Цвет настроения — желтый

Правительство Франции повысило налоги на дизель и бензин, что привело к крупнейшим забастовкам в стране. От мирных протестов против экологической политики митингующие перешли к погромам, поджогам и требованиям отстранить президента Эммануэля Макрона. В ситуации разбирался корреспондент +1.

Фото: pays-basque.coline-buch.fr

Во главу угля

Экологические проблемы не были первостепенными в предвыборной кампании Эммануэля Макрона. Но позже он вывел их на первый план, позиционируя себя как амбициозного защитника природы и борца с изменением климата. Политик планирует сделать Францию ​​мировым лидером в разработке «зеленых» технологий и поддерживает экологические виды транспорта и возобновляемые источники энергии. Макрон также неоднократно критиковал президента США Дональда Трампа за выход из Парижского соглашения, напоминая, что «планеты Б не существует».

За последние полгода Макрон отказался от многих природоохранных обещаний, что привело к уходу популярного в народе министра экологии Николя Юло. Однако позиции по отношению к Парижскому соглашению президент не меняет. Чтобы снизить к 2030 году выбросы парниковых газов на 40%, в 2018 году правительство увеличило налог на 7,6 евроцентов за литр дизельного топлива и на 3,9 евроцента за литр бензина. С января 2019 года ставки планируется повысить — на 6,5 евроцентов на дизель и на 2,9 евроцента на бензин.

Мера, призванная увеличить спрос на экологические виды транспорта во Франции, вызвала неожиданную реакцию. В середине ноября 228 тыс. жителей заблокировали дороги по всей стране, требуя отмены налога. Протестующие надевают желтые светоотражающие жилеты, которые французские водители обязаны иметь в машине с 2008 года, поэтому движение получило название движения «желтых жилетов». Демонстранты заявляли, что нововведение снизит их уровень жизни, так как благосостояние представителей бедного и среднего классов зависит от обычных автомобилей. «Я хочу сказать несколько слов Макрону: вы преследуете водителей с момента вступления в должность. Когда это закончится?» — заявила протестующая Жаклин Муро в интервью France24.

Несмотря на протесты, Макрон отказался изменить решение, пояснив, что налог необходим для того, «чтобы финансировать инвестиции в возобновляемые источники энергии». При этом, как обратили внимание протестующие, только пятая часть налоговых сборов идет на поддержку экологически чистых технологий. Большая часть покрывает иные государственные нужды. К тому же экологический транспорт остается дорогостоящей альтернативой. «Здорово, что мы ищем способы остановить распространение загрязнения в окружающей среде. Но увеличение налогов — не решение!» — заметила Присцилла Людоски, автор петиции, положившей начало движению «желтых жилетов».

Фото: pays-basque.coline-buch.fr

Как требовать больше

В начале декабря митингующие перешли от мирных демонстраций к агрессивным действиям. Волна грабежей и схваток с полицией захлестнули Марсель, Тулузу, Бордо. Крупнейшие стычки прошли в Париже, где в минувшую субботу демонстранты разграбили музей Триумфальной арки у Могилы Неизвестного Солдата, исписали памятник проклятиями и разгромили витрины магазинов вблизи Елисейских полей.

За прошедшие три недели изменился не только настрой демонстрантов, но и список лозунгов. Теперь, помимо отмены налога, жители требуют повысить уровень минимальной зарплаты до $1,350 в месяц, разрешить выход на пенсию с 60 лет, уменьшить стоимость жилья, поддерживать бездомных и беженцев, малые города и национальные предприятия. Многие настаивают на отставке Макрона.

«Франции нужен баланс между богатыми и бедными. Он (Макрон) показал себя хладнокровным и бесчеловечным, банкиром, который не способен управлять нацией», — заметил один из демонстрантов в интервью Vice. «На самом деле мы выступаем против неравенства и того, как распределяется богатство. Это битва между финансовой системой и народом», — пояснил другой митингующий каналу CNN.

4 декабря правительство пошло на уступки — повышение налога обещали отложить. Однако протестующих это не остановило — 8 декабря началась четвертая, самая крупная манифестация, где демонстранты разбирали брусчатку, а полиция использовала бронетехнику и слезоточивый газ. В Париже бастовали 10 тыс. человек, по всей Франции — 125 тыс. «Желтые жилеты» не торопятся уходить с улиц — на данный момент ранены 126 человек, почти 1 тыс. арестованы.

Фото: pays-basque.coline-buch.fr

Учет всех интересов

Как считает специалист по экологической геополитике Института политических исследований в Париже Франсуа Жеменн, подобные протесты, вероятно, возникнут и в других странах, где планируются решительные экологические меры. Особенно рискуют государства «с высокими уровнями неравенства», в том числе Италия, США и Великобритания.

По данным Reuters, митинги меньшего масштаба уже прошли в Бельгии и Канаде. Например, жители Канады выступили против планов премьер-министра Джастина Трюдо ввести федеральный налог на выбросы углерода в провинциях, не желающих бороться с изменением климата.

Все это ставит перед мировыми лидерами вопрос: как принимать политические решения, которые в долгосрочной перспективе принесут пользу окружающей среде, не накладывая дополнительных обязательств на граждан и не сокращая число потенциальных избирателей? Как считает Саймон Далби, специалист по политической экономии в области изменения климата Университета Уилфрида Лорье в кандском Уотерлу, все зависит от того, как используются доходы от налога. В идеале он должен подаваться как часть более широких мер по изменению образа жизни людей наравне с созданием «зеленого» транспорта и жилья.

Во Франции из €34 млрд, которое правительство получит к концу 2018 года благодаря налогу на топливо, только €7,2 млрд предназначено на реализацию экологических мер. В Канаде же, как заявляет Трюдо, собранные средства вернутся в той или иной форме налогоплательщикам. Например, по словам Далби, в Британской Колумбии, где уже ввели налог, полученные деньги направили на строительство школ и реализацию общинных проектов. «Люди увидели выгоду для других сфер жизни», — заключил эксперт.