Вот – зеленый поворот

Руководитель направления «Зеленая экономика» института Внешэкономбанка Сергей Семенцов рассказал +1 о неизбежности зеленого энергетического поворота

Экология 6 мин на чтение Добавить в закладки
Фото: pixabay/hpgruesen

После октябрьской Энергетической недели в Москве и публикации доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата в российском медиаполе опять начались дискуссии о природе климатических перемен. Есть ли такие изменения? Теплеет на Земле или нет? Виноват ли человек, и если да, то в какой степени? Выскажу парадоксальную в каком-то смысле мысль: для нас и наших планов это не имеет ровно никакого значения.

Зеленый поворот в мире уже произошел, эта тема прочно заняла первую строчку в экономической повестке мирового развития. С этой позиции ее не смогли сдвинуть ни вопросы цифровизации, ни криптовалюты, ни финтех. Зеленый поворот — это не только об экологии. Это о конкурентоспособности, инвестициях, новых технологиях, новых правилах игры на мировом рынке. И только потом об экологии.

Устойчивое развитие стало главной инвестиционной идеей первой половины XXI века. В 2017 году более 20% бюджета ЕС было направлено на зеленые проекты, а уже к 2020 году эту цифру предполагается удвоить. К 2030 году в мире на реализацию зеленых проектов будет направлено не менее $93 трлн.

Фото: pixabay/rawpixel

Зеленый поворот был инициирован развитыми государствами. Для них замедление в развитии — угроза того, что догоняющие государства ликвидируют технологический разрыв. Задача развитых государств — постоянно задавать стандарты, заставляя догоняющих покупать новые технологии — естественно, разработанные в развитых странах. Далеко не всегда переход на новые технологии экономически обоснован. Как правило, эти технологии дороже, внедрение их возможно только тогда, когда старым технологиям ставятся барьеры. Для этого существуют различные механизмы — стандарты и налоги, и необходимо, чтобы их приняли все — как бизнес, так и общество в целом. Нужна понятная всем идея, которая оправдывала бы затраты.

После длительных поисков такая идея была найдена — зеленое развитие. В начале века ей удалось придать еще более законченную форму — борьбы с изменением климата.

Вопрос о корректности идеи не важен — она уже овладела массами. Идея проста и понятна любому, действия, которые из нее следуют, вполне соответствуют здравому смыслу, ее реализация ведет к изменениям, которые расцениваются как позитивные. Именно поэтому ее приняли в абсолютном большинстве стран — и развитых, и развивающихся.

Итак, нужно сокращать эмиссию СО2. Каким образом этого можно достичь?

Первое — сократить количество топлива, которое мы сжигаем, то есть перейти на более энергоэффективные технологии. С точки зрения здравого смысла правильно. Второе — топливо на транспорте. Вряд ли кому-то не понравится, что автомобиль потребляет пять литров на 100 км вместо десяти, даже если экономичный двигатель стоит дороже — значит, потребитель и это примет. Третье — сократить потери энергии, а против утечек тепла нужны энергоэффективные дома и материалы. Четвертое — вообще меньше жечь топлива, ведь у нас есть солнце, ветер, реки и тепло земли. Сейчас это недешево, но становится дешевле с каждым днем. Потом решаем проблему переработки отходов, чтобы СО2 со свалок не добавлял парникового эффекта, и чтобы земля становилась чище.

Фото: pixabay/mmurphy

Обычному человеку это все кажется понятным и логичным. Перестаем использовать старые технологии, постепенно переходим на новые, ужесточаем требования к оборудованию. Вот к этому и пришел мир перед Парижским соглашением по климату.

Что значит зеленый поворот для отечественных компаний?  Во-первых, возникают новые рынки — солнечных батарей, ветроэлектростанций, накопителей энергии, умных распределительных сетей; повышения эффективности использования энергии, сырья и материалов; безотходных процессов. Их объем в мире уже сейчас составляет более $2 трлн (весь объем несырьевого экспорта России в 2017 году — $19,7 млрд),  а в 2030 году объем достигнет $7,5 трлн. Пока единственный продукт, с которым Россия начала выходить на эти рынки — солнечные панели, экспорт которых в Латинскую Америку и Европу начал завод «Хевел» в Новочебоксарске.

Во-вторых, изменяются обязательные условия ведения бизнеса в мире. Вспомним автомобилестроение — 20 лет назад подушки безопасности, антиблокировочная система и гидроусилитель руля считались дорогостоящими дополнительными опциями. Сейчас автомобиль без этих элементов просто не сможет конкурировать с другими, даже если будет существенно дешевле. На наших глазах такой же путь проходят и новации в области «зеленой» экономики — стандарты энергоэффективности, выбросов вредных веществ, отходов. Не соответствуешь обязательным условиям — уходишь с рынка.

Согласимся ли мы с тем, что изменения климата вызваны деятельностью человека или нет, ратифицируем ли мы Парижское соглашение или нет, нам придется действовать исходя из того, что условия ведения бизнеса в мире изменились и будут меняться дальше, что возникают и быстро растут новые рынки, что меняется картина международного разделения труда. Есть смысл направить усилия на то, чтобы использовать новую реальность для развития страны.

Фото: pixabay/skeeze

И здесь возникает еще один вопрос — как мы сейчас объясняем себе и населению страны, что мы делаем и почему? Зачем нам нужна программа энергоэффективности, если так много дешевого угля и газа? Нужно ли заниматься солнечной и ветро-генерацией, если можно обойтись традиционной? Зачем нужны энергосберегающие дома, если это дорого? Пока на уровне государства нет понимания того, что переход к зеленой экономике необходим нам самим, что без него будущего нет, что нас толкают на путь энергоэффективности и снижения выбросов не происки врагов, а изменения в мировой экономике. Одно ведомство занимается наилучшими доступными технологиями, другое — энергоэффективностью, третье — сокращением выбросов, еще одно размышляет, нужны ли инструменты зеленого финансирования. Но зеленая экономика как комплексная тема на государственном уровне не звучит никак. Зато понимание есть среди средних компаний — семинар на Московской бирже по зеленому финансированию собирает 200 участников, а Московская биржа по своей инициативе открывает секцию для зеленых финансовых инструментов.

Кроме того, нужно показать миру, что мы с ним на одной волне, что мы тоже стремимся сделать планету чище, инвестируем в зеленые технологии. Пока с этим совсем плохо — гораздо хуже, как ни странно, чем, собственно, с действиями.

Автор: Сергей Семенцов
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter