28.06.2019
9 минут на чтение

«Озеленение» сверху

Кто в России отвечает за устойчивое будущее

Основной темой Петербургского международного экономического форума стало устойчивое развитие. Лидер КНР Си Цзиньпин в своем выступлении подробно остановился на том, что в Китае называют устойчивым развитием. Оказалось, что устойчивое развитие стало чуть ли не новым экономическим курсом этой страны.

«В мировом измерении устойчивое развитие, пожалуй, — максимально общий знаменатель глобального сотрудничества. Повестка дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года в духе гармоничного сосуществования человека и природы, с учетом нужд нынешнего и последующих поколений, дает новое видение глобального развития, акцентируя внимание на трех основных взаимосвязанных аспектах: экономический рост, социальное развитие и экология».

Си Цзиньпин на пленарном заседании ПМЭФ

Государство теперь напрямую заинтересовано в сохранении качества человеческого капитала, здоровья граждан, в их хорошем образовании, в расширении сети высокооплачиваемых рабочих мест. Но ведь это и есть цели устойчивого развития. И если правда, что тематика устойчивого развития пришла с Запада (на самом деле это не совсем так), то можно констатировать: правительство России в очередной раз оказалось вполне себе европейским.

Западные компании охотно несут в Россию риторику устойчивого развития, поскольку ее разрабатывают в головном офисе и автоматически транслируют по всем филиалам, но в остальном в России делают ровно то, что позволяет наше законодательство. С российскими компаниями все намного интереснее. Государство в России — не просто единственный европеец, это еще и крупнейший заказчик. Коммуникация выстраивается не по линии «производитель — потребитель», как на Западе, а по линии «производитель — государство». На Западе устойчивости требует посетитель супермаркета, у нас — чиновник, но так или иначе они оба теперь требуют одного и того же.

Вернемся в жаркие дни форума, и посмотрим, как проходили дискуссии на площадке «Инносоциум», где работали наши корреспонденты.

В дискуссиях участвовали представители «Газпром нефти», Unilever Rus, «Российской венчурной компании», Ernst&Young, «Русской медной компании» (РМК), университета «МИСиС» и Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы.

«Вызовы устойчивого развития в России являются обратной стороной конкурентных преимуществ экономики нашей страны, — напомнила модератор дискуссии, основатель Проекта +1 Анастасия Попова. — В России экономика по сути многоукладная: есть доиндустриальные деревни без дорог и социальных благ, есть промышленные зоны, размаху которых позавидует какая-нибудь Германия, есть территории с ростом ВРП (валовый региональный продукт — прим. +1) на 40% в год, а есть глубоко дотационные области с полным отсутствием работы. И в каждом таком „кластере“ или „страте“ устойчивость — это что-то свое, но везде проблема с поддержанием качества человеческого капитала и развитием территорий».

Практики «развития территорий» рассмотрели на примере кейса «Газпром нефти»: компания запустила благотворительную программу «Родные города», где объединила разрозненные способы поддержки жителей глубинки. «Люди в городах, где мы работаем, должны иметь благоприятные условия жизни и перспективы для развития. В городах должен быть комфорт, как в Санкт-Петербурге и Москве, с кинотеатрами, музеями, ресторанами», — сказал Александр Дыбаль, заместитель генерального директора по корпоративным коммуникациям «Газпром нефти». Компания не просто закачивает деньги в территории, она старается мотивировать жителей тянуться развиваться и развить свой ответственный бизнес. Например, «Газпром нефть» организовала грантовый конкурс, в котором победители получают деньги на реализацию тех или иных проектов.

А что постиндустриальная Москва, где кинотеатры и велодорожки давно есть? Там проблемы другого рода. Город входит в лидеры мировых рейтингов по внедрению устойчивого транспорта и количеству зеленых насаждений, но это не значит, что все экологические проблемы мегаполиса решили раз и навсегда.

Одна из главных проблем Москвы — экологические угрозы, связанные с антропогенным воздействием. Несмотря на то, что оно и снизилось после закрытия большинства московских заводов, все равно остается высоким из-за растущих объемов строительства и бытовых отходов населения.

«Города, применяющие „зеленые технологии“, — конкуренты в глобальном мире. Москва применяет их в энергетике, транспорте, при реализации программ реновации. Бизнес становится социально ответственным и понимает, что в будущем без „зеленых стандартов“ работать нельзя. Москва — экспериментальная площадка, где апробируются все передовые решения, и в случае успеха, технологии применяют в других регионах страны», — сказал Антон Кульбачевский, руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы.

Представители транснациональной компании Unilever, бюджет которой сопоставим с ВВП некоторых стран, рассказали о своем поле для экспериментов: «Мы хотели навести порядок внутри себя, но можно ли это сделать, не выходя за периметр? Unilever выпустила первую в России бутылку, сделанную полностью из переработанного пластика. За ней стоят инновации и инвестиции. Это доказательство устойчивого развития. Нашу бутылку делают локальные поставщики, что способствует развитию индустрии рециклинга в России», — рассказала Ирина Бахтина, вице-президент по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям Unilever Rus.

Поскольку бутылка как доказательство ответственности всколыхнула аудиторию, Бахтина углубилась в повествование о ее свойствах: «вторичная» бутылка дороже, чем бутылка из первичного пластика, а государство пока не поощряет производителей. В первичном пластике один источник сырья — нефть. Во вторичном пластике заложены траты на сбор сырья, транспорт и логистику. Понятно, что потребитель, балансирующий, как нам рассказал недавно Кудрин, на грани нищеты, такую бутылку не купит. Потому и нужны субсидии. Впрочем, так везде: в Австралии себестоимость «зеленой» энергии только в будущем году возможно сравняется с себестоимостью традиционной энергии, в Европе это случится через необозримые 5-7 лет. До этого момента — субсидии и преференции.

Пока одни уповают на субсидии, другие предаются чисто русской идее, что там, где бессильны деньги, поможет наука. Екатерина Куманина, директор по стратегическим коммуникациям «РВК», говорила о важности научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Расходы на них уже достигли 2,5% мирового ВВП, а по другим оценкам даже выше. Устаревают привычные профессии и образовательные дисциплины, а люди ищут другие сферы деятельности и новые знания. Как ни странно, в стране, где не найдешь хорошего тракториста или электрика, тему новых профессий очень любят. Достаточно вспомнить знаменитый «Атлас новых профессий» АСИ (Агентство стратегических инициатив), согласно которому через десять лет все поголовно займутся социальным бизнесом и робототехникой. Впрочем, и современный тракторист уже не тот, что прежде, почему, собственно, таких людей и мало. «Мы вкладываем в образование, — создаем круговое движение, — горизонтальное сообщество, которое кооперируется и обменивается идеями и знаниями. „РВК“ поддерживает сообщество наставников и помогает им развиваться и развивать детей. Кружки работают как образовательный и социальный лифт. Россия не безнадежна, — общество открыто новому. Люди ждут беспилотные автобусы, а наша задача — поддерживать таланты и проекты», — сказала Куманина.

Поскольку речь зашла об инновациях, в беседу включилась ректор университета «МИСиС» Алевтина Черникова и рассказала о том, что роль образования все время растет (как и его цена, добавим от себя). Университеты должны создавать для студентов среду, где развиваются таланты и способности. По ее мнению, главная компетенция будущего — способность к самообразованию.

«Чтобы не остаться на месте, нужно бежать с большой скоростью, а для этого нужны компетенции. Технологии не будут работать в плохих руках, и с плохой головой. Обществу нужен человек-локомотив, нужно партнерство компаний и человека. Любой коллектив должен состоять из личностей, несущих знания, умения и энергетику», — добавила в тему Анна Шабарова, вице-президент по кадровой политике и социальной ответственности «РМК».

Спикеры согласились, что нужно объединить усилия для общего блага, с чем трудно поспорить. Руководитель группы услуг в области чистых технологий и устойчивого развития Ernst&Young Артем Ларин резюмировал, что назрела необходимость создания нового общественного договора между государством, бизнесом, некоммерческим сектором и обществом, и его надо как-то сформулировать. Например, в таком духе, что человек — высшая ценность не только для государства, но и для работодателя. И жить он должен в чистой и экономически развитой среде. Это будет устойчиво и современно.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки