Экосертификация: пять основных трендов

Восьмая серия многосерийного блога экожурналистки Ангелины Давыдовой, которая сейчас находится в университете Калифорнии по стипендии Хьюберта Хамфри (The Humphrey Fellowship), посвящена встрече совета директоров Всемирной ассоциации экомаркировки (GEN) в Лос-Анджелесе.

Фото предоставлено организаторами

В начале апреля в Лос-Анджелесе собрались ведущие мировые эксперты в области экосертификации, члены совета директоров GEN, представляющие региональные организации и объединения из США, Японии, Швеции, Тайваня, Австралии, Бразилии, Индии, Китая и России. Представители различных стран и регионов мира обсуждали ключевые тенденции в области экомаркировки, рост экологического сознания потребителей и производителей, а также возможности для сотрудничества разнообразных программ экосертификации, как друг с другом, так и в рамках международных организаций, в том числе на уровне ООН. Эксперты и участники обсудили пять основных глобальных трендов в области экомаркировки.

1. Рост роли правительств и «зеленых» закупок

Участники встречи отметили важность роли государства как в установлении требований к обязательным «зеленым» закупкам — в частности, в муниципальном и общественном секторах, — так и в поддержке и развитии отдельных программ сертификации. Так, программа экосертификации «Зеленая марка» на Тайване поддерживается государством. Правительство Японии утвердило несколько законодательных инициатив, нацеленных на поддержку закупок «зеленых» товаров для организаций общественного сектора. В Австралии в последние годы был принят целый ряд законов, вводящих понятие «зеленых госзакупок» и ограничивающих спектр товаров, приобретаемых для госсектора, только продуктами, обладающими определенными экологическими показателями. В США требования к «зеленым госзакупкам», как правило, действуют на уровне штатов. В некоторых регионах страны для школ и больниц внедрены требования использовать экомаркировку первого типа. Она заверена независимой третьей стороной и оценивает продукт и технологии производства с точки зрения жизненного цикла (life cycle).

В России же, как рассказывает Юлия Грачева, член совета директоров GEN, директор «Экологического союза», руководитель одноименного органа по сертификации системы «Листок жизни», государство пока мало заинтересовано в теме «зеленых» закупок, и поэтому основными «драйверами» экосертификации выступают скорее потребители и производители.

2. Развитие B2B-рынка экомаркировки

Рост интереса как потребителей, так и производителей товаров к истории их происхождения и всем аспектам производства, транспортировки и упаковки, включая цепочки поставок, приводит ко все большему развитию рынка экомаркировки B2B. Суть в следующем: компания-производитель запрашивает у своих поставщиков экосертификаты. В том числе все большим спросом пользуется уже упоминавшаяся экомаркировка первого типа. Юлия Грачева приводит примеры российских ритейлеров, предъявляющих экотребования к товарам, представленным в ассортименте, в частности, сети магазинов товаров для дома «Леруа Мерлен», установившей критерии экологичности к лакокрасочной продукции.

3. Глобальные проблемы экосертификации: гринвошинг, нечестная конкуренция, рост числа маркировок, оценивающих только один аспект

Международные эксперты в области экомаркировки все чаще говорят о гринвошинге — приписывании производителями себе непроверенных экокачеств или даже указании несуществующих сертификатов. Значительно повышается популярность маркировок, которые оценивают только один аспект (например, энергоэффективность или показатели потребления воды), не позволяя потребителям сопоставить товары системно, а также во многом подменяя экологичность в целом лишь одним показателем.

Участники ассоциации отметили, что ключевые тренды будущего развития сектора экомаркировки — это усиление прозрачности глобальных сетей поставок, подтверждение репутации тех или иных технологических решений, согласование друг с другом и взаимное признание различных программ экомаркировок, активная интеграция экосертификации с требованиями ISO и прочих международных программ и организаций, включая ООН.

4. Успехи добровольных программ сертификации

«Когда я начинал работать в области экосертификации более 20 лет назад, мы надеялись, что путь экомаркировки будет следующим: сначала — добровольные программы, которые формируют рынок, потом, постепенно, — все большее распространение обязательных стандартов, — говорит член совета директоров GEN, руководитель программы экомаркировки "Северный Лебедь" Бьерн-Эрик Ленн. — Сейчас, однако, мы видим, как оба вида экосертификатов сосуществуют друг с другом. Добровольные сертификаты не хуже обязательных, они продвигают тему экосертификации, ответственного производства и потребления даже успешнее. Тут можно провести аналогию с Парижским климатическим соглашением, в котором цели стран по снижению выбросов также носят добровольный характер, однако в последние годы мы видим существенный рост климатических инициатив, в том числе со стороны городов, регионов и компаний».

5. Рост спроса на экологическую информацию

«Потребители — крайне могущественная сила. Мне кажется, они сами не осознают своего могущества. Ежедневное принятие решений о том, какие продукты и товары приобрести, а какие — нет, формирует рынок будущего, в том числе определяет запросы и требования к компаниям в области экологичности, социальной репутации, этических факторов», — говорит Кейт Харрис, возглавляющая Good Environmental Choice Australia и являющаяся членом совета директоров Австралийского общества оценки жизненного цикла.

Тем не менее, как подчеркивали эксперты в области экомаркировки из Индии, Бразилии и США, даже обеспокоенные экологическими проблемами потребители не всегда знают, на основании чего можно сделать выбор, что может стать ориентиром для более «зеленых» и «этичных» покупок, как выбрать товары, наименее вредные как для человека, так и для окружающей среды. Ключевая роль тут должна отводиться образовательным программам, а также развитию экологической журналистики, считает Линда Чипперфилд, представитель секретариата GEN.

«Надо понимать, что мы живем в постоянно меняющемся мире: изменяются научные знания о полезности или вредности тех или иных продуктов, меняются технологии, меняются системы оценки, в том числе — "экологичности" тех или иных товаров. Это во многом задача журналистики — прежде всего, экожурналистики — рассказывать об этих изменениях, сообщать о важных новшествах, оспаривать устоявшиеся мнения, рассказывать читателям, как их ежедневное поведение влияет на экологическое состояние планеты», — добавляет Бьерн-Эрик Ленн.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки