«Законо­да­тель­ные требования идут вразрез с экологически­ми ценностями»

Игорь Сафиуллин, преподаватель курса «Благоустройство и озеленение городских территорий» МГТУ им. Баумана, руководитель отдела по садово-парковой работе в парке «Зарядье» при запуске проекта, — о зеленых насаждениях на улицах и в парках Москвы

Царицыно
Царицыно

Москва — один из самых зеленых мегаполисов мира. В первую очередь благодаря тому, что в 90-х годах был принят закон об особо охраняемых природных территориях (ООПТ), что ограничило застройку зеленых зон. В противном случае, у нас бы не осталось естественных ландшафтов, которые очень важны для поддержания биоразнообразия.

Зеленые насаждения в Москве служат самым разным функциям. Аллейные посадки имеют, в первую очередь, архитектурное и эстетическое значение. У растений по программе «Моя улица» архитектурно-художественный приоритет. Но существуют территории, где важны именно экологические или рекреационные функции зеленых насаждений — парки, ООПТ.

Город — это большая территория запечатанных поверхностей: дома с крышами, асфальт и мощение запечатывают почвы. Дождевая вода в основном уходит в канализацию и выводится из города. В этих условиях очень важной является услуга зеленых насаждений по водоотведению — это помогает сохранить влагу в пределах города. С уменьшением площади зеленой инфраструктуры растительность перестает справляться с этой функцией. Поэтому климат в Москве все больше напоминает степной.

Несмотря на то, что зелени в городе действительно много, вопросы вызывает качество и равномерность распределения зеленых насаждений. Сравните, например, ЦАО и ЮЗАО. В ЦАО зелени мало, в ЮЗАО — несколько больших лесопарков. Получается, что общая температура по Москве 36,6, однако если смотреть на каждый район города по отдельности, везде найдутся свои проблемы.

Так, например, в последние годы стали популярными прогулки в парках. Однако, нужно понимать, что излишняя рекреационная нагрузка ведет к деградации природы. Яркий тому пример — Воробьевы горы. На территории заказника разместили фонари и иллюминацию, а посещение ООПТ никак не регулируется. Чем закончится такое вмешательство никто не знает, однако уже сейчас орнитологи отмечают ухудшение популяции целого ряда птиц. Так происходит потому что экология у нас пока не в приоритете. Существуют законодательные и нормативные требования, которые идут вразрез с экологическими ценностями.

Город — это сложная структура, в которой встречается множество конфликтующих интересов. Можно привести примеры, когда на стадии архитектурной концепции нормы размещения деревьев и кустарников строго соблюдены, но в итоге их количество сокращается на 30-40% из-за требований инженерной инфраструктуры — газо- и водоснабжения.

Плохо вписывается в технологический процесс формирования ландшафта закон о закупках 44-ФЗ. По закону мы должны уложиться в календарный год, в то время как ландшафтные работы лучше планировать на полтора—два года. Например, с момента начала финансирования приступить к благоустроительным и инженерным работам и завершить их к зиме, а весной следующего года произвести посадки и довести их до состояния приживаемости к декабрю.

Также стоимость растений, которая прописана в единичных расценках, часто не соответствует рыночному предложению. В результате экспертизы сметы часто приходится снижать цену проекта. Снижение цены возможно только за счет уменьшения размера растений, который оказывается в итоге не соответствующим ни проектному замыслу, ни масштабности пространства и, кроме этого, требует большего ухода. В довершение всех бед часто подрядчиками оказываются строительные компании, которые не имеют навыков работы с растительным материалом.

Мне кажется, что многие проблемы были бы решены, если бы в городе появилась институция ландшафтного архитектора, который обладает компетенциями в архитектуре, садоводстве, экологии и инженерии одновременно.

Записала

Дарья Кузнецова