27.06.2019
7 минут на чтение

Компании меняют корпоративную ДНК

Артем Ларин, E&Y, — о том, как глобальная неопределенность стала для корпораций полем глобальных возможностей

Разговор о глобальных переменах я бы начал с энергетики, поскольку эта сфера демонстрирует наиболее наглядные тренды и в то же время является критически важной для развития всей экономики. У России есть особенность, которая позволяет ей довольно комфортно чувствовать себя в условиях традиционной энергетики. У нас огромное количество дешевого газа, который позволяет производить экологически чистую энергию для нашей экономики. Наши экспертные оценки позволяют заключить, что формируется тренд на развитие альтернативной энергетики.

Скажем, электромобили оказали огромное влияние на энергетическую систему. В Москве примерно 4 млн машин. Примерно раз в 10-12 лет автопарк полностью заменяется. Если принять во внимание, что один электромобиль имеет мощность 30 киловатт, получается, что лет через 10-12 мы увидим на дорогах столицы мощность, сравнимую с энергосистемой города. Безусловно, это окажет воздействие и на энергосистему, и на способ производства электроэнергии. Дешевый газ — это хорошо, но традиционная энергетика будет становиться все дороже, потому что затраты на поддержку существующей инфраструктуры будут только возрастать. А альтернативная энергетика за счет новых технологий, за счет строительства новых производств будет удешевляться. В какой-то момент эти кривые пересекутся. Когда это случится, я предсказать не готов, но рано или поздно это произойдет.

Меры поддержки альтернативной энергетики со стороны государства на данном этапе, на мой взгляд, выглядят достаточными. Экономика должна сама решать, сколько ей нужно традиционной или альтернативной энергии. Я не сторонник вмешательства в системы, которые не требуют настройки. Жизнь расставит точки над i, и альтернативная энергетика найдет свою устойчивую нишу. Я не готов рассуждать про гигаватты и киловатты, но через какое-то время будет экономически более обоснованным использовать именно альтернативные источники энергии.

Программа господдержки ВИЭ в России ограничивается 2024 годом. Что будет далее? Хороший вопрос. Мне кажется, очень важным будет момент уравнивания себестоимости традиционной и альтернативной энергий, о чем я говорил выше. В этот момент потребители будут делать выбор. Что такое 2024 год в этой связи? В Австралии, как показывают все данные, это равновесие будет достигнуто уже в следующем году. В Западной Европе, согласно прогнозам, это произойдет в 2023 году. В России это, вероятно, случится чуть позже. Когда — четкий прогноз дать не готов, но рано или поздно это непременно случится.

При этом в России звучат предложения расширить программу господдержки по мощности и продлить ее действие до 2035 года. Я не готов спорить с Анатолием Борисовичем Чубайсом, который выдвигает эти предложения, но мировой тренд, который движет вперед мировую энергетику, очевиден. Глобальная экономика в целом находится под одновременным воздействием нескольких трендов. Это декарбонизация, то есть экономика уходит от потребления ископаемых ресурсов. Это рост скорости принятия решений — она сейчас феноменальная. И это новый общественный договор, который общество предъявляет бизнесу. Скорость изменений такова, что никто не может назвать точную цифру. Конечно, Россия — страна с огромной территорией, с вертикально организованной системой управления, и система принятия решений в бизнесе тоже вертикальная. Наверное, без господдержки альтернативных источников энергии не обойтись. Но я склонен думать, что бизнес и потребители могут сами решить, сколько энергии им нужно, из каких источников и в какой момент. Именно это я ставил бы во главу угла. Энергетика — прекрасная вещь, которая позволяет нам жить в комфортных условиях, не жечь лучину. Я за любую поддержку комфортного существования потребителей и бизнеса.

На мой взгляд, основным драйвером устойчивого развития является общество, которое предъявляет бизнесу новые запросы. Новый запрос от общества, который видит бизнес, заставляет менять корпоративную ДНК. Устойчивое развитие — это не просто декларируемые компаниями программы и стратегии, это новый элемент корпоративной ДНК. Бизнес строит свою стратегию исходя из того, что общество хотело бы видеть через десять, двадцать, тридцать лет. Именно на такую перспективу общество задает вопрос: что мы увидим от работы вашей компании в нашем регионе через некоторое время? И бизнес вынужден отвечать на этот общественный запрос. Наша компания проводила исследования совместно с такими компаниями, как DuPont, Unilever, ведущими фондовыми домами, такими как BlackRock, при содействии Dow Jones Index, и мы видим сформировавшийся тренд — люди предъявляют абсолютно новые требования к бизнесу, к тому, что бизнес производит. И бизнес вынужден на это отвечать. Социальная повестка становится основополагающей в рамках развития бизнеса. Конечно, российские компании не остаются в стороне. Мы видим, что крупнейшие игроки, такие как «Роснефть», «Газпромнефть», «Росатом», меняют свою стратегию под людей. Выстраивают свою экономику от людей. Это безусловный тренд.

При этом качество лидерства является основополагающим для достижения целей, которые ставит перед собой компания. Качество лидерства за последние годы значительно выросло. В этом играют большую роль развитие образования и информационных технологий. Информационные технологии дали толчок развитию лидерских возможностей, стимул для открытия бизнеса обществу, мотивацию отвечать на вопросы, которые бизнес получает от потребителей. Все это и формирует повестку, которую визионеры вкладывают в программу развития своих корпораций. При этом лидеры, безусловно, важны, но не лидеры без команды. Основную роль в любом деле играет команда.

Я считаю, что развивающиеся рынки и развивающиеся страны, безусловно, демонстрируют разрыв с развитыми странами и развитыми рынками. Бизнесу в России 20-30 лет, и, конечно, есть разрыв со странами, где история предпринимательства насчитывает столетия. Однако скорость изменений, которая есть у нашего бизнеса, и смелость, решительность, которую демонстрируют руководители компаний, позволяют надеяться, что развивающиеся страны догонят развитые и в чем-то даже будут подавать им пример.

Современную экономику называют по-разному. Кто-то называет ее экономикой знаний, новой экономикой, «зеленой» экономикой. Я бы не присваивал экономике титулов «зеленая», «устойчивая». Современная экономика существует в условиях, описываемых рядом сложных факторов. У американских военных есть специальный термин, обозначающий совокупность всех неопределенных вещей, которые только есть. И бизнес живет с этим набором неопределенностей каждый день, каждую минуту. Как это влияет на бизнес? Безусловно, бизнес выстраивает свои стратегии, чтобы отвечать на все эти вызовы. Мы живем в этом, вы живете в этом, все существуют в трудно прогнозируемой ситуации. Технологии меняют мир так быстро, что я затрудняюсь предсказать, каким мы увидим Петербургский экономический форум через пять-десять лет. Возможно, здесь будут ходить роботы, которые будут взаимодействовать друг с другом, а люди в это время будут в Эрмитаже наслаждаться произведениями искусства, используя роботов. Тот набор неопределенностей, в котором мы все живем, делает бизнес открытым к вызовам и готовым к изменениям.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки