26.01.2017

«Наша задача — создать «полный цикл» повышения качества жизни людей»

Юлиана Соколенко — о КСО-стратегии «Ростелекома»

Фото предоставлено компанией «Ростелеком»

Цифровые технологии позволяют интегрировать социальные сервисы в бизнес-продукты. Заместитель главы департамента внешних коммуникаций «Ростелекома» в интервью «+1» рассказала о том, как такой подход помогает компании с государственным участием бороться с цифровым неравенством на федеральном уровне, в том числе при помощи НКО и социальных предпринимателей.

— Каковы преимущества крупных телекоммуникационных компаний, если речь идет о корпоративной социальной ответственности?

— Информационные технологии встроены практически во все области повседневной жизни и обладают значительным потенциалом для системного улучшения ее качества на уровне всех социальных групп. Ростелеком — это компания, где мажоритарный акционер — государство. Мы работаем на всей территории России и используем самые современные технологии на телекоммуникационном рынке, владеем высоким уровнем профессиональных компетенций и большим опытом разработки и реализации крупных проектов. В силу этого компания обладает разнообразными возможностями для комплексной и системной социальной работы.

— В каких именно проектах проявляется социальная активность «Ростелекома»?

— Практически в каждом направлении телекоммуникаций нами созданы бизнес-продукты, которые имеют и существенную социальную значимость. Если говорить о доступе к интернет-технологиям — это масштабная программа «Устранение цифрового неравенства». Мы прокладываем оптико-волоконные линии в населенные пункты с числом жителей менее 500 человек, в села и удаленные территории, приобщая их к цифровой цивилизации. Мы также создаем центры обработки огромных массивов данных и инфраструктуру для их передачи. Например благодаря трансляции «Ростелекомом» Олимпиады в Сочи миллионы людей получили возможность дистанционного присутствия на Играх. Перспективным направлением видится «умный» город — создание удобной для жителей, безопасной, эффективной среды на основе современных технологий. А проект «Смотри ЕГЭ» совместно с Министерством образования дает возможность видеть, как проходит экзамен в любой точке страны. Открытость и прозрачность позволяют адекватно реагировать, в том числе и на претензии со стороны надзирающих органов или родителей на то, что происходит во время сдачи экзаменов. С другой стороны, это дает ребятам, которые сдают экзамены, дополнительный стимул лучше готовиться, дисциплинирует их. 

— Каковы особенности КСО в компании, где заказчиком больших инновационных проектов является государство?

— Мы — партнер государства в системообразующих федеральных проектах, о которых я говорила. Ростелеком выступает разработчиком и основным оператором инфраструктуры электронного правительства, которое является окном взаимодействия между гражданами и государством. Сегодня около 38 млн человек пользуются этими услугами. Помимо того что мы выполняем заказ на оптимизацию оказания государственных услуг населению, мы создаем возможность для реального диалога между властью и гражданами, возможность получать взаимную обратную связь.

Эти проекты являются примерами того, как в государственной компании связаны бизнес-задачи и социальная ответственность. И здесь конечными бенефициарами являются как общество в целом, так и отдельные целевые социальные группы, и каждый человек, который пользуется новыми сервисами.

Кроме того, мы разрабатываем собственные продукты, которые преследуют конечной целью улучшение качества жизни. Наша новейшая разработка — платформа электронного образования, которая позволит подключить школы к единой системе электронных образовательных ресурсов и дистанционного обучения. Она охватывает все элементы образовательной системы: электронные библиотеки, сервисы дистанционного обучения, а также сервис повышения квалификации педагогов, организации проверочных работ, тестирования и мониторинга. Этот продукт, кроме прочего, позволяет обеспечить каждого школьника в России, вне зависимости от региона его проживания, равным доступом к качественному образовательному контенту и технологиям электронного обучения.

Наши КСО-программы интегрированы и в отраслевую специфику, и в бизнес-стратегию, они ориентированы прежде всего на устранение цифровых барьеров в федеральном масштабе.

— Как наличие цифровых барьеров связано с понятием «цифрового фашизма»?

— «Цифровой фашизм» — это дискриминация по принципу доступа к цифровым технологиям, цифровое неравенство. Его первая причина — отсутствие у людей физического доступа к Всемирной сети. Например, из-за того, что они живут в отдаленных населенных пунктах. Вторая причина — отсутствие навыков пользователя. Мы проанализировали свою продуктовую линейку и поняли, что есть определенные категории граждан, которые даже при наличии точек доступа и специального социального тарифа на наши услуги не могут этим воспользоваться. Это означало, что к программе устранения цифрового неравенства, которая как раз и обеспечивает географический доступ к интернету, необходимо приложить наши социальные проекты, объединенные в общую систему. <Так возникло «Цифровое равенство».

— В чем главный принцип «Цифрового равенства»?

— «Цифровое равенство» обеспечивает комплексный адресный подход. Мы совмещаем свои социальные продукты и проекты в разных комбинациях. Компания подстраивается через обратную связь от наших локальных подразделений под потребности различных регионов и социальных групп, опираясь на социально-демографические характеристики благополучателей и устраняя географические барьеры. Для пенсионеров, например, разработаны отдельные продукты, которые связаны с улучшением их возможностей выхода в сеть, для детей это образовательные проекты, которые открывают доступ к качественному дистанционному <образованию или учат их развивать собственные ИТ-проекты.

— В чем состоит подход к реализации социальной ответственности, который компания для себя определила как «последнюю милю»?

— В адресности социальных проектов. У наших технологов есть понятие последней мили. Это означает — доведение телекоммуникационной линии до каждого абонента, в его дом или подъезд. Мы используем тот же термин применительно к проектам «Цифрового равенства» — приходим в регион и реализуем социальные программы с учетом потребностей конкретной социальной группы и, следовательно, доводим каждый наш социальный проект до каждого подопечного. Это наша «социальная последняя миля».

— Какие преимущества дает объединение двух программ: «Устранение цифрового неравенства» и «Цифровое равенство»?

— Преимущество интегрированной модели в том, что она работает как конструктор и обеспечивает «полный цикл» повышения качества жизни благополучателей. Например, мы не только прокладываем линию доступа в интернет и отдаем компьютеры в детские дома, но и делаем программу дистанционного обучения их воспитанников «Рост», а по социализации детей-сирот наши волонтеры работают совместно с проектом «Полдень».

Для пенсионеров важно получить навыки работы в интернете, и это — проект «Азбука Интернета», который дает возможность пожилым освоить электронную почту, социальные сети, онлайн-услуги. Мы даже знаем реальную историю из жизни, когда после обучения по нашей программе двое пожилых людей — бывшие одноклассники — нашли друг друга в социальных сетях, стали общаться, а потом поженились. Это наглядный пример того, как они преодолели цифровой барьер, который есть для этой социальной группы. Школьникам предлагается своя, адаптированная для детей, образовательная программа «Изучи интернет — управляй им!», они получают базовые навыки работы в Сети, которые могут потом развивать для самообразования или самореализации в ИТ-области.

— Как меняются социальные инвестиции компании?

— Политика ухода от прямых инвестиций созвучна запросам времени. В первую очередь мы инвестируем профессиональными компетенциями, образовательными программами, а также — человеческим капиталом. В социализации детей из детских домов совместно с проектом «Полдень», о котором я уже говорила, в качестве волонтеров участвуют наши сотрудники. Это важнее, чем точечная финансовая помощь. Потому что для воспитанников-сирот самый основной навык — это навык социализации, приобретаемый в том числе и в общении с неравнодушным взрослым, в совместном творчестве.

— Что вам дает партнерство с организациями из некоммерческого сектора?

— Нам не всегда нужно самим выходить со своим набором продуктов и программ, иногда достаточно просто создать определенную среду, в которой независимые проекты начнут расти сами. Здесь мы действуем в партнерстве с организациями, которые поддерживают социально-предпринимательские стартапы. Совместно с Impact Hub в рамках «Цифрового равенства» мы учредили специальную номинацию «Интернет для лучшего мира». Мы ищем социальных предпринимателей, которые хотят строить свой бизнес, используя современные ИТ-технологии, продвигать свои продукты, рассчитанные на массовую аудиторию Сети. Они получают хороший задел для успешного старта, потому что интернет-технологии — это доступ к неограниченному количеству пользователей и, одновременно, преодоление географических барьеров, возможность работать дистанционно в разных регионах страны. Мы поддерживаем этих ребят, занимаемся наставничеством, делимся своим опытом и компетенциями, сопровождаем их и после того, как они выигрывают номинацию, получают гранты и проходят обучение в Impact Hub. Мы создаем для них, если так можно сказать, экологически благоприятную среду. В ответ же — получаем перспективных деловых партнеров.

— Как в компании оценивается эффективность социальных вложений?

— Оценка эффективности социальных инвестиций и проектов — это очень непростая тема, которая до сих пор не имеет единого, прозрачного, понятного всем решения. Такая задача стоит перед всем сообществом, которое вовлечено в программы корпоративной социальной ответственности. Единых стандартов пока нет, но мы над этим работаем. Их появление — достаточно близкая перспектива, потому что государство разрабатывает и уже пытается внедрять систему такой оценки, требования к раскрытию информации и нефинансовой отчетности.

— Каков на сегодняшний день главный вызов в КСО компании?

— У нас сформирована рабочая модель: базовая программа по устранению цифрового неравенства и ее социальная надстройка — «Цифровое равенство». Определен круг благополучателей, продуктовая, проектная и волонтерская направленность КСО компании. Дальнейшие шаги — в сторону построения единой платформы социальных проектов. Они должны решать комплексные задачи, быть гибкими и адаптируемыми к условиям на местах: эффективно приземлять федеральные проекты везде, где это требуется, и масштабировать лучшие локальные инициативы и опыт.