07.03.2019
4 минуты на чтение

«Расти и гний»

Дарья Апахончич — художница, учительница русского языка как иностранного, феминистка и экоактивистка. Она соосновательница образовательного ютуб-канала «Феминистки поясняют» и арт-группы {родина}, которая описывает свою идеологию как «анархо-некро-эко-феминизм». Дарья рассказала +1 о проблемах терминологии и схожести дискриминации женщин и животных.

Фото из личного архива Дарьи

Идеологию экофеминизма общество в России встречает без энтузиазма. Женщин, которые называют себя экофеминистками, я встречала всего несколько, человек, может, пять. Сочетание «эко» и «фем» логично: если начинаешь замечать ущемление прав женщин, то в глаза бросаются и другие дискриминации, которые работают по тому же принципу.

Некоторые спрашивают, почему они не отдельно феминистки и экоактивистки, а сразу и то и другое. На самом деле каждая из этих идеологий распадается на множество разных ответвлений. Например, экодвижения: одни организуют раздельный сбор, другие борются за сохранение видов, третьи сокращают потребление мяса. Причем люди могут делать одно и то же, но исходить при этом из разных принципов. Например, некоторые веганы — люди, которые не едят продукты животного происхождения, — отказываются от мяса из-за вреда, который оно наносит планете. А другие — потому что считают эксплуатацию животных несправедливой.

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Думаю, что причина такого слияния в том, что феминизм, как социальная теория, открыта к включению новых групп в этическую картину мира. То есть, феминистки готовы разделить светлое будущее не только друг с другом, но и с другими людьми, а также с животными и растениями.

Такая открытость — заслуга и черного (антирасистского) феминизма, и веганства, и других направлений, представители которых двигаются навстречу друг другу. На мой взгляд, это просто две очень важные точки («эко» и «фем»), которые нельзя объяснить только рациональным представлением о том, что зло и эксплуатация несообразны, а потому нежелательны. У меня есть ощущение, что в экофеминизме сходится как раз не рациональное, а часто интуитивное представление о сообразности и естественном. Это не одно, а много разных направлений как мистических, так и рациональных, а еще и экономических, культурных и так далее.

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Экоактивисты часто не рады защитницам прав женщин. В одном интервью я рассказала, что уже семь лет не покупаю одежду и считаю себя экофеминисткой. И в пабликах об экологии, вроде «Ноль отходов», начали писать, что вот, везде пролезут эти феминистки, не надо нам их.

Фото предоставлено арт-группой {родина}

Я часто делаю арт-объекты из мусора. Например, я написала серию картин паяльником на магазинных чеках, они относятся к неперерабатываемым отходам. В 2018 году мы вместе с группой {родина} организовали в эстонском поселке Нарве-Йыесу выставку об экологии под названием «Расти и гний». Суть выставки была в том, чтобы поставить под вопрос антропоцентризм как таковой.

Если вопрос о том, что мужчины важнее женщин еще не решен, но хотя бы громко звучит, то вопрос о том, важнее ли человек, чем все остальные виды, не приходит в голову почти никому.
Фото из личного архива Дарьи

Центральной композицией была фигура Кремля, построенная из кускового сахара, окрашенного в красный. Кремль стоял в центре зала в круге из мусора и по договоренности с владельцами помещения должен был стоять несколько недель. Но через два дня арендодатели попросили убрать выставку, ссылаясь на то, что, дескать, она помешает джазовому концерту, который скоро пройдет там же. Но если убрать только Кремль с мусором — остальное можно оставить. {Родина} не согласилась, и фестиваль «Расти и гний» продлился в итоге всего два дня.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки