Профессор РАН: «Неизвестно, чисты ли территории промзон в Москве»

Борис Ревич, руководитель лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и здоровья

Уже в 1970-е годы было понятно, что в столице не должны находиться сверхтоксичные производства. Я был свидетелем постепенного вывода промпредприятий за черту Москвы и даже принимал в нем участие. В ближайшие годы этот процесс завершится. Но возникает очень важный вопрос — ликвидация накопленного экологического ущерба. Еще в советское время я тесно сотрудничал с Институтом Генплана Москвы и часто посещал промпредприятия: «ЗИЛ», металлургический завод «Серп и Молот», электромеханический завод имени Владимира Ильича и многие другие. Их гигантские цеха загрязняли атмосферу. Применялось огромное количество конденсаторов — это такие гигантские установки, в которых в качестве диэлектриков использовалось масло, содержащее очень токсичные и стойкие хлорорганические вещества. При неблагоприятных обстоятельствах они легко могли попасть в землю.

Насколько сегодня очищены территории промышленных зон в столице — неизвестно. Это огромная проблема, решение которой требует больших денег. Я помню, что после вывода советских войск из Восточной Германии, Европейским союзом были потрачены миллиарды, чтобы привести в порядок территории, на которых находились наши автобазы, заправки, ремонтные цеха, склады переработки и хранения нефтепродуктов.

Есть еще один важный момент: общественности о московских промышленных зонах мало что известно. В последнее время пресса часто писала о том, что на юго-западе Москвы ощущается неприятный запах, исходящий с территории промзоны «Южное Очаково». Она абсолютно закрыта, и местные жители не знают, что там происходит. Важно, чтобы у горожан была информация о том, каково положение дел на закрытых для посещения территориях в их районе.

Конечно, после прекращения работы вредных производств экологическая обстановка в Москве улучшилась. Но появилась другая большая проблема — вместе с огромным скачком числа автомобилей на душу населения. Сейчас мы совместно Департаментом транспорта столицы и Высшей школой экономики изучаем, как изменилась транспортная ситуация за последние 10 лет в различных районах Москвы, исследуем риски для здоровья. Надеюсь, через 3-4 месяца будут получены первые результаты.

А вот сравнить показатели загрязнения воздуха во времена больших предприятий и большого трафика пока что невозможно, потому что необходимо поднимать архивные данные, которые до сих пор не оцифрованы. И это гигантская проблема по всей стране. В Будапеште, например, показатели смертности населения оцифрованы с начала ХХ века, а у нас — только с 1999 года. И это, конечно, снижает достоверность выборки, с которой мы работаем.

Есть еще один важный вопрос по улучшению городской среды, который все еще решен не полностью, — это увеличение числа зеленых территорий. Согласно рекомендациям ВОЗ, от своего дома человек должен доходить пешком до парка или леса примерно за 15-20 минут. Если по Москве посчитать, то мы поймем, что для огромного количества людей это не так. Конечно, в озеленении города сделано очень много, но этого явно недостаточно. Взять, например, Лосиный остров — гигантский лесопарк, где для отдыха граждан используется лишь небольшой процент от всей территории, а остальная часть массива не осваивается просто потому, что находится далеко от жилых комплексов.

Записала

Наталья Германович