Средство для облесения

Чистое сокращение площади лесов в мире, то есть потери минус восстановление, с 2010 по 2015 годы составляло 3,3 млн га — таковы данные Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). При этом более трети всех мировых почв деградировали и не восстанавливаются. Это не только усугубляет экологические проблемы, ускоряя климатические изменения и темпы утраты биоразнообразия, но и несет прямые экономические риски для людей.

Экономика 4 мин на чтение Добавить в закладки
Фото: kilianschoenberger.neuerstandard.de

Между тем, восстановление лесов и почв позволит обеспечить треть сокращений выбросов CO2, необходимых для удержания роста глобальной температуры ниже 2°C в соответствии с ключевой целью Парижского соглашения. Об этом говорится в недавнем совместном докладе, посвященном инвестиционным перспективам лесовосстановительного бизнеса, Института мировых ресурсов (WRI) и некоммерческой организации The Nature Conservancy (TNC).

На фоне признания правительствами растущих экологических рисков спрос на лесовосстановление со стороны государств растет. Целый ряд стран мира взяли на себя обязательства в рамках Боннского вызова (The Bonn Challenge), который предполагает восстановление 150 млн га обезлесенных и деградировавших земель к 2020 году и 350 млн га к 2030-му, Нью-Йоркской декларации о лесах, Африканской инициативы по лесовосстановлению (AFR100) и Инициативы 20×20.

Политическая воля и новые бизнес-модели и технологии превращают восстановление земель в выгодный бизнес, привлекающий все больше компаний и инвесторов. Таким образом, спрос на услуги в этой области обещает быть долгосрочным и обширным. По оценкам WRI и TNC, в мире подлежит восстановлению 2 млрд га земель, что равно территории всей Латинской Америки.

Официальных измерений глобальной экономики восстановления экосистем пока нет, так как соответствующая активность охватывает разрозненные отрасли, регионы и локации. Например, в 2015 году годовой размер этого сектора в США оценивался в $9,5 млрд, а сопряженные косвенные выгоды — в $15 млрд. При этом в 2014 году в отрасли было трудоустроено 126 тыс. американцев, что превышало число занятых в добыче угля на 37%. Новейшее исследование оценивает глобальный объем Платежей за экосистемные услуги (Payments for Ecosystem Services (PES) в $36-42 млрд ежегодно, $5 млрд из которых обеспечивается средствами правительства КНР в рамках программ, призванных остановить снижение площади лесов. Речь идет как о прямых платежах, так и о выпуске соответствующих облигаций (например, в Индонезии) и продаже углеродных кредитов (в Калифорнии).

В докладе WRI и TNC изучается ранее не анализировавшийся опыт первых коммерческих компаний и инвесторов, которые приходят в лесовосстановление. Бизнес, помимо прочего, привлекает возможность получить преимущества пионеров рынка, воспользовавшись тем, что этот сектор, связанный с естественным капиталом, слабо подвержен колебаниям конъюнктуры и меньше, чем другие, зависит от макроэкономических условий. Помимо этого, физические природные активы меньше подвержены девальвации и инфляции, что снижает инвестиционные риски, однако это не отменяет угроз, связанных с технологической неопределенностью или малоэффективными процессами производства. Как бы то ни было, пионеры имеют больше шансов на высокую долю рынка.

Среди них — такие компании, как голландская Land Life. Запатентованный ей продукт позволяет выращивать деревья на сухих и деградированных землях благодаря технологиям для снижения затрат и повышения эффективности восстановления. К числу пионеров этого сектора относятся и потребительские фирмы, такие как Guayakí, базирующаяся в Себастополе, штат Калифорния, и продающая мате, выращенный в восстановленных южноамериканских тропических лесах. В отрасли задействованы разработчики проектов восстановления для клиентов, такие как чикагская компания Fresh Coast Capital, выигравшая премию в области устойчивого инвестирования Morgan Stanley Sustainable Investing Challenge в 2014 году, и руководители проектов, такие как New Forests, управляющие устойчивыми плантациями, программами лесовосстановления на деградированных землях, природоохранными инвестициями.

«По всему миру предприятия зарабатывают деньги на посадке деревьев, отправляя сигнал о том, что экономика восстановления находится в переломной точке и готова к быстрому рывку, — говорится докладе WRI и TNC. — (...) Для инвесторов и предпринимателей, которые ищут возможность роста своего бизнеса, мы рассказываем о малоизвестном решении: деревьях».

Автор: Антон Чугунов
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter