таких организаций и дополнительные проверки, и недоверие со стороны органов власти, правоохранительных органов и самих граждан», — посетовала эксперт. Она напомнила, что, согласно закону об НКО, защита растительного и животного мира не является политической деятельностью.

Также Наталия Евдокимова отметила, что СПЧ поддерживал многих экологических активистов, в том числе башкирских, боровшихся с разработкой шихана Куштау «Башкирской содовой компанией», и челябинских, протестовавших против строительства горно-обогатительного комбината «Томинский», принадлежащего «Русской медной компании».

Российский социально-экологический союз поддержали и другие эксперты, в том числе политолог Карина Горбачева (участвовавшая в защите Куштау), а также представители казанского «Движения против мусоросжигательного завода», краснодарской «Гражданской инициативы против экологической преступности» и других организаций.

Руководитель движения «ЭКА» Татьяна Честина отметила, что несогласованных митингов, за проведение которых потом штрафуют активистов, можно было бы избежать, если бы чиновники внимательнее относились к опасениям местных жителей. Она также призвала МВД и Следственный комитет расследовать экологические преступления, против которых протестовали активисты. Еще одно предложение — создать отделы и управления по раскрытию экологических преступлений на федеральном уровне и в регионах.

Впрочем, единодушия на мероприятии не было. Сама глава экологической комиссии ОП Елена Шаройкина заявила: «С одной стороны, я очень хорошо понимаю логику закона об иноагентах. И Общественная палата поддержала этот закон. Естественно, когда интересы западных государств и фондов внедряются в интересы российского государства, мы не можем это поддержать». С другой стороны, она предложила вместе разобраться в проблемах НКО, получивших такой статус.

Представитель Национального фонда правовой поддержки организаций и граждан Марина Некрасова полагает, что общественный резонанс, которого добиваются экоактивисты, не самое эффективное решение проблемы. Она привела в пример полигон твердых коммунальных отходов «Кучино» в подмосковной Балашихе, который даже после закрытия в 2017 году отравлял жизнь местному населению. Напомним, люди жаловались на исходящее от свалки зловоние. По ее мнению, экоактивистам следует вместе с юристами ходить по кабинетам чиновников и рассылать запросы, а не устраивать протесты, когда проблема уже обострилась. По ее мнению, в законодательство необходимо ввести понятия «экологический активист» и «экологическая информация», чтобы отслеживать нарушения и отстаивать права граждан.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Владимир Хейфец