26.12.2016

Анастасия Ложкина

«Помощь нужна не только сиротам, но и приемным родителям»

Анастасия Ложкина
Анастасия Ложкина
Фото предоставлено фондом «Арифметика добра»

Число детей-сирот в России снижается с каждым годом, но проблема отказников и социального сиротства остается нерешенной. О причинах и основных проблемах российского сиротства, а также о европейском опыте борьбы с проблемой рассказывает Анастасия Ложкина, директор отдела по привлечению средств благотворительного фонда «Арифметика добра».

За последние пять лет численность детей-сирот в России уменьшилась вдвое: если в конце 2011 года на учете состояли 126 574 ребенка, то на 1 июня 2016 года их численность составляет 66 359 человек — в первую очередь число сирот снижается благодаря возросшему числу приемных семей. К осени 2016 года количество сирот в России снизилось еще сильнее, составив менее 62 тыс. детей. Прирост числа сирот, однако, все равно составляет 176 детей в сутки. Несмотря на то, что это на 28% меньше, чем в 2011 году (прирост числа сирот составил 82 117 детей, это 225 детей в сутки), все равно ужасающе большое число.

Согласно комплексному прикладному исследованию, проведенному Российским обществом социологов, население России видит причинами сиротства бедность и моральную деградацию общества в стране. Россияне констатируют, что общество становится индивидуалистичным, эгоистичным и черствым по отношению к детям. Это значит, что количество сирот скорее всего не будет сокращаться в ближайшее время, считают они.

Лишь 10% выпускников детдомов хоть как-то устраиваются в жизни. Остальные попадают на улицу, в тюрьму или совершают самоубийство. А самое страшное, что процент вторичного сиротства — отказ выпускников детских домов от своих детей — достигает 90%.

Исходя из этого наши приоритеты — поддержка усыновления и семейного устройства воспитанников детских домов, а также их социализация и адаптация. Фонд «Арифметика добра» видит решение проблемы сиротства не в одной, а в нескольких программах, которые работают в комплексе. Мы используем не только российские наработки, но и опыт европейских коллег.

На Западе начали разукрупнять сиротские учреждения или вовсе отказываются от детских домов еще с начала двадцатого века. Цель этого — сделать так, чтобы сирота как можно скорее обрел новую семью. В Швеции детские дома закрылись в 40-е годы прошлого века, в Исландии, Норвегии, Словении и Великобритании власти приняли решение поддерживать не государственные учреждения и детские дома, а приемные семьи.

В некоторых европейских странах существует практика решения проблемы сиротства с помощью профессиональных приемных семей. Профессиональная приемная (замещающая, или «фостерная» семья, от англ. foster care) — термин, используемый для системы, в которой несовершеннолетние, нуждающиеся в опеке, передаются для воспитания в приемную семью или семейный детский дом на платной основе (содержание детей оплачивает государство). От усыновления такая практика отличается тем, что приемные родители не получают полных прав на ребенка и остаются подконтрольными органам опеки, к тому же услуги приемных родителей оплачиваются.

Система детских домов, даже та, которая действует в России с сентября 2015 года, не предназначена для детей. Очень важно, чтобы у ребенка была семья, близкие люди, тогда у него будет шанс спасти свою личность от разрушения. Даже если нет возможности найти ребенку приемных родителей, ему все равно можно помочь, поддерживая благотворительные программы социализации и профориентации детей, живущих в детских домах. Сопровождение требуется и приемной семье — туда попадают дети с заболеваниями, со сложной психикой и жизненной историей. Помощь нужна и приемным родителям, в том числе чтобы избежать повторных отказов. Такими видами помощи «Арифметика добра» тоже занимается.

Важно понимать, что изменение в ситуации с сиротством в стране зависит от деятельности не только фондов, но и благотворителей. Помогать нужно правильно, системно и эффективно. Тот же зарубежный опыт подсказывает, что необходимо прививать точечную благотворительность, когда донор поддерживает конкретного ребенка в определенном детском доме и сопровождает его даже после того, как он попал в семью, оказывая как психологическую, так и материальную помощь через тот же фонд.