Кино без попкорна. В шкуре животных

На прошлой неделе кинолента «Гунда» российского режиссера Виктора Косаковского была номинирована на премию «Оскар» в категории «Лучший документальный полнометражный фильм». Картина посвящена жизни свиньи и ее поросят на ферме. Продюсером фильма выступил один из самых известных веганов Голливуда Хоакин Феникс. По этому случаю Plus-one.ru собрал подборку документальных лент, авторы которых считают, что право на жизнь есть не только у человека.

Кадр из фильма ‎‎‎"‎Гунда«‎, 2020
Кадр из фильма ‎‎‎"‎Гунда«‎, 2020

Гунда

Норвегия, США, 2020

«Гунда» — черно-белый фильм, в котором нет диалогов, сопроводительного текста, закадрового голоса или музыки. В нем нет людей, только свинья по имени Гунда, ее поросята и другие обитатели фермы.

У режиссера картины Виктора Косаковского особые отношения со свиньями: в четыре года он подружился в деревне с поросенком Васей. Васю зарезали, а Косаковский перестал есть мясо. Он рассказывает, что решил снять фильм, чтобы положить конец убийствам, но показывая не смерть, а жизнь.

Работу Косаковского газета The New York Times назвала «исключительно красивой и глубоко волнующей». Режиссер фильма Пол Томас Андерсон, многократный номинант на «Оскар», охарактеризовал «Гунду» как «чистое кино». «Это то, к чему мы все как кинорежиссеры и зрители должны стремиться — синтез изображения и звука, которые без спешки рассказывают мощную и глубокую историю», — говорит режиссер. А продюсер картины Хоакин Феникс отозвался о ней как о «медитативном опыте, преодолевающем обычно существующий барьер между биологическими видами».

Земляне

США, 2005

Еще один фильм, к которому причастен Хоакин Феникс, — «Земляне», где он читает закадровый текст. Саундтрек написал другой известный веган и защитник животных — диджей и композитор Моби.

В отличие от Косаковского, автор картины Шон Монсон фиксирует именно смерть: в фильме много жестоких кадров из лабораторий, со скотобоен, птицефабрик, меховых ферм. Авторы «Землян» — противники спесишизма, или видовой дискриминации (ущемление человеком прав животных и растений). Один из авторов термина «спесишизм», философ Питер Сингер заявил, что если бы он мог заставить всех людей на планете посмотреть один фильм, им были бы «Земляне».

Призраки в нашей машине

Канада, 2013

Чтобы исследовать тему насилия над животными, автор фильма Лиз Маршалл в течение года повсюду следовала за фотожурналистом и зоозащитницей Джо-Энн Макартур. Вместе они побывали на скотобойнях, меховых фабриках, фермах и в исследовательских лабораториях. Результатом их сотрудничества стал не только фильм Маршалл, но и фотопроект Макартур We Animals — тысячи фотографий, запечатлевших эксплуатацию братьев наших меньших.

«По сути, люди ловко разделили животных на три категории: домашние, дикие и те, о которых мы предпочитаем не думать: призраки в нашей машине (имеются в виду животные, используемые в сельском хозяйстве, развлекательной индустрии и других секторах экономики. — Прим. Plus‑one.ru). Почему мы ценим дикую природу и наших компаньонов, но не миллиарды животных, которых ежегодно разводят и используют в мировой промышленности?» — вопрошает Маршалл.

Мясо

Великобритания, Индия, Германия, Китай, США, 2017

В 2009 году американский писатель, автор бестселлера «Жутко громко и запредельно близко» Джонатан Сафран Фоер выпустил свою третью книгу — «Мясо. Поедание животных». А в 2017 году по ее мотивам вышел документальный фильм режиссера Кристофера Куинна. Соавтором сценария выступил сам Фоер, а продюсером — актриса Натали Портман. Ей же принадлежит закадровый голос.

Фильм подробно показывает промышленное животноводство как форму издевательства над животными: загрязнение окружающей среды, рабские условия труда. Главные герои картины — фермеры, которые следуют принципам этичного обращения с животными, активисты, выступающие против агрокорпораций, создатели альтернативного мяса.

Максимально переносимая доза

Канада, 2012

Автор «Максимально переносимой дозы», режиссер Кэрол Оржеховски, посвятил свою кинокартину лабораторным опытам над животными. Герои фильма — ученые и бывшие сотрудники исследовательских центров, которые по этическим соображениям отказались проводить тесты на братьях наших меньших.

Кэрол убежден, что их свидетельства особенно важны. «Нам нужно уметь проявлять сочувствие к тем, кто ставит опыты над животными, но хотел бы найти другой путь. Нужно быть достаточно открытыми для солидарности с людьми, которые могут не быть нашими непосредственными союзниками. [...] Я не думаю, что одного только давления активистов достаточно, чтобы сломить многомиллиардную индустрию, не ориентированную на потребителя», — считает режиссер.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Анастасия Кокоурова