04.09.2019
8 минут на чтение

«Природа оказывает москвичам услуги на миллиарды долларов в год»

Аркадий Тишков, заместитель директора Института географии РАН, — о том, какие услуги оказывает природа в городе, и как их оценивают

Иллюстрация Евгении Власовой

В 1990-х оценку экосистемных услуг для Москвы по заданию правительства столицы проводили неоднократно. Экономисты МГУ, ГУУ с привлечением экологов и географов посчитали все, что дает москвичам природный комплекс. Получились суммы, эквивалентные миллиардам долларов в год. На этом и остановились — рынок экосистемных услуг не был развит. Правда, впервые в стране экологи и экономисты договорились о том, что природа и ее функции чего-то стоят, а сохранять их всегда выгодно. Особую выгоду увидели экономисты, часть которых тогда переквалифицировалась в риелторов. Они посчитали, что две квартиры в одном доме с окнами на помойку и на лесопарк могут, при равных затратах на строительство, различаться по стоимости в 2-3 раза. В столице благоприятную окружающую среду, право на которую, кстати, зафиксировано в 42 статье Конституции, создают несколько категорий полуприродных и искусственных экосистем.

Первые — это земли Новой Москвы и национального парка «Лосиный остров», леса которых многократно рубились, болота осушались, луга — зарастали и распахивались. Несмотря на это, сегодня отдельные из участи находятся в близком к природному состоянии — с разновозрастным лесом и болотами, сохраняющими верховья некоторых подмосковных рек и Яузы, с уникальной флорой и фауной, чудом сохранившейся в соседстве с мегаполисом. Экосистемные услуги «защитных лесов» Новой Москвы и нацпарка москвичи получают в полном объеме.

Вторые — лесопарки (Измайлово, Кусково, Кузьминки, Серебряный Бор, Теплый Стан, Тропарево, Гальяново, Битца и др.). Здесь не все функции природной экосистемы выполняются в полном объеме — прежде всего это касается продукционной и водорегулирующей функций. В лесопарках вытаптывается надпочвенный покров, создаются искусственные насаждения, много чужеродных и сорных видов, присутствие которых снижает ценность экосистем. Но в целом по объему рекреационных, ассимиляционных услуг лесопарки идут в лидерах.

Третьи — участки производной растительности, в том числе и лесной, которые сравнительно недавно получили статус охраняемых природных территорий. Например, это долины рек Сетунь и Сходни, Строгинская и Матвеевская поймы, Химкинская дубрава. Со временем, если режим охраны позволит, эти территории смогут оказывать полноценные услуги по созданию благоприятной среды для москвичей. Сейчас же они в процессе восстановления — растительности, почв, водного режима, а также самоочищения.

Четвертые — городские парки. Они имеют искусственное происхождение, выполняют весьма ограниченный набор функций и предоставляют часть экосистемных услуг, включая климаторегулирующие, шумозащитные, ассимиляционные, рекреационные. Но и это хорошо, если учесть, что парков в столице много и они рассеяны по всему городу.

Пятые — аллеи, бульвары, газоны, цветники и другие элементы «зеленого» благоустройства. На локальном уровне их средообразующие и эстетические функции очевидны. Но здесь есть два важных градостроительных момента. Большой город создает свой климат и его искусственные насаждения должны ему соответствовать. Сейчас в столице климатические параметры соответствуют лесостепи, как в Курской области, находящейся на сотни километров южнее. Ельники и влажные луга на газонах сюда не подойдут. Нужны засухоустойчивые травы и кустарники, дубравы. Что касается цветников, открытая почва — не для города, где за счет разности нагревания поверхностей и движения транспорта все время образуются воздушные завихрения и от почвы в приземный слой воздуха поступает пыль. Наряду с тополиным пухом, комарами из городских водоемов это, скорее всего, «антиуслуга».

А теперь расставим приоритеты в отношении важности экологических услуг природного комплекса для Москвы.

Во-первых, это климаторегулирующие услуги. Сюда входит все — формирование микроклимата, затенения, поддержание оптимальной влажности воздуха, ветрозащита, поглощение углекислого газа в процессе фотосинтеза, выделение кислорода и многое другое. Зеленые насаждения помогают сгладить аномалии и контрасты климата, особенно летом, однако не могут спасти от глобального потепления. Парки и лесопарки столицы — в основном, старовозрастные и сами работают как заводы, выделяющие большие объемы СО2.

Во-вторых, ассимиляционные услуги. Деревья и кустарники могут, иногда, правда, в ущерб себе, уменьшить концентрации пыли и вредных выбросов в атмосферу. Щит из зеленых насаждений вдоль автодорог выполняет эти функции вполне успешно. Однако важно не перекладывать на растения все проблемы. Например, по показателям запыленности Москва существенно опережает большинство европейских столиц. Почему? Да потому, что много открытой земли без трав, неэкологичных строек, цветников, созданных вопреки логике вдоль автотрасс, движение по которым поднимает мелкие частицы в воздух. Добавьте к этому зимнюю резину, выскребающую асфальт и превращающую его в пыль. Покраска зданий, которая далеко не всегда уместна, может приводить к выбросу тяжелых металлов и других вредных веществ в атмосферу и поверхностные воды. Заросли растительности в прудах, озерах и реках также выступают в роли естественных фильтров. Если бы не ассимиляционные услуги, не происходило бы самоочищения природы.

«Тенденции в области атмосферного воздуха у нас положительные с 2010 по 2018 год. Снижение произошло в 2,1 раза — оксида углерода, 2,3 раза — оксида азота, в 1,7 раза — диоксида серы, взвешенных частиц PM10 — в 1,6 раза».

Антон Кульбачевский, руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы.

В-третьих, водорегулирующие услуги. Если бы не зеленые насаждения Москвы и области, особенно в верховьях Москва-реки, столицу ожидали бы наводнения после каждого ливня. Парки и лесопарки принимают на себя избыток влаги, впитывают и испаряют ее. Кстати, аномальные наводнения последних лет на Амуре и в бассейне Ангары во многом обусловлены вырубкой леса в верховьях рек: когда весной тает снег и идут дожди, вода стекает по поверхности и попадает в русло. Для снабжения Москвы чистой питьевой водой надо поддерживать водорегулирующие экосистемные услуги истоков рек, озера и болота Валдая, Тверской и других областей. Это дешевле, чем ставить компрессоры, насосы и очищать огромные объемы воды для 15 млн жителей мегаполиса.

В-четвертых, рекреационные услуги. Парки и лесопарки Москвы предоставляют их в большом объеме. В денежном выражении выгоды от этих услуг исчисляются тысячами рублей с гектара в год. Например, национальный парк «Лосиный остров» площадью 11,6 тысячи га вполне себя окупает, ведь каждый год его посещают более 7 млн человек, которые получают оздоровительные, познавательные и рекреационные услуги. Важная функция зеленых насаждений — шумовая защита. Мы мало уделяем внимания шуму как фактору городского дискомфорта. Природный комплекс легко справляется с ним.

В-пятых, эстетические услуги. Красоту природы мы упомянули, когда сравнивали стоимость квартир с разным видом из окна. Это самый простой способ оценить то, что субъективно, не поддается точным измерениям. Но «Зеленая архитектура» вполне вписывается в концепцию экосистемных услуг, и эту составляющую можно посчитать в физическом и в денежном выражении.

Все попытки денежных оценок экологических услуг в Москве, на мой взгляд, не полные и способны учесть весь спектр благ, которые дает городская природа. Простое суммирование стоимости услуг каждой категории, например, рассчитанной через цену возможной компенсации или замещения функции природы техническими средствами для одного гектара лесопарка, может составить несколько тысяч долларов. Умножьте на площадь природного комплекса — и вы получите сумму, сопоставимую с объемом ежегодных платных услуг населению Москвы. Но кроме жителей города, ими пользуются еще и гости столицы.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки