Престижный западный диплом больше не гарантирует успешной карьеры

Научный сотрудник Университета Восточной Англии, доктор права Наталья Мосунова — о причинах кризиса европейского высшего образования

Пока мы упивались «инвестициями в себя» и «качественным образованием», ситуация на кадровом рынке поменялась. Теперь диплом престижного европейского университета больше не гарантирует профессиональный успех и безбедное будущее. Правильного пути наверх больше нет, и ответ на вопрос, чему учиться, чтобы успешно интегрироваться в стремительно меняющуюся реальность, придется искать самому и каждый раз с нуля.

Что изменилось?

Несмотря на сохраняющийся в представлениях россиян престиж, высшее образование в Европе переживает масштабный кризис. Университеты, которые возникали в Средневековье как исследовательские центры, сегодня «нагружены» множеством социальных ожиданий. Теперь они воспринимаются и как место для получения профессии, и как среда для нетворкинга и политической карьеры, и как бизнес-проект, и как место «передержки» не определившихся в жизни выпускников школ.

В Великобритании разрыв между окончанием университета и первой работой по специальности иногда достигает четырех-пяти лет при довольно высокой стоимости обучения. Неудивительно, что университетам приходится отбиваться от обвинений в низком качестве образования. Иногда жалобы студентов на трудности получения первой работы приводят к тому, что политики требуют от образовательных учреждений введения новых курсов, исторически им несвойственных. Так, в шотландском Университете Данди учащиеся могут записаться на «образовательные модули по возможностям трудоустройства», в ходе которых им будет оказана помощь в планировании карьеры. В Университете Восточной Англии создан специальный предпринимательский хаб, цель которого — развитие у студентов бизнес-навыков и помощь в создании стартапов. Этот центр не только проводит бесплатные для студентов обучающие программы по финансам, маркетингу, переговорам, но и привлекает банки для финансирования студенческих проектов. Университеты Кембриджа, Ланкастера, Эссекса и Восточной Англии заимствовали практику американского Массачусетского технологического института, позволяющую развить коммерческие навыки у аспирантов: университеты привлекают их к выводу на рынок новых продуктов и разработок, а студенты таким образом получают опыт взаимодействия со старшими успешными коллегами.

Причина подобного дисбаланса в том, что подталкиваемые необходимостью зарабатывать университеты принимают гораздо больше студентов, чем нужно индустрии. Так, по данным исследования «Exploring differential attainment at BPTC and Pupillage», число выпускников юридических факультетов Великобритании, нашедших работу по специальности, составляет около 40-60%. Помимо этого, университеты открывают все новые направления, обеспечивающие приток студентов и, соответственно, финансирования, но не ведущие к внятной карьере. Это, к примеру, довольно популярные в британских вузах факультеты American Studies, где изучают историю и культуру Соединенных Штатов, и Arts, где студенты получают расширенные знания по теории музыки, кино, театра, живописи.

В некоторых европейских странах фрустрированные несовпадением ожиданий и реальности выпускники уже подают иски к своим университетам, включая Оксфорд, о качестве обучения. В большинстве случаев вузы выигрывают суды, но уже есть примеры, когда выпускникам удавалось добиваться выплаты компенсаций: так, выпускница Университета Англия Раскин получила £61 тыс. по соглашению сторон за недостоверную информацию о карьерных перспективах.

Есть хорошие новости: в некоторых отраслях профессиональный и карьерный рост уже не зависят от наличия или отсутствия высшего образования. В группу таких счастливчиков попали некоторые категории английских юристов, которым для квалификации достаточно практического опыта и сданного экзамена, а также огромное число финансистов, квалификация которых подтверждается только сертификатами независимых организаций. Среди везунчиков — и работники IT-сектора: Google, Apple, IBM больше не требуют университетские степени для приема на работу по широкому кругу специальностей. К флагманам IT-индустрии постепенно присоединяются и консалтинг (Ernst & Young), и гостиничная индустрия (Hilton), и банки (Bank of America).

Что дальше?

Несмотря на то, что практическая польза от университетского образования становится все более спорной, обесценивание роли университетов в современном обществе в длительной перспективе может быть опасно. В Европе они все еще остаются оплотом свободомыслия, научными центрами, нуждающимися в постоянном притоке «свежей крови». Выходцам из менее привилегированных слоев населения они дают реальную возможность пробить «стеклянный потолок». В Великобритании уже возникли благотворительные фонды, нанимающие известных вузовских преподавателей для проведения коротких академических курсов в школах, выпускники которых неохотно идут в университеты. Их задача — мотивировать талантливых школьников к поступлению.

Несколько десятилетий назад страны-лидеры европейского образования — Великобритания и Германия — провели масштабную реформу, в ходе которой превратили технические вузы в полноценные университеты. Вызов сегодняшнего дня более серьезный. Многовековую историю простым решением «открываем срочно факультеты по наиболее востребованным специальностям и закрываем „бессмысленные“» не перечеркнешь. Университеты — структуры очень негибкие. Если вы поищете популярные дисциплины в британских вузах, то заметите, что бакалавриата по востребованному направлению биомедицинского инжиниринга нет ни в Оксфорде, ни в Кембридже: спешить им некуда, да и заработанной веками репутации в фундаментальных исследованиях достаточно.

Впрочем, есть и примеры успешной адаптации к новым условиям. Часть британских университетов — к примеру, Лондонский университет королевы Марии — уже реагирует на запросы общественности, вводя новые формы обучения degree apprenticeship, напоминающие «заочку» в СССР. Те, кто поступил на подобные программы, получают университетскую степень бакалавра или магистра, работая по специальности полный рабочий день и параллельно обучаясь в университете. Несмотря на ориентацию на наименее защищенные группы населения, эта форма внезапно стала популярной у среднего класса. 90% обучавшихся по этой модели после окончания программы были трудоустроены.

Что делать?

Тем, кто все-таки хочет получить качественное высшее образование на Западе, придется включить критическое мышление и не вестись на громкие названия «пустых» программ. Во время учебы необходимо обращать внимание не на классические знания (информация быстро устаревает), а на методы работы с информацией. Если учебное заведение не дает вам инструментов, чтобы осваивать профессиональную сферу самостоятельно, возможно, надо искать другой курс или университет. И, конечно, уделяйте внимание развитию так называемых transferable skills и softs skills — или, проще говоря, социально-психологическим навыкам: умению выстраивать отношения и находить решения, выходящие за рамки традиционных. В стремительно меняющемся мире эти навыки незаменимы.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки