Что не сгорит, то сгниет?

Сжигание биомассы в энергетических целях остается одной из заметных составляющих мирового энергобаланса. Однако наращивание энергомощностей на растительном сырье вызывает споры о его безопасности

Фото: vienhoang

Энергия предков и потомков

Биоэнергетика остается крупнейшим мировым источником возобновляемой энергии, растет и значение так называемой «современной биомассы» — переработанного и энергетически эффективно использованного растительного сырья. Разнообразие источников биологической энергии и современных методов их переработки позволяет применять возобновляемое биосырье при производстве тепла, электроэнергии и транспортного топлива, что, как считается, влияет на климатические изменения. Как ожидается, доля биоэнергетики к 2020 году только в ЕС составит 57% всей возобновляемой энергии.

Спорная энергетика

Опубликованный в апреле доклад Международного агентства по возобновляемой энергетике (IRENA) «Перспективы развития возобновляемой энергии для РФ» ставит биоэнергетику на первое место среди российских ВИЭ (не считая крупные ГЭС) по установленной мощности и объемам электрической генерации. Ей отводится и ведущее место в будущем — с учетом колоссального природного потенциала страны. В то же время закономерно возникает вопрос: действительно ли превращение в пепел всё больших объемов древесины поможет справиться с климатической угрозой?

Специалисты британского аналитического центра Chatham House в исследовании 2017 года утверждают, что углеродно-нейтральным можно считать только энергетическое использование мелких древесных отходов.

Ассоциация возобновляемой энергетики Великобритании не согласилась с выводами доклада, ссылаясь на большой объем научных исследований, подтверждающих, что «биомасса сокращает выбросы углекислого газа, поддерживает леса и обеспечивает надежную возобновляемую энергию по низким ценам».

«В России есть прикладные решения, которые также говорят в пользу доводов британской Ассоциации возобновляемой энергетики. Так, в Архангельской области одна из городских котельных — „Онега-Энергия“, входящая в структуру Segezha Group, полностью перешла на выработку энергии за счет кородревесных отходов.

Население Онеги теперь обеспечено теплом и горячей водой по доступным ценам, снижены затраты муниципального бюджета на субсидирование деятельности энергокомпании, бюджетных средства высвобождены для выполнения других задач района.

Поставщик древесных отходов на котельную — предприятие Segezha Group АО „Онежский ЛДК“ — завершил переход на биотопливо в 2015 году. Последний мазутный котел заменен на котел, работающий на опилках, и в 2016 году мазутное хозяйство ликвидировано».

Броцман Андрей Викторович, Член Правления — Вице-президент по коммерческой деятельности

Таким образом, биоэнергетика может играть важную роль для России в решении задач энергоснабжения изолированных территорий, в системах децентрализованного, локального электро- и теплоснабжения, вплоть до полного обеспечения теплом и электричеством территорий с богатыми биоресурсами, сельскохозяйственных производств и прилегающих к ним населенных пунктов.

Регулировать нужно осторожно

В этой полемике разумные аргументы есть у обеих сторон. Когда угольный бизнес заменяется бизнесом на опилках под флагом «зеленой» идеологии — это не обязательно устойчивое развитие. Оно становится таковым только тогда, когда общественно-государственные институты обеспечивают точную настройку регулирования с учетом множества научно-обоснованных факторов. Политика европейских стран постепенно переориентируется на это направление. Новый энергетический пакет ЕС вводит дополнительные критерии устойчивости для производства биоэнергии, включая правила, обеспечивающие устойчивое лесопользование и охрану заповедников. В любом случае, можно прогнозировать дальнейший рост рынка древесной биомассы в течение ближайших пяти лет в Европе и Азии (Япония, Южная Корея, Китай). Это может расширить экспортные перспективы российских компаний. Россия — пятый производитель пеллет в мире и третий после США и Канады экспортер древесных гранул в ЕС.

Фото: disign

При этом следует учитывать, что национальные рынки биоэнергетики (особенно электроэнергетический сегмент) крайне зависимы от господдержки и субсидий. Современная биоэнергетика — это довольно сложные и дорогие производственно-логистические цепочки при относительно низком энергетическом содержании сырья, поэтому во многих случаях экономически она проигрывает традиционной генерации. И, помимо соперничества с углеводородами, она вынуждена конкурировать и с солнечной, и с ветроэнергетикой, экономика которых значительно улучшилась.

Таким образом, при долгосрочном прогнозировании производственно-экспортной деятельности следует особенно внимательно взвешивать регуляторные риски и перспективы конкурирующих технологий.

Что касается внутреннего рынка РФ — тут возможности развития биоэнергетики поистине безграничны. Биоэнергетика может играть для такой огромной страны как Россия важную роль в решении задач энергоснабжения изолированных территорий, в системах децентрализованного, локального электро- и теплоснабжения, вплоть до полного обеспечения теплом и электричеством территорий с богатыми биоресурсами, сельскохозяйственных производств и прилегающих к ним населенных пунктов. И при этом обеспечивать экологически устойчивое развитие, формировать спрос на продукцию отечественного энергетического машиностроения, биохимии и так далее.

 «Глубокая переработка древесины по умолчанию энергетически самодостаточна, поскольку современные технологии предполагают эффективную утилизацию образующихся отходов — прежде всего, кородревесных. Например существующий уже почти десятилетие на Сегежском ЦБК Segezha Group многотопливный котел с «кипящим» слоем потребляет в сутки 900-1000 плотных кубометров кородревесных отходов. Это сопоставимо с более чем 100 тоннами мазута. Экономия в случае сжигания КДО, при нынешней цене мазутного топлива, превышает миллион рублей в сутки.

Соответственно, все реализуемые ныне и планируемые на ближайшую перспективу проекты модернизации производств, строительства новых заводов в Segezha Group, обязательным условием имеют строительство современных энергетических мощностей, использующих отходы в качестве топлива.

Проекты строительства двух заводов по производству березовой фанеры в Кирове и Соколе Вологодской области предусматривают строительство новых котельных, работающих на отходах фанерного производства и полностью обеспечивающих потребности предприятий.

Котельная на Кировском заводе состоит из двух паровых котлов по 8 МВт и двух термомасляных установок (ТМУ) по 7 МВт с общей выработкой 128000 Гкал в год. Свыше 87500 плотных кубометров кородревесных отходов в год, образующихся на производстве, будут полностью утилизированы на новой котельной. Запуск нового производства — летом нынешнего года.

В Соколе тепловая энергия на технологию, отопление главного корпуса и склада готовой продукции, на хозяйственно-бытовые нужды будет вырабатываться термомасляной котельной (две ТМУ по 17 МВт), полностью утилизирующей все отходы фанерного производства.

Кроме того, в 2018 году на Сегежском ЦБК будет введена в эксплуатацию новая котельная установка на биомассе для производства 120 тонн пара в час для технологических процессов комбината. Новое оборудование от компании «Valmet» позволит комбинату снизить затраты на производство электро- и тепловой энергии, применяя кородревесные отходы и осадок сточных вод в качестве топлива.

До сих пор обезвоженный осадок вывозится для захоронения. После запуска нового многотопливного котла весь осадок, даже при влажности порядка 70-75%, будет сжигаться в котле с «кипящим» слоем в количестве 45 тонн асв (абсолютно сухого вещества). Сокращаются выбросы в атмосферу и локализуется любое негативное воздействие на окружающую среду». 

Броцман Андрей Викторович, Член Правления — Вице-президент по коммерческой деятельности

Эти и другие решения отечественного бизнеса доказывают, что в России есть огромный потенциал для использования альтернативных нефти, газу и углю источников энергии. Действующая в России комплексная программа развития биотехнологий предусматривает, что 90% отходов птицеводства, растениеводства, животноводства, лесопереработки, пищевой промышленности к 2020 году должно утилизироваться энергетическим способом. В то же время представляется маловероятным, что такой высокий уровень будет достигнут. Биоэнергетика находится в России на стыке нескольких ведомств, а у семи нянек, как известно, дитя без глазу.

Автор: Владимир Сидорович

Генеральный директор АНО «Институт энергоэффективных технологий в строительстве»

Сообщить об ошибке: CTRL/CMD + ENTER