Сергей Зверев: «Нужны люди, добившиеся всего своим трудом, а не взяточничеством»

Певец и телеведущий Сергей Зверев заявил в январе, что намерен баллотироваться в депутаты Государственной Думы от Бурятии — республики, откуда он родом. Его одиночный пикет на Красной площади против строительства завода по бутилированию воды Байкала стал заметной экологической акцией. В интервью Plus‑one.ru Сергей Зверев рассказал о своих политических амбициях, наиболее острых для бурятов проблемах, текущей экологической ситуации в Бурятии и России, а также об эффективности «зеленого» вице-премьера Виктории Абрамченко.

Коллаж: Анастасия Лобова

— Какое ваше самое яркое, раннее воспоминание о Байкале?

— Когда мне было четыре года, папа привез меня на мотоцикле на местные Таловские болота — показать редких перелетных птиц. Они гнездились в этих местах, поскольку там мелководье и тепло. А когда мне было шесть, отец погиб. Завод по розливу воды из Байкала должны были построить на том месте, где мы с папой наблюдали за редкими птицами. После этого им стало бы негде гнездиться. Осознание этого и вывело меня на Красную площадь, где я простоял три дня. И мне удалось привлечь внимание к проблеме — строительство завода запретили.

— Когда вы впервые задумались о важности сохранения природы? Что побудило вас стать ее защитником?

— В начальной школе, со 2-го по 4-й класс, я учился в Бурятии, в селе Гужиры, рядом с Байкалом. Озеро священно для тамошних людей, всех с детства учат бережно к нему относиться. В последние 3-4 года ко мне обращались люди через социальные сети с просьбой обратить внимание, предать огласке случаи кощунственного обращения с природой, я помогал, делал посты в моих аккаунтах, и многие проблемы удавалось решить. Люди заметили, что после обращения ко мне вся страна узнает о проблеме, есть общественный резонанс и реакция прессы, и государство начинает реагировать.

Коллаж: Анастасия Лобова

— Вы собираетесь баллотироваться в депутаты Госдумы. О каких первоочередных проблемах республики говорят вам в Бурятии?

— Этой зимой я объехал многие районы республики. Мне пишут о наболевшем в соцсетях. Вопросы о миграционном оттоке молодежи, безработице, загрязнении воздуха в Улан-Удэ. Ликвидация еще советских времен свалок на берегах Байкала, утилизация и раздельный сбор отходов — вот проблемы первого ряда.

Кроме того, жители Бурятии испытывают административный прессинг. Рыбу ловить запретили, многие традиционные промыслы — например, собирать ягоды и травы. Или, например, экологические экспертизы для всех объектов строительства бурятские проектировщики и строители проходят за тысячи километров, в Хабаровске! Необходимо срочно разрешить проходить эту процедуру дома, в Улан-Удэ.

Когда я в 2019 году вышел на Красную площадь на пикет против строительства завода по розливу воды в Култуке для перепродажи в Китай, меня поддержали миллионы людей по всему миру. Публикации с моими фото появились во многих мировых СМИ. Люди задавались вопросом: «А где наши депутаты, где чиновники, почему их не видно, ведь на берегу священного озера, символа чистоты природы, явно творится произвол?». И тогда, два года назад, прозвучало впервые: «Сергей, вы — уже готовый депутат Госдумы!». Считаю, что такой шаг — это очень большая ответственность. Его нужно совершить вместе. Потому что без людей, без поддержки никакого смысла это не имеет. Если мне народ скажет, тогда я, конечно, пойду. Это такая работа, что надо впрягаться. Этим надо жить, иначе там нечего делать.

— Ваши рабочие приоритеты в случае избрания?

— Во-первых, вопросы экологии, природопользования. Хрупкая природа Байкала нуждается в защите. Какие технологии утилизации отходов применять? Где брать средства? Где складировать ТБО, если на территориях ООПТ их нельзя оставлять? Мусор из Тункинской долины возят за 500 км в столицу Бурятии. А назад машины идут порожняком! Куда это годится? А как убедить людей разделять мусор? Что делать с вредными выбросами в атмосферу? С регулированием численности бродячих собак?

Как помочь жителям Бурятии с узакониванием их личных усадеб и земельных участков в зонах ООПТ, на побережье Байкала, если они живут там уже несколько поколений? Как бороться с браконьерами, «черными лесорубами»? А ведь некоторые из них таким образом зарабатывают на пропитание семьям! Буду работать рука об руку с правительством Бурятии.

Во-вторых, поддержка туристических, этнокультурных проектов. И еще — устранение цифрового неравенства. Что я имею в виду? Доступную мобильную связь. В Бурятии, в частности, в Тункинской долине, есть села, где из-за горного рельефа вообще нет сигнала мобильной связи. А ведь в Бурятию идет большой туристический поток.

В-третьих, нужно активнее входить в федеральные целевые программы. Строить новые отели с современными инженерными коммуникациями. Очень важно привлекать инвестиции! И еще — развивать экономику впечатлений, ивент-индустрию.

— Кого считаете своими основными политическими оппонентами?

— Об этом скажу, когда определюсь с выбором своей партии. Я уверен, победа будет за мной. Старая колода исчерпала ресурсы. Народу нужны люди, добившиеся всего в жизни своим трудом, а не путем коррупции и взяточничества.

— Не боитесь ли фальсификаций?

— Да, фальсификации возможны. Но я добьюсь победы в честном поединке.

— В чем заключаются основные промахи действующего депутата Госдумы от Бурятии Николая Будуева (представляет партию «Единая Россия»)?

— Вполне допускаю, что Николай Будуев неплохой человек. Я не знаком с ним. Но пользователи соцсетей не дадут соврать. Судя по комментариям в прессе, в соцсетях, у Будуева слишком много «пиара». Мало конкретных результатов. За пять лет можно и нужно было сделать больше.

— С кем из опытных российских политиков вы уже общались по вопросам развития региона?

— Не буду скрывать, знаком с некоторыми влиятельными политиками страны, в том числе из «кремлевских башен». Не хочу оглашать имена. Но скажу, что рад знакомству с генеральным директором Агентства стратегических инициатив Светланой Чупшевой, с ее заместителем Ольгой Захаровой, их экспертами федерального уровня. Команда проектного офиса АСИ по развитию экологического туризма, Агентство стратегического развития «Центр» провели полезный туракселератор. Обучили сотни представителей ООПТ России, как продвигать в сети свои проекты, планировать развитие территорий и воплощать эти планы на практике.

— Как вы оцениваете туристический потенциал республики?

— Байкал — участок мирового природного наследия ЮНЕСКО. А Бурятия — один из регионов-лидеров экологического туризма в стране. Более 45% республики — это живописные природные территории с высочайшим рекреационным потенциалом. Чего стоят только Баргузинский, Байкальский заповедники, Тункинский национальный парк!

На днях я опубликовал в своем паблике серию постов — «10 причин для приезда в Бурятию». Это и красивейшее пологое побережье Байкала с восточной стороны, здравница «Горячинск». Культура бурят, культура старообрядцев допетровской Руси — семейских. И, конечно, мои любимые горячие термальные курорты Тункинской долины, моей малой родины — «Аршан», «Нилова Пустынь», «Жемчуг».

Бурятия по количеству целебных термальных источников и залежей лечебных грязей, которые помогают восстановить и укрепить здоровье, занимает особое место в России. Известно свыше 300 источников, находящихся почти в каждом районе республики, но зачастую они — «дикие». Рассчитываю, что моя роль будет заключаться в поддержке развития лечебно-оздоровительного, экологического туризма в Бурятии в условиях пандемии ковида. По данным Министерства туризма Бурятии, в 2019 году турпоток в гостиницах составил 400 тысяч человек, а в 2020 году — всего 200 тысяч.

— В каких проектах по развитию Бурятии вы участвуете?

— В ушедшем году мне посчастливилось работать в команде Тункинского района во время защиты проекта туристско-рекреационного кластера «Тункинская долина» перед комиссией Агентства стратегических инициатив (АСИ). Первая стадия проходила в Москве, а затем — финал в Туле. В итоге Ростуризм, АСИ и правительство Бурятии решили поддержать тункинских предпринимателей, работающих в сфере туризма. От всей души плотно поработали с главой Бурятии Алексеем Цыденовым, главой Тункинского района Иваном Альхеевым, на днях избранным зампредом правительства Бурятии. Это настоящий лидер. По отзывам людей и по моему мнению, он сделал много полезного в республике у Байкала. Строятся школы, детсады, больницы. Туризм тоже на подъеме.

Порадовало, что благодаря принципиальной позиции Алексея Цыденова глава Минприроды Александр Козлов приостановил на год постановление «О максимальных и минимальных значениях уровня воды в озере Байкал». Договорились, что окончательное решение будет сформулировано с учетом мнений научного и экологического сообществ, местных жителей.

— Говорят, что во время финала конкурса АСИ в Туле у вас состоялась встреча со спецпредставителем президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергеем Ивановым.

— Да, знакомство, хотя и краткое, состоялось на церемонии награждения победителей. Очень мудрое, взвешенное выступление привлекло внимание буквально всех участников церемонии. И всем, и мне понравилось, насколько скромно, выдержанно ведет себя Сергей Иванов. Дал добрые напутствия — беречь свою Родину, ее природу.

— С вашей точки зрения, достаточно ли эффективно работает вице-премьер по вопросам экологии Виктория Абрамченко?

— Делается многое. Но все же этого пока недостаточно. Именно — по срокам. В нацпроекте «Экология» отмечалось, что к 2024 году будет ликвидирован как минимум 191 полигон за 124 млрд руб. Однако, как мне известно из публикаций в СМИ, у нас сейчас более 1,5 тысяч крупных свалок.

Виктория Абрамченко предлагает такую модель их рекультивации: «Намусорил — убери за собой». Она в интервью в сентябре прошлого года говорила, что нужно сделать генеральную «уборку» накопленных отходов, меньше мусорить и сортировать весь мусор с извлечением полезных фракций. Для этого нужно построить мощности по сортировке и утилизации отходов, а захоронение «хвостов», которые остаются после этого, должно сократиться в два раза. И это правильно.

Но я выскажу некоторые сомнения — а не давление ли это на малый и средний бизнес? Пока мнения предпринимателей не совсем учитываются. Хотя и перекладывать на плечи граждан эти расходы менее эффективно. Эти слова были сказаны в сентябре 2020 года. А скоро весна. Деньги из нацпроекта «Экология» поступают в регионы с большой задержкой. Мешает раскачка? Или что-то еще?

— Как вы оцениваете реализацию нацпроекта «Экология» в Бурятии? Где наиболее проблемные зоны?

— В 2018 году в паспорте нацпроекта «Экология» от Бурятии были указаны строительство и реконструкция 37 очистных сооружений, как в Центральной экологической зоне, так и на Байкальской природной территории в целом. Еще — возведение 11 берегоукрепительных сооружений на реках Бурятии, в том числе дамба в Улан-Удэ.

Кроме того, мы представили предложения по ликвидации прошлого накопленного вреда — последствий работы Джидинского комбината, скопления нефтепродуктов в районе поселка Стеклозавод, отвалов бывшей Гусиноозерской шахты. Был представлен план по ликвидации последствий работы Холоднинского месторождения. Министерство природных ресурсов Бурятии надеялось на включение этих мероприятий в паспорт нацпроекта, в рамках доведенного финансирования. Предусматривалась сумма около 33 миллиардов рублей — только по сохранению Байкала.

К сожалению, не все мероприятия профинансированы. И многие проблемы так и не сдвинулись с мертвой точки.

— Насколько, по-вашему, для России важно предотвращать изменения климата и снижать выбросы парниковых газов?

— Одна из важных стратегических тем для нашей страны! России рано или поздно придется ввести сборы на углеродоемкую продукцию (при производстве которой образуется больше всего выбросов CO2: например, металлы, нефть и другие полезные ископаемые. — Прим. Plus-one.ru), когда они появятся в странах-импортерах. Лучше, если предприятия заплатят в наш бюджет, а не в бюджеты других стран. По данным Минэкономразвития, если еще в 2018 году под регулирование попадало только 15% выбросов в мире, то к 2050 году эта цифра может вырасти до 50%. Россия могла бы принять гораздо более амбициозные цели по выбросам к 2030 году, если бы не плохая ситуация с лесами.

Леса стареют и теряют способность поглощать углекислый газ, происходит огромное количество экологически неграмотных сплошных рубок. И так далее. Какой же тут выход? Массово внедрять энергосберегающие технологии. В Бурятии, например, активно внедряются солнечные батареи. Они нужны фермерам, туроператорам, жителям. Однако мер господдержки пока мало, а ведь в нашей республике у Байкала — колодца планеты — более чем 300 солнечных дней в году! Кроме того, нужно наращивать объем переработки отходов, рекультивировать крупнейшие полигоны. Нужно усилить охрану лесов от пожаров и вредителей, сократить сплошные рубки, включить в национальный кадастр леса, которые выросли на заброшенных сельхозземлях. Ведь сейчас землевладельцы вынуждены их уничтожать.

— Похоже, вы следите за экологической повесткой. Какие российские природозащитники, на ваш взгляд, проявили себя ярче всего за последние 2–3 года?

— На всю страну прозвучали голоса защитников Шиеса и Шихана Куштау. Отмечу и активистов партии «Зеленая альтернатива» — они выиграли выборы в депутаты заксобрания Челябинской области и Госсовета республики Коми. Согласно программе партии, угрожающие окружающей среде предприятия должны будут платить повышенные налоги. «Зеленые» предлагают заменить сырьевую экономику более передовыми технологиями. И я думаю схожим образом.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Беседовал

Георгий Кожевников