Качели особой важности

Еще 15 лет назад увидеть на улице ребенка, передвигающегося в инвалидном кресле, было почти невозможно. Сейчас дети с ограниченными возможностями здоровья осваивают городское пространство. Инфраструктура, в том числе детские площадки, становится для них более доступной. Каким должно быть инклюзивное игровое пространство, +1ГОРОД узнал у родителей и экспертов.

Фото: Ольга Щербакова

Такие дети

«Я здесь часто с малышом гуляю, — девушка кивает головой на полуторагодовалого сына. — Но ни разу не видела, чтобы тут играли дети на колясках. Наверное, они поздно выходят. Таких ребят выводят на улицу, когда обычные уже спят».

Мы стоим на единственной площадке одного из округов Москвы, предназначенной для «таких ребят» — маломобильных детей. Качели, на которые можно забраться в инвалидном кресле, карусель без сидений с широкими проемами, безопасное прорезиненное покрытие, стол для игры с песком — все на месте. Только детей нет.

У 12-летнего Максимилиана Молошенко ДЦП. Мама Макса Ольга никогда не хотела ограждать сына от окружающего мира или мир от него — поэтому идея выходить на прогулку только ночью ей чужда. Мальчик учится в центре инклюзивного образования «Южный» и ведет довольно активный образ жизни. Но единственным местом, где он может без труда и помощи мамы поиграть с другими детьми, стала Марфо-Мариинская обитель — именно там оборудовали игровое пространство для маломобильных детей.

«Недавно мы отдыхали на специальной площадке: Максим в коляске на качелях и куча детей рядом. Смеялись все, ребята раскачивали моего сына, было классно!» — вспоминает Ольга. По ее словам, когда Макс был совсем маленький, они с тоской проходили мимо обычных площадок, где играли дети. «Я думаю, специальные площадки нужны. Это же дети, они хотят играть, но они ограничены в подвижности. Специальные качели — это такая же физическая необходимость для них, как лифт или пандус», — считает Ольга.

Фото: park.sokolniki.com

Одна из крупнейших инклюзивных детских площадок Москвы «Изумрудный город» расположена в парке «Сокольники». При ее разработке учтены потребности детей с ограниченными возможностями здоровья: здесь есть горки с удобным заездом, качели, бассейн с шариками и многое другое. Только добраться до этого места отдыха для Ольги и Макса сложно. От каждой из столичных инклюзивных площадок семью Молошенко отделяет полчаса езды. Пару раз в месяц можно позволить себе такое удовольствие, но постоянно преодолевать трудности недоступной городской среды ради часовой прогулки странно. А играть Максу хочется каждый день.

Самострой для Вани

Фото: Ольга Щербакова

Пятилетний петербуржец Ваня Котков ходит в инклюзивный детский сад и был бы не против так же регулярно играть на удобной детской площадке. Диагнозов, которые мешают мальчику играть в обычной, много, но точек, оборудованных под его потребности, нет совсем.

«Создание специализированных детских площадок — это очень здорово, но они если и появятся, то точно не в каждом дворе. Одна-две на район не спасут ситуацию: большинство мам просто не смогут до них добраться из-за отсутствия доступной среды», — рассуждает мама Вани Анастасия.

Она предлагает учитывать особенности детей при строительстве основных площадок. «Почему бы на них не организовать дополнительный игровой комплекс для особых деток? Я бы хотела, чтобы на такой площадке были качели с высокой спинкой, ремнями и перекладиной спереди, чтобы можно было держаться. В идеале нам еще бы пологую горку, ступени, покрытые нескользящим материалом, шестиугольную песочницу с сиденьями и ограничителями...», — поясняет Анастасия.

Пока осуществить ее мечты взялся только муж. На даче папа построил для Вани удобный игровой комплекс с горкой, но в черте города такой «самострой» невозможен. А все три инклюзивные площадки, которые есть в Петербурге, далеко от ваниного дома.

Быть вместе со всеми

Фото: Ольга Щербакова

Ученик столичной школы Асман Жумабаев уже слишком взрослый для детских площадок. Но юноша хорошо помнит, что никогда не мог поиграть в песочнице: как ни наклоняй инвалидное кресло, до земли с него не дотянуться.

«Еще мама пересаживала меня на обычные качели, это было неудобно, — вспоминает Асман. — Идея специальных площадок очень хороша, но такое оборудование лучше ставить на обычных, где играют и здоровые дети, и дети с ограниченными возможностями здоровья. Важно, чтобы ребенок-инвалид был вместе со всеми и не чувствовал себя изолированным».

С позицией Асмана и Ольги согласна президент Международной общественной организации «Метелица» Светлана Самара. Ее команда занимается реабилитацией и абилитацией людей с инвалидностью, в том числе детей.

«Вот у нас во дворе прекрасная площадка, но наши колясочники могут ею только любоваться. Увы, — резюмирует Светлана, — необходимость оборудования игровых пространств для детей-инвалидов есть, причем не только для колясочников. Именно это и есть инклюзия — когда ты вышел во двор, и для тебя там есть место».

Удобная для каждого

Сообщество детей, которых принято называть «особенными», не ограничивается теми, кто передвигается в инвалидном кресле. Если и создавать площадку, идеально подходящую для ребят с разными болезнями, стоит учитывать дополнительные факторы.

«Лина, когда была маленькой, была медлительнее других детей, — рассказывает Ольга Макарова, мама девочки с синдромом Дауна. — Было бы хорошо для нее сделать игровые зоны подальше друг от друга. А то одно неловкое сползание с горки, и она уже под качелями. Сиденья каруселей я бы поглубже сделала, со стопом между ног. У Лины мышцы слабые, она все время сползала».

«Обязательно должны быть тактильные дорожки, крупные, чтобы ощущались тростью», — уверен выпускник школы-интерната № 1 для слепых и слабовидящих Всеволод Попов.

Для детей с аутизмом хорошо было бы оградить площадку забором и сделать все детали максимально мягкими. Неплохо было бы учесть особенности работы вестибулярного аппарата детей с нарушением слуха при проектировании высоких игровых комплексов. Здорово было бы расположить оборудование так, чтобы детям с гиперактивностью было где побегать. Не только сам диагноз, но и тяжесть каждого конкретного случая влияют на то, что именно будет удобно ребенку.

Начиная с головы

Фото: Ольга Щербакова

Сделать универсальную детскую площадку, отлично подходящую для всех, невозможно. Но как отметили многие родители «особенных» ребят, инклюзия начинается с головы. А значит, приветливость детей и родителей даже на обычной площадке сделает прогулку ребенка с инвалидностью приятнее и доступней.

«Чем больше ты ребенку показываешь, что для него созданы особые условия, тем больше он расслабляется и тем больше общество убеждается в том, что он какой-то необычный, — рассуждает выпускница школы-интерната № 1 для слепых и слабовидящих Кристина Павлова. — Мне кажется, общество инвалидов у нас сейчас так оторвано от обычного потому, что у нас слишком много внимания уделяется тому, как правильно общаться. Сразу кажется, что люди с ОВЗ настолько особенные, что для взаимодействия с ними нужен специальный язык. Если бы люди принимали как данность особенности других людей и общались нормально, а не выстраивали барьеры на пустом месте, было бы хорошо».

Пока адаптированные площадки не появились в каждом дворе каждого города России, участие и понимание окружающих остаются одним из главных инструментов включения особенных детей в общество. Даже без специальных приспособлений.

Инклюзивные детские площадки и другие полезные точки можно найти на карте +1ГОРОД/Полезный город.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки