Кто завез коронавирус в Италию и при чем здесь мода

Moда — это не только одежда в наших шкафах, это огромный сектор мировой экономики. Ожидалось, что объем глобального рынка одежды в 2020 году превысит $1,5 трлн. Но коронавирус остановил рост продаж. Как индустрия моды реагирует на пандемию? Какую терапию она может предложить обществу взамен шопинга?

неверный url
Фото: Vincent Yu / AP / TASS

Как мода стала зависеть от Китая

Пандемия началась в КНР — стране, которая, по данным ВТО, является ведущим экспортером текстиля и одежды в мире. В 2018 году экспорт текстиля из Китая достиг 37,6% мирового объема, а экспорт одежды составил 31,3%. Неудивительно, что модная отрасль стала одной из первых жертв борьбы с коронавирусом.

Объявление карантина в Китае означало остановку швейных фабрик и текстильных мануфактур. Это вызвало беспрецедентные сбои в цепочках поставок. Здесь шьют одежду как бренды класса люкс — например, Prada и Armani, — так и демократичные марки — например, Zara и Н&М.

Из-за сокращения производства ожидаются задержки с поставкой летних коллекций брендам на сроки от трех месяцев и более. Это вызовет эффект домино и приведет к изменению графика пошива следующих коллекций.

Всемирная зависимость от Китая в производстве одежды, фурнитуры, замков, пуговиц, этикеток и упаковочного материала привела к поражению всей индустрии моды и текстиля. Добавьте сюда прекращение авиаперелетов и сокращение всех видов перевозок в Китай и из него, закрытие морских портов и карантин водного грузового транспорта — и вы поймете, что сегодня в индустрии моды не осталось ни одного среднего или крупного бренда, который не получил бы проблем.

В результате карантина в Китае страдают производители одежды и текстиля южно-азиатского региона. Так, в Камбодже более миллиона человек из 15-миллионного населения занято в швейной промышленности — это главный работодатель страны. Многие из них оказались без работы, так как фабрики, на 60% зависящие от сырья из Китая, закрываются.

То же происходит в Бангладеш, где производство одежды является основой государственной экономики. В стране работают 4 тыс. швейных фабрик, на которых трудится 4 млн человек.

Дополнительный удар по продажам одежды был нанесен закрытием магазинов и торговых центров — сначала в Китае, а потом и в других странах. В Европе падение доходов в розничной торговле товарами люкс во многом обусловлено отсутствием туристов с высокой покупательской способностью, в том числе и китайцев, оказавшихся на карантине с января.

Почему вирус поразил фэшн-столицы

Первой европейской страной, попавшей под тотальный карантин с 9 марта 2020 года, стала Италия, родина брендов Giorigo Armani, Gucci, Salvatore Ferragamo, Fendi, Valentino и других. В стране располагается большое количество текстильных и швейных предприятий, обеспечивающих производство для главных международных фэшн-конгломератов. 88% поставщиков Kering (владелец Gucci и Yves Saint Laurent) находятся в Италии. В стране расположено 90% производства Only the Brave, которой принадлежат Margiela, Marni и Viktor&Rolf. В Италии находится 30 производственных объектов LVMH (Fendi и Givenchy).

Mилан — столица мировой моды и центр региона Ломбардия, «отвечающего» за 20% итальянской экономики, — оказался изолирован от мира и модной индустрии. Как и Венеция — центр региона Венето, известного как колыбель традиционных ремесел и современного дизайна.

Почему Италия стала центром эпидемии в Европе? И почему были затронуты именно ее северные регионы, с их уникальной концентрацией предприятий, обслуживающих индустрию моды класса люкс?

Производства пострадали от карантина, перебоев с заказами, транспортом и от общего падения уровня продаж. Это означает, что предприятия не смогут обеспечить партнеров сырьем к окончанию карантинного кризиса, сроки которого к тому же неизвестны. А это означает продолжение экономического спада в модной отрасли.

Как рассказывается в материале журнала The American Spectator, сегодня многие из текстильных и швейных фабрик Италии принадлежат китайским предпринимателям, которые не только инвестировали в эти производства на протяжении последних 30 лет, но и привезли на работу китайских граждан. В 2010 году в Прато (индустриальный пригород Флоренции), согласно официальной статистике, жили и работали 60 тыс. китайцев. Для перемещения иностранной рабочей силы было установлено регулярное, непрерывное авиасообщение между Римом и городами Китая.

Пресса время от времени пишет о феномене «„Сделано в Италии“ руками китайских работников». Но в индустрии моды не любят говорить на эту тему, особенно когда речь заходит о товарах класса люкс.

Ломбардия стала центром коронавирусной эпидемии в Европе. Почему подкосило север Италии? Тишина объясняется тем, что у этой проблемы есть прямая связь с индустрией моды класса люкс. А это — большая статья дохода, это — имидж целой отрасли и всей страны.

Многие китайцы, работающие на итальянских фабриках на севере страны, успели слетать домой на Лунный Новый год, который пришелся на 25 января. Многие вернулись в Италию инфицированными. Это и привело к февральскому взрыву инфекции в сердце «модной» Италии.

За кулисами индустрии гламура

У нас на глазах по всему миру временно, но на неопределенный срок прекращают работу магазины одежды и торговые центры. H&M закрыл все магазины в США, Канаде, Казахстане и более тысячи точек во многих странах Евросоюза. Список брендов, идущих на такие крайние меры, ежедневно пополняется.

Chanel остановила производство на своих предприятиях во Франции, Италии и Швейцарии (здесь делают часы бренда). Max Mara не будет проводить дефиле в Санкт-Петербурге в мае ради соблюдения «мер предосторожности».

Hermès, французский бренд класса люкс, объявил об отмене показа круизной коллекции в Лондоне в конце апреля и остановил работу 41 из 42 фабрик во Франции. Одно из предприятий переориентировали на производство дезинфицирующих гелей.

Gucci не будет показывать свою круизную коллекцию в Сан-Франциско в мае. СЕО бренда, Марко Биццари, пожертвовал €100 тыс. итальянским больницам.

Совет модельеров Америки (СFDA) перенес на неопределенное время ежегодный конкурс CFDA Fashion Awards, на котором награждаются лучшие дизайнеры одежды.

Копенгагенский саммит моды, посвященный устойчивым технологиям в фэшн-индустрии, перенесен с мая на октябрь.

На неопределенный срок отложен самый большой праздник моды — Met Gala, который был запланирован на 4 мая. Входной билет на мероприятие стоит $35 тыс., а стоимость столика составляет от $200-300 тыс. Однако сегодня этот беспрецедентный шаг выглядит закономерным и осознанным: «пир во время чумы» признан неуместным на фоне надвигающегося коллапса в фэшн-индустрии.

В этой драматической ситуации дома моды включаются в борьбу с пандемией. Giorgio Armani пожертвовал €1,25 млн итальянским больницам. LVMH и Richemont, которой принадлежит Cartier, пожертвовали $2,2 млн и $1,4 млн Обществу Красного Креста Китая. L’Oréal и LVMH запустили производство дезинфицирующих растворов и гелей

К числу компаний, которые внесли вклад в борьбу с COVID-19, также относятся Alibaba, Bulgari, Dolce & Gabbana, Prada (обеспечившая три миланские больницы отделениями интенсивной терапии), Shiseido, Swarowski. Многие бренды начали выпуск медицинских масок.

Вирус обострил хронические болезни, от которых давно страдает модная индустрия. И пока стремительно падают акции брендов, мы осознаем, что цена моды измеряется не валютой, а благосостоянием и здоровьем тех, кто делает одежду, и уважением к тем, кто ее покупает. Болезнь в отрасли будет протекать тяжело. Но исход будет позитивным.

Автор

Ольга Джонстон-Антонова, Берлин

Ваш Email