15.02.2017

Денис Старк

Осознайте невидимую угрозу и действуйте!

Денис Старк
Денис Старк
Фото из архива автора

Люди пока не научились осознавать базовые биосферные потребности на уровне инстинктов. Когда органы чувств не сигнализируют об опасности, человечеству нужно задействовать волю и разум для осознания необходимости экологически ответственного поведения, убежден Денис Старк, организатор экологического проекта «Мусора.Больше.Нет», соорганизатор Всероссийской уборки «Сделаем!» и автор книги «Путь в чистую страну».

Корень проблемы

Проблема отходов глобальна. Ее можно решить только на планетарном уровне. Пока государства разделены, а межгосударственные интересы преобладают над общечеловеческими, решение проблемы будет затруднено. Безответственность одних государств создает проблемы для других. Например, жители одной страны сбрасывают мусор в реку, а страдают от этого страна ниже по течению и жители прибрежных морских районов. Электроникой пользуется западный мир, а ее отходы первобытным образом утилизируются в беднейших странах Африки. Таких примеров много. Пока главными игроками являются государства и корпорации, существенного сдвига в решении проблемы отходов не будет. Кто еще может повлиять на ситуацию? Главное заинтересованное лицо — простые люди, но они не имеют «представителя» и не умеют действовать сообща. Ситуацию могут изменить надгосударственные и трансграничные движения. И я не имею в виду ООН. Речь идет о низовых инициативах.

Корень проблемы отходов — это производство. Нужны коренные изменения в проектировании товаров. Нужен стимул для производителей создавать долгосрочные, ремонтопригодные и используемые повторно изделия. В сегодняшней линейной экономической модели это невыгодно. Чем короче срок жизни изделия, тем больше можно продать товаров и получить прибыли. Чтобы изменить эту ситуацию, нужна новая экономическая модель. Например, услуги вместо товаров. Это повлияет на стратегию производителей и сделает экономически выгодным производить изделия с длительным сроком службы, которые можно использовать повторно.

Первоначальным толчком для такого перехода можешь стать только ты. И когда я говорю «ты», то имею в виду именно тебя, читающего сейчас этот текст. Все решения для безотходной жизни уже созданы, опробованы и описаны. Над ними работают сотни и тысячи экоактивистов и передовых ответственных предпринимателей, но, пока эти решения не востребованы миллиардами остальных людей, они бесполезны. Есть совместное потребление, есть компостирование кухонных отходов, есть альтернатива пластиковым бутылкам и одноразовой посуде, есть ответственные производители, которые предлагают услуги вместо товаров или заменители неэкологичных одноразовых товаров. Давайте посмотрим на проблему глубже и попробуем понять причины пропасти, образовавшейся между тысячами передовых экоактивистов и миллиардами остальных людей.

Быть или казаться

Опасная ловушка, в которую попадают многие страны и организации,— это подмена решения на видимость решения. Проблема отходов будет решена, когда будет очищен океан от мусорных островов; перестанут гибнуть животные, запутавшись в пакетах или проглотив пластик; перестанут загрязняться вода, воздух и почва токсичными продуктами разложения мусора, а не когда у вас во дворе поставят баки для раздельного сбора отходов. Видя бак для раздельного мусора, мы испытываем облегчение: с нас сняли вину за бесполезный мусор. Теперь это все уйдет на переработку. Действительно ли уйдет? В каких-то случаях — да, а в каких-то — нет. Уж очень велик соблазн сэкономить и ограничиться только цветными контейнерами. Не думать о логистике, переработке, изменении производства, экономических стимулах для сокращения потребления упаковки. Баки стоят, население перестало возмущаться, можно везти все на мусоросжигательный завод.

Есть ли надежда?

Правда вызывает отчаяние и безразличие. Она воспринимается как очередная страшилка и уже не производит впечатления. У людей есть фильтр восприятия негатива. Если все так трагично, то можно ничего не делать. Приукрашенная картина создает ложное впечатление, что ситуация улучшается и налаживается, а значит, можно не участвовать в решении проблемы.

Отчаяние и излишний оптимизм являются первопричинами постоянно ухудшающейся ситуации. Пока горстка экологистов воодушевляет себя микроскопическими в масштабах планеты достижениями, все остальное человечество продолжает плодить отходы или в неведении, или в ложнооптимистической уверенности, что проблема мусора решена вторым контейнером в их дворе или запретом пластиковых пакетов во Франции. Все усилия экологистов, экологических организаций и прогрессивного бизнеса всего лишь исследуют и создают возможности. Воспользуется ли этими возможностями человечество в целом, пока неизвестно. Это зависит от многих факторов: просветительского (знать о возможностях), политического (играть вместе, а не против друг друга), экономического (благосостояние), технологического (доступность технологий), социального (спрос и приоритеты).

Потребность и ее осознание

Важной, а может, и единственной задачей экологического просвещения является помощь обществу в осознании потребности в устойчивой и пригодной для жизни биосфере. Но не все потребности осознаются людьми. Полностью удовлетворенная потребность не осознается. Мы не обращаем внимания на потребность в кислороде, пока не станет душно. От неудовлетворенной потребности до ее осознания проходит существенное время, а между действием, приводящим к удовлетворению, и самим удовлетворением существует задержка.

Про эту задержку хочется поговорить отдельно. Чем выше уровень развития цивилизации, тем она длиннее. Собиратель чувствовал голод и утолял его в течение минут, съедая плод или ягоды. Охотнику нужны были часы, а иногда и дни на подготовку к охоте, выслеживание добычи и ее приготовление. Земледельцу нужны месяцы, чтобы посадить семена, ухаживать за посевами, а потом собрать урожай. Схема та же: неудовлетворенная потребность (голод), действия, приводящие к удовлетворению (собирательство, охота, земледелие), и само удовлетворение. C развитием цивилизации эта задержка растет. Это верно и для индустриальной, и для постиндустриальной эпохи. Работы по изучению радиоактивности начались в конце XIX века Марией Кюри, а первая промышленная атомная электростанция была запущена в 1954 году в Обнинске. Изучение термоядерного синтеза началось в 1950-x и до сих пор не дало прикладных результатов. Таким образом, индустриальные циклы составляют уже десятки лет. Каждая новая эпоха увеличивает цикл удовлетворения потребностей на порядки. Минуты или часы — для собирателей, часы или дни — для охотников, месяцы — для земледельцев, годы и даже десятилетия — для индустриальных циклов. Логично ожидать, что для следующей эпохи, в которую мы входим, эти циклы увеличатся еще на порядок и станут веками или даже тысячелетиями.

Как произойдет достаточно быстрое осознание потребности, если такой цикл многократно дольше продолжительности жизни человека? Оказывается, у природы уже есть ответ — и ничего нового в нем нет. В ходе эволюции такое уже происходило несколько раз. Самый наглядный пример — образование многоклеточных из одноклеточных. Каждая клетка живет достаточно недолго. Цикл удовлетворения потребности у каждой клетки короткий — минуты. Питание и кислород нужны постоянно, отходы жизнедеятельности нужно удалять регулярно. Какой же выход нашла эволюция? Объединила много клеток в один организм и научила его запасать питательные вещества и выводить шлаки. Теперь каждая клетка удовлетворяет свои потребности ежеминутно, а организм в целом может осуществлять продолжительные циклы, длящиеся дни, месяцы и даже годы.

Можно представить, что люди и биосфера будут объединяться в некий сверхорганизм, цикл удовлетворения потребности которого будет составлять десятилетия и даже века. При этом люди, животные и растения будут получать необходимое для их жизни на своем уровне в своем ритме жизни. Как же это произойдет? Глядя на предыдущие эволюционные скачки, может создаться впечатление, что это происходит само собой. Природа случайным образом комбинирует существующие варианты, и какой-то из них получается более жизнеспособным, закрепляется отбором и становится следующей ступенью развития. Получается, нам остается только ждать следующей случайной удачной комбинации и надеяться на эволюцию? Думаю, что нет. Дело в том, что эволюционные прорывы всегда строятся на базе лучших, уже наработанных закрепленных приобретений. Что это за приобретения? Какие строительные кубики есть у человечества, которые эволюция может использовать, чтобы собрать что-то большее, что-то на порядок более живое и долгосрочное? Предположу, что такой строительный материал состоит из следующих элементов: интеллект (способность моделировать, предвидеть); воля (способность действовать, несмотря на обстоятельства); эмпатия (способность чувствовать боль и радость другого); технологические достижения (информационные связи, перемещения в пространстве); сверхадаптивность (заселение непригодных для жизни мест: Арктика, пустыни, другие планеты).

Когда направление эволюции стало немного яснее, давайте вернемся к неосознанным пока потребностям и к тому, как это связано с отходами. Как мы говорили раньше: пока потребность полностью удовлетворена, она не осознается. Рыба, плавающая в воде, не подозревает, что ей нужна вода. Вот список тех неосознанных потребностей, которые до недавнего времени были полностью удовлетворены: стабильные климатические условия; доступные материалы и вещества; биоразнообразие и энергия.

Конечно, этот список неполный, но для данного изложения — достаточный. Возможно, читателю пока не совсем ясно, почему все перечисленное выше является потребностями. Вы же не испытываете к этому стремления, как, например, к еде, воде или сексуальному партнеру. Давайте разделим понятия самой потребности и стремления к ее удовлетворению. Потребность в еде объективно существует независимо от того, чувствуете ли вы голод или нет. Потребность есть, а чувства может не быть. Это как с радиацией. Она смертельно опасна, но вы ее не можете ни увидеть, ни услышать, ни унюхать. Наши предки в течение миллионов лет никогда не сталкивались с опасными дозами радиации, а значит, не было необходимости в развитии ощущения радиации. Так и с теми потребностями, которые были удовлетворены всю предыдущую историю развития биосферы и человечества. Потребности есть, а стремления к удовлетворению этих потребностей пока не возникло.

Как убедиться, что потребность действительно есть, удовлетворена ли она и пора ли предпринимать активные действия? Для этого придется обратить внимание на различные причинно-следственные связи. Но перед этим давайте вспомним о нашем конституционном «праве на благоприятную окружающую среду». Оно записано в конституциях многих стран, но для меня это звучит несколько абсурдно. Мы же не записываем в конституции «право на здоровые зубы». Каждый знает: если не есть много сладкого, регулярно и правильно чистить зубы и два раза в год ходить на осмотр к стоматологу, то зубы будут здоровые. Если он этого не делает, есть риск, что зубы заболят. С окружающей средой то же самое. Только пропаганда гигиены началась 150 лет назад, а пропаганда заботы о природе — 50 лет назад. Поэтому мы и видим отставание в осознании собственной ответственности за окружающую среду.

Теперь, когда мы поняли, что налаживать отношения с биосферой — это наше личное дело, так же как и чистить зубы, давайте вернемся к нашим неосознанным пока потребностям.

Потребность в стабильном климате

Последние несколько тысяч лет человечество развивалось в достаточно стабильных климатических условиях. Эти условия разные в разных частях планеты. В течение года погода меняется, и, конечно, есть небольшие отклонения из года в год. Однако в целом климат последних 3-5 тыс. лет был очень стабилен. Почему же стабильный климат является нашей потребностью? Дело в том, что наш сельскохозяйственный, медицинский и строительный опыт привязан к определенной местности и климату. На севере России нужно отопление, а в экваториальных странах — кондиционирование. В засушливых районах нужен полив, а в болотистых — осушение. В странах с холодной зимой не бывает тропической лихорадки, а в Африке не умеют лечить обморожение. Это банальные и немного утрированные примеры. Однако их суть в том, что подходы, основанные на огромном опыте, который накоплен за сотни лет и помогает сделать нашу жизнь комфортной, перестают работать. Практики, применяемые агрономами, строителями, медиками, биологами, вирусологами, инженерами, придется пересматривать. Возможно, человек сам по себе и смог бы адаптироваться, но он существует в рамках биосистемы, которая настроена на определенный климат. Если перелетные птицы вернулись, а гусеницы, которыми они питаются, уже вылупились и улетели из-за раннего прихода весны, то эти птицы не оставят потомства и вымрут. Возможно, в этом году их место займут другие виды птиц, которые прилетают раньше. Впрочем, не факт, что они станут питаться именно этими гусеницами. В следующем году, когда весна, наоборот, наступит на месяц позже, они тоже погибнут, прилетев в морозы и снег. Разве они не могут прилететь позже? К сожалению, нет. Птицы не обучены пользоваться сайтом Гисметео и задерживать свой вылет из Африки и Азии в зависимости от погоды в России. Не стоит удивляться, что вдруг все деревья во дворе покрылись какой-то паутиной, исчезли снегири, а весь урожай на садовом участке поела тля. Чем больше будет раскачиваться климат, тем чаще и масштабнее будет расшатываться биосфера, которая не может быстро адаптироваться к переменам.

Потребность в биоразнообразии

Зачем нам вообще нужно так много разных насекомых, птиц, животных, микроорганизмов и растений? Останутся, например, из деревьев только березы, из растений — пшеница, из птиц — утки, из животных — коровы. Будет молоко, мясо, веник и дрова для бани, водка и хлеб. Даже будет, кого кормить хлебом в березовом парке, чтобы проявить заботу о природе. Казалось бы, совершенно достаточно для выживания. Дело в том, что так быть не может. Для выживания и развития этих четырех видов нужно еще много других видов: черви, грибы, микроорганизмы, насекомые, птицы, которые синтезируют или расщепляют химические вещества, опыляют, переносят семена, служат питанием, лекарством или нейтрализуют отходы жизнедеятельности. Если взять все виды, связанные с нашей минимальной четверкой, и все виды, связанные с этими видами, то мы получим огромное биоразнообразие. И это только для обеспечения человечества самым базовым и далеко не достаточным набором. Посмотрите на полки своей кухни, загляните в холодильник и в шкаф, обратите внимание на отделку и мебель своей квартиры или дома. Сколько видов растений и животных, которые участвовали или были использованы в их производстве, можно насчитать? Точно не менее 100. И это только у вас дома, а кроме этого: покататься на лошадях, посмотреть на дельфинов, погулять в парке или ботаническом саду – это сотни живых видов, с которыми вы взаимодействуете непосредственно. Они, в свою очередь, зависят от тысяч других. Но это только утилитарная функция многообразия, а есть еще климатообразующая и ландшафтно-образующая функции. Удерживать влагу, связывать почву и препятствовать выветриванию, вымыванию, опустыниванию. Существует также задача поддерживать многообразие и адаптироваться к изменению условий. Предположим, у нас осталась только пшеница, а климат стал жарче и влажнее. Пшеница уже не может расти в таких условиях или расти может, но давать богатый урожай — уже нет. Тут бы пригодился рис, но риса уже нет. Осталась только пшеница. А ей, чтобы адаптироваться к новым условиям, нужны сотни тысяч лет эволюции. Для этого и нужно биоразнообразие. Какие-то виды не нужны и плохо приспособлены к сегодняшним условиям, а завтра условия изменятся, и они окажутся востребованными. Скорость возникновения новых  видов пропорциональна количеству существующих видов. Чем больше видов, тем быстрее возникают новые. Пока же преобладает чисто утилитарный взгляд на природу: то, что нужно человеку сегодня,— полезно, остальное — сорняки и бесполезные растения, пускай исчезают.

Потребность в материалах и веществах

Эта потребность, как и две предыдущие, была полностью удовлетворена и, следовательно, не осознавалась. У первобытного человека были камни и дерево для изготовления орудий. У человека века металлов появились медь, железо и глина для гончарного дела. Чем дальше, тем более разнообразные материалы осваивал человек. Появились пластик, композитные и углеродные материалы, кремний. На протяжении истории человечества отдельные люди и народы конкурировали и воевали за право контролировать доступ к веществам и материалам. Они использовали этот контроль для эксплуатации других людей и народов. Однако истинного недостатка веществ и материалов для человечества никогда не было. Тут очень важно разделить два понятия: создание искусственного дефицита товаров путем брендирования, позиционирования, сегментации и прочих маркетинговых уловок и реального дефицита веществ и материалов.

До сегодняшнего дня мы как человечество ни разу еще не сталкивались с нехваткой природных ресурсов. А раз мы никогда с такой ситуацией не сталкивались, то и способов решения этой проблемы у нас нет. Очевидно, как сильно наша жизнь, комфорт, безопасность, доступность пищи и жилья зависят от наличия ресурсов. Но существует иллюзия, которая мешает нам в действительности осознать эту потребность. Нам внушают, что есть дефицит товаров, что, очевидно, неправда. Это делается с единственной целью — завладеть нашим трудом, временем и вниманием в обмен на «бусы и зеркальца». Мы в той или иной степени осознаем, что это ложь, глядя на тонны выбрасываемой еды, бесконечные стеллажи массовых товаров, навязчивую рекламу, постоянно сменяющуюся моду и неуклонно сокращающийся срок службы товаров. Мы не видим за этой ложью правды о том, что ресурсы конечны и за выдуманным дефицитом ненужных товаров последует невыдуманный дефицит материалов и веществ, необходимых для удовлетворения базовых потребностей.

Потребность в энергии

Про эту потребность подробно говорить не буду. Ситуация такая же. Когда заканчивались одни источники энергии, открывались другие. Переход от одних источников к другим сопровождался разрушением природы и войнами. Как и в случае с материалами и веществами, человечество развивалось в ситуации энергетического изобилия. Конечно, отдельные люди и народы были лишены доступа к энергии, но момента, чтобы все человечество осталось без доступа к энергии, не было. Локальные же потери доступа к ней быстро восполняются. Многие страны переходят на возобновляемую энергетику, ведутся работы по освоению термоядерного синтеза, развивается атомная энергетика, человечество ищет новые источники энергии. Возможно, новые источники энергии будут найдены до истощения старых, и нам не придется испытать неудовлетворенную потребность в энергии.

Речь тут идет не о внутривидовой конкуренции, а о межвидовой. Среди динозавров были более быстрые, сильные, умные, но вымерли все. Среди людей есть те, кто отапливает свой дом дровами, и те, кто владеет энергосистемами целых стран. Есть те, кто питается одним рисом, и те, у кого есть 20 видов манго на выбор. Однако все человечество может оказаться в ситуации, когда ресурсов окажется недостаточно для выживания биоразнообразия в условиях изменчивости климата, превышающей адаптационные способности видов. Чтобы избежать этого, мы можем смоделировать и спрогнозировать возможные изменения, осознать наши потребности и обеспечить их до того, как лишимся необходимого. Для этого нужно воспользоваться нашими интеллектуальными способностями, осознать, что органы чувств не работают в новых ситуациях (мы не чувствуем радиацию), и использовать волю вместо инстинктов для необходимых действий. Следующий эволюционный скачок произойдет осознанно, на основе интеллекта, воли и эмпатии, с использованием наработанных технологических и социальных форм.

Отходы и ресурсы

В сфере обращения с отходами есть небольшая группа экоактивистов и ответственных предпринимателей, которые экспериментируют с поиском безопасных и ресурсосберегающих решений. Решения обнаруживаются, но активисты наталкиваются на их невостребованность со стороны общества. Ответ общества, если выразить его одной фразой, звучит так: «Когда я почувствую в этом потребность, тогда и начну убирать мусор, сортировать отходы, обращать внимание на конструкцию товара и состав упаковки».

В отличие от запрограммированных реакций на голод, жажду и нехватку кислорода, у людей нет «датчиков», срабатывающих на недостаточное биоразнообразие или нехватку ресурсов. Это та сфера, где нельзя доверять своим чувствам, так как наша эмоционально-когнитивная система формировались в других условиях. Сегодня люди начали связывать свои депрессии и сердечно-сосудистые заболевания с недостатком подвижности и неправильным питанием. Завтра мы начнем связывать отсутствие мотивации, подавленную эмоциональную сферу, политические конфликты, терроризм с нарушением биоразнообразия, изменчивостью климата, риском лишения ресурсов и энергии. И самое главное, мы начнем воспринимать это как личную ответственность: читать литературу, ходить на курсы, менять социальные привычки, заниматься совместным потреблением, раздельным сбором и осознанным выбором услуг и товаров. А экоактивисты и ответственные предприниматели подготовят к этому моменту все необходимые решения в понятном и доступном виде.

Кстати, многие готовые решения, а также успешный опыт более 30 людей и организаций (предпринимателей, чиновников, общественных активистов) уже опубликованы в книге «Путь в чистую страну». Так что дело за вами: осознайте невидимую угрозу и действуйте!

Вместо заключения

В основе жизни и поступков людей лежат чувства и инстинкты. Они сложились за сотни тысяч лет в определенных условиях. Мы сильно изменили мир, и наши инстинкты и чувства уже не соответствуют реальности. У нас есть базовые биосферные потребности, без которых мы не можем выжить. Но у нас нет инстинктов, предостерегающих нас от нарушения этих потребностей, так как человечество с этим не сталкивалось ранее. С этим сталкивались динозавры, но не успели поделиться с нами опытом.

Выход я вижу в том, чтобы на основе существующих чувств и инстинктов с использованием воли и разума выстроить новое поведение, обеспечивающее долгосрочное удовлетворение наших биосферных потребностей. Как же это сделать? Есть несколько направлений активности. Многие люди развивают осознанность и помогают в этом другим. Другие строят «глобальную деревню» — такое устройство общества, в котором наши архаичные инстинкты, работавшие в одном племени, смогли бы работать в масштабах человечества. Третьи предлагают развивать волю и осознанно создавать новые привычки. Так или иначе, идет интенсивная социальная и психологическая работа, направленная на то, как из старых кубиков построить новое поведение. Приглашаю тебя узнать о том, что уже сделано, и включиться в увлекательную деятельность по созданию сверхорганизма из человечества и биосферы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Çàãðóçêà...