24.09.2019

«Перед нами стояла задача — предвидеть будущее»

Руководитель проекта «Атлас новых профессий» Дмитрий Судаков — о том, почему нам придется учиться всю жизнь и полюбить свою работу

«Атлас новых профессий» atlas100.ru — это пособие для школьников, которое должно помочь им ориентироваться на рынке труда после 2020 года. В этом списке из 300 профессий будущего нет журналистов, бухгалтеров, логистов, переводчиков, аналитиков, статистиков. Они угодили в список «профессий-пенсионеров». Их функции будут автоматизированы.

Зато в «Атласе» есть фантастические специальности: биоэтик, молекулярный диетолог, тренер творческих состояний, менеджер космотуризма, дизайнер эмоций и экопроповедник. Разработчики пособия описали каждую профессию и компетенции, которыми нужно обладать кандидату. «Атлас» нельзя воспринимать как руководство к действию, ведь такие профессии пока официально не зарегистрированы, но, по словам автора пособия Дмитрия Судакова, «Атлас» помогает вдохновляться и развивать в себе креативность.

— Дмитрий, как возник «Атлас», и кто придумал необычные профессии, названия которых словно подсмотрены у писателей-фантастов?

— Корнями проект уходит в 2012 год, когда стартовал большой совместный проект Агентства стратегических инициатив и Московской школы управления «Сколково» под названием «Форсайт компетенций 2030». В нем приняло участие 2500 международных экспертов, он длился почти два года, и в какой-то момент мы задались вопросом, как нам поступить с наработанными результатами, как ими поделиться и принести пользу миру. Первая редакция «Атласа» вышла в 2014 году. И вот уже выходит третья, в которую вошло больше 300 профессий из 27 отраслей.

Перед нами стояла задача предвидеть будущее. Механика изобретения профессий связана с методикой рекорд-форсайт, когда совместно работает 4-5 тысяч экспертов. Это их представления о будущем, о технологиях, которые повлияют на изменения на рынке труда и приведут к появлению запроса на новые компетенции.

Выигрывает тот, кто создает будущее, а не тот, кто пассивно ждет изменений. Будущее не предопределено, оно зависит от усилий, которые мы прилагаем. «Атлас» — самосбывающееся пророчество. В 2014 году на нас смотрели как на умалишенных, которые рассказывают что-то о вымышленном мире, которого никогда не будет. Но вот вымысел начинает сбываться, будущее наступает, ко мне приходят люди и рассказывают, что такие профессии действительно появляются на рынке.

Так же было на рубеже 80-х и 90-х годов XX века, когда я был советским подростком. На производство хлынул поток персональных компьютеров, и неожиданно выяснилось, что с ними можно и нужно работать. На волне хайпа, когда всем пришлось учиться тыкать в эти кнопки и пользоваться мышкой, больше всех заработали те, кто продавал компьютеры, и те, кто проводил курсы компьютерной грамотности. Но стресса можно было избежать, если бы мы начали готовиться заранее.

— Футурологи предсказывают, что в будущем человеку придется совмещать сразу несколько профессий. Так ли это?

— Мы привыкли мыслить профессиями, а ведь это понятие бюрократическое, родом из индустриальной эпохи. В реальности мы имеем дело с надпрофессиональными навыками. К примеру, такое занятие, как имиджмейкер, есть, а профессии такой в реестре нет. Так и с профессиями из «Атласа». Многие из них уже существуют: есть люди, которые летают в космос как туристы, есть те, кто зарабатывает на тренингах по майнд-фитнесу, консультирует детей, подбирая персональную траекторию обучения. Нам нужно совершить переворот в сознании и перейти от размышлений о «перспективных» профессиях к конструированию карьеры. Говорить себе: «Я хочу, чтобы моя деятельность выглядела так: работать с людьми, много путешествовать, разговаривать на разных языках. Где могут быть полезны такие навыки?»

«Атлас» — это футуристический прогноз, искра зажигания, которая должна разбудить фантазию, открыть для нее новые пространства. Если оставаться в устаревшей схеме, ребенок, который заинтересуется профессией метеоэнергетика, расстроится, обнаружив, что в России нет вуза, который готовит таких специалистов. Но если он в «Атласе» прочитает, что скрывается за этим названием, узнает, что географический факультет дает необходимую базу, пройдет дополнительные онлайн-курсы по энергетике, то его отсутствие зарегистрированной профессии не остановит.

— Непрерывное образование, про которое все говорят, — это ведь не дополнительная «корочка», это в большей степени дополнительные навыки и эрудиция?

— Лучшая профессия — та, которую ты сможешь сконструировать под себя. Растет запрос на уникальность. Массовые профессии вымирают. Работа по жесткому алгоритму, с девяти до шести, будет автоматизирована. Например, работа бухгалтера. В России около 2 млн бухгалтеров. Через несколько лет большая их часть останется без работы, на смену придут алгоритмы. Талантливые бухгалтеры при этом все равно понадобятся, но это будут штучные специалисты. Сейчас на рынке труда востребованы уникальные специалисты, которые научились совмещать несколько сфер. Хедхантер Алена Владимирская мне рассказывала, что в России масса юристов и программистов. А нужны программисты с юридическим образованием. Таких уже единицы.

Сейчас не обязательно получать 2-3 образования. Можно воспользоваться онлайн-курсами и прочими способами повышения квалификации. Работодатели уже отказываются от диплома как от системы оценки и верификации знаний, смотрят скорее на опыт, на портфолио, дают тестовое задание. Нам предстоит выработать альтернативный способ сертификации. Вот пришел человек, который всему научился на YouTube, слушал лекции на Coursera. Как ему доказать свою компетентность?

Задача при выборе профессии — найти, на что у тебя направлены энергия, страсть, любовь, к чему душа лежит: если тебе нравится быть бухгалтером — иди в бухгалтеры. Только любовь к профессии будет вдохновлять на постоянные перемены ради нее.

А если ты отбываешь срок по восемь часов в день, то ни о каком дополнительном обучении не может идти речи. Зарплату же и так платят. Такие люди ходят на курсы повышения квалификации, чтобы от них отстали, для галочки. Но монотонной, постоянной, на одном месте, работы до пенсии уже не будет, придется постоянно меняться.

— Что делать людям, которые не могут найти в себе энергии для изменений? Тем, кто воспринимают работу как средство заработка и не вкладываются эмоционально?

— Таких людей, к сожалению, большинство, и им будет сложно. Нас долго приучали не задавать лишних вопросов, ведь мы — винтики в большой машине. В 2017 году я участвовал в исследовании «Россия-2025: от кадров к талантам». Были опрошены все крупнейшие работодатели. Выяснилось, что через 5 лет они будут готовы уволить около 9 млн человек — исполнителей низкой категории. При этом им понадобится порядка 5 млн человек совершенно другого качества, способных к творчеству, к принятию решений, обладающих цифровой грамотностью.

Вчерашнего бухгалтера не посадишь заниматься нейротехнологиями. Как преодолеть этот барьер? Достучаться до работающих людей или до их детей: не надо ориентироваться на призрачные нужды рынка труда, развивайте в себе уникальность и независимость.

— Выходит, в условиях непрерывного образования придется пожертвовать и четким разделением времени на рабочее и свободное. Это даст возможность больше отдыхать или необходимость больше работать?

— Успешность зависит от нашей способности эти границы раздвигать, работать и отдыхать одновременно. Work-Life Balance или «баланс жизни и работы» — это ложная дихотомия. Баланс должен быть, но он — как инь и янь, где работа и отдых перетекают друг в друга. В идеале, нужно научиться выстраивать свой график так, что ты 24/7 что-то делаешь, а тебе за это еще и деньги платят, а ты получаешь удовольствие. Это сложно, но возможно. Когда люди узнают о графике, в котором живу я, с моим количеством перелетов и часов работы, они говорят, что это безумие.

Но профессия — это постоянная работа над собой и ответственность. Нельзя надеяться на то, что кто-то, государство или частный работодатель, возьмет за тебя ответственность. Надо почаще задавать себе вопрос: «Что еще я могу положить в копилку своей уникальности?». Если тебя тошнит от работы и ты постоянно смотришь на медленно ползущую к цифре «шесть» минутную стрелку, ни о каком развитии речь не идет.

— Получается, нужно забыть про патернализм?

— Да, он подразумевает снятие с себя ответственности. Родителям надо научиться уважать выбор своего ребенка, в том числе его право на ошибки. «Что ты сидишь в этом YouTube? — Мама, я блогер. — Что за блогер? Иди работать на завод», — вот это тоже должно уйти. Надо дать себе право на риск, на ошибку, на обучение, научиться уважать другого человека.

— Как тут быть с системой образования? Она заточена не на воспитание самостоятельных личностей, а скорее, на воспитание тех, кто хорошо усваивает образцы. Поэтому Герман Греф недавно предложил отменить экзамены, чтобы не было постоянной ориентации на результат.

— Образование — очень неповоротливая система. Когда мы даем детям право на выбор, право на свободу, мы отказываемся от ручного управления. А это всегда страшно — как же это мы не будем ими управлять? Намного проще запихнуть детей в привычную молотилку — в конце концов, много лет она работала. Поменять этот подход будет сложно, но мы над этим работаем.

— Судя по «Атласу», появится много профессий, связанных с образованием и организацией чужого досуга. У нас будет больше свободного времени на саморазвитие и развлечения?

— Да, высвободится много времени. Сегодня условный «офисный планктон» немалую часть рабочего времени проводит в соцсетях или за раскладкой пасьянса, потому что положено ходить на работу и уходить в семь. Когда мы научимся сами управлять своим временем, у нас действительно его станет больше. Оно будет эффективнее. Не в том смысле, что мы превратимся в роботов и все свободное время будем проводить на курсах повышения квалификации. Напротив, мы станем еще более счастливыми людьми, с удовольствием проводящими свой досуг.