Почему России не нужны небоскребы

Как английский урбанист видит идеальный российский город

Иллюстрация Евгении Власовой

Московская реновация — это типичный проект «городского обновления», столь же древний, как и само человечество, когда старые разрушающиеся жилье и инфраструктура заменяются более современными с точки зрения нового образа жизни. В Великобритании еще в 1880-х годах целые городские жилые районы уступили место «современным» (на тот момент) викторианским городским усадьбам. Викторианские таунхаусы были частью мощной волны урбанизации, в ходе которой миллионы сельских жителей переехали в города в результате промышленной революции. Такое неоднократно переживала и переживает в настоящее время Москва.

Основное различие, которое я вижу между лучшими мировыми образцами и тем, что происходит в Москве, заключается в том, что концепция устойчивого развития, в том числе экологического строительства, кажется, полностью отсутствует в Москве. Это окажет негативное влияние на конкурентоспособность города на десятилетия вперед и затронет миллионы москвичей сейчас и в будущем. Возможно даже, что новые дома будут разрушены уже через 10-20 лет, поскольку они не будут соответствовать потребностям людей, которые разворачиваются к комфорту и экологичному образу жизни.

Экологическое строительство направлено на снижение использования ресурсов при возведении и эксплуатации зданий, а также их воздействия на окружающую среду. Важные элементы «зеленых» объектов — энергоэффективные системы освещения, вентиляции и охлаждения, озелененные фасады, крыши, интерьеры и прилегающие территории.

Согласно данным столичных властей, рынок экологического строительства в Москве имеет тенденцию к стабильному росту, а новые жилые дома в рамках программы реновации проектируются и строятся с учетом «зеленых» стандартов.

«Новые дома, которые будут построены в рамках программы реновации, позволят сократить потребление тепловой энергии до 15-20%, потребление воды — до 40-50%, выбросы парниковых газов — около 250 тыс. тонн», — заявил руководитель столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский.

По его словам, экологический эффект реновации будет заключаться в дальнейшем снижении выбросов на объектах энергетики и, как следствие, в уменьшении концентраций оксидов азота и оксида углерода, которое уже отмечается на территории города благодаря мерам в области энергоэффективности.

Всего в России около 500 зданий соответствуют или будут соответствовать стандартам экостроительства. В основном они расположены в Москве, Санкт-Петербурге и на юге России. По стандарту BREEAM в столице сертифицированы комплексы апартаментов HILL8 и «K2 Бизнес-парк». Первый из них создан с использованием BIM-технологии (моделирование энергопотребления здания на протяжении всего жизненного цикла), которая позволяет сокращать до 35% теплопотери и энергозатраты на обеспечение комфортного температурного режима.

Реновация должна дать городам новую жизнь, создавая привлекательные места для жизни и работы людей. Это уникальная возможность полностью пересмотреть транспортные решения — например, спланировать инфраструктуру для пешеходов и велосипедистов, а также внедрить новые виды более «чистого» общественного транспорта — скажем, современные трамваи. В то же время реновация должна учитывать позитивные исторические примеры. Суперкварталы Барселоны с их пешеходными интерьерами являются ключевым примером глобального урбанистского успеха. Пока я не вижу подобных смелых и захватывающих решений в московской реновации.

Мировая практика демонстрирует как вызовы, так и ответы на них — взять, например, проблему реконструкции центра и превращения его в туристический аттракцион. Успешные города привлекают деньги туристов и инвесторов. Стоимость жизни в центре, как правило, растет, и бедные люди вытесняются в пригороды. Однако есть способы контролировать это: в Амстердаме, например, лучшие офисы находятся не в центре, а на юге города, но они окружены хорошей инфраструктурой, располагаются недалеко от аэропорта, междугородних поездов, автомагистралей. В Берлине существует контроль за арендной платой, который предотвращает ее рост выше пределов, которые могут позволить себе люди.

Реновация, конечно, неизбежна, и это касается всех мировых мегаполисов. Во-первых, они растут, так как население мира постоянно увеличивается. Это особенно заметно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, тогда как в Европе, например, население городов стареет и сокращается. Многоэтажные здания в наше время легче и быстрее строить, чем когда-либо прежде, и все чаще строительство идет с использованием модульных методов, когда модули изготавливаются на заводе, включая внутреннюю отделку, кухни и ванные комнаты, и перевозятся на грузовиках до места. Другая тенденция — клубный стиль жизни, он подходит молодым специалистам, которые не могут делать серьезные покупки, но получают относительно стабильную заработную плату. Современные резиденции включают впечатляющие общественные пространства — бары, бассейны и спа, развлекательные зоны на крыше и даже зоны, отведенные для развлечений гостей. Зеленые пригороды высоко ценятся семьями, поскольку они обеспечивают идеальные условия для воспитания детей, однако родителям часто приходится преодолевать большие расстояния, чтобы работать. Железнодорожный транспорт обычно является предпочтительным для них. Большинство лондонцев ездит на работу на общественном транспорте.

Я люблю исторические центры: Санкт-Петербург с его особняками в итальянском стиле, Томск с его очаровательными деревянными и бревенчатыми домами, Великий Новгород с его Кремлем. Для меня идеальный русский город должен иметь аутентичный исторический центр как музей, как культурно-развлекательную зону. Вокруг этого должны быть малоэтажные жилые дома — здания человеческого масштаба, не более шести этажей с офисами, школами и клиниками. Деловые районы могут иметь высокие здания, но не экстремально высокие, как в Москве. Россия является крупнейшей страной в мире, и размещение высотных зданий рядом друг с другом — это не путь вперед. Конечно, эти три района должны быть хорошо соединены мультимодальным и качественным общественным транспортом, который я бы бесплатно предоставлял местным жителям.

Çàãðóçêà...