Куда целится страна?

Татьяна Ланьшина, старший научный сотрудник РАНХиГС, генеральный директор ассоциации «Цель номер семь» и председатель руководящего комитета инициативы ReGeneration 2030, рассказала в колонке на +1 о том, какие же цели на самом деле реализует Россия и что от нее ждут международные партнеры.

Фото: flickr.com/ALDEGroup

Весь мир пытается следовать Целям устойчивого развития (ЦУР), которые были приняты 193 странами-членами ООН в 2015 году в рамках документа «Преобразование нашего мира: повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» (далее — «Повестка-2030»). Россия принимала участие в разработке этих целей и собирается представить свой добровольный доклад о реализации ЦУР на Политическом форуме высокого уровня в 2020 году. Около года назад президент России подписал так называемый «новый майский указ» — о национальных целях до 2024 года, однако в официальной российской риторике едва ли можно услышать что-либо о ЦУР.

«Повестка-2030» является одним из важнейших международных документов современности. Она призывает к действиям абсолютно всех, начиная с государств и корпораций и заканчивая обычными людьми, но основные действия, конечно, ожидаются от национальных правительств.

При этом документ является полностью добровольным для выполнения — то есть юридических механизмов, принуждающих к его реализации, нет.

ЦУР рассчитаны на все страны мира и направлены на решение таких ключевых глобальных проблем, как голод, нищета, отсутствие доступа к базовым медицинским и образовательным услугам, загрязнение окружающей среды, изменения климата, вооруженные конфликты. В России самые острые из этих проблем решены. Однако предстоит еще немало сделать для снижения гендерного неравенства и неравенства доходов, повышения энергоэффективности, внедрения технологий чистой энергетики, сокращения выбросов парниковых газов, организации ответственного производства и потребления, что также является целями устойчивого развития.

К настоящему времени выпущены многочисленные рекомендации, как страны мира могут реализовать ЦУР на национальном уровне, на уровне регионов и местных администраций. Прежде всего, необходимо провести так называемую локализацию ЦУР — то есть адаптировать их к местным потребностям, возможностям и условиям. Этот процесс подразумевает анализ большого объема данных и масштабное обсуждение ЦУР в национальном контексте с привлечением ключевых стейкхолдеров — представителей государственной власти, бизнеса и общественных организаций, исследователей, ученых и аналитиков. На этом этапе разрабатывается общая позиция страны и определяются приоритеты. Затем они закладываются в имеющиеся стратегии или создается отдельная стратегия устойчивого развития. Реализация этой стратегии и заложенных в ней адаптированных элементов международного документа «Повестка-2030» и представляет собой внедрение ЦУР на национальном уровне.

Россия пока далека от принятия этих простых мер. В некоторых сферах, которые затрагивает «Повестка-2030», определенные положительные изменения время от времени происходят, однако в стране наблюдается дефицит скоординированных действий по трем направлениям устойчивого развития — экономика, социальная сфера и охрана окружающей среды.

Именно скоординированные и всеобъемлющие действия по всем направлениям, а не хаотичные попытки добиться небольших улучшений по каждому из них в отдельности, предусмотрены концепцией устойчивого развития

Содержащиеся в «новом майском указе» национальные цели России рассчитаны на период до 2024 года — то есть на текущий президентский срок. В отличие от майских указов предыдущего срока, наряду с экономической и социальной повесткой, они содержат экологическую составляющую. Так, новый документ предполагает совершенствование системы обращения с отходами производства и потребления, снижение загрязнения атмосферного воздуха, повышение качества питьевой воды, экологическую реабилитацию водных объектов, сохранение биоразнообразия и охрану уникальных водных объектов. В остальном новый указ мало отличается от указов 2012 года. Сместились лишь некоторые акценты. Например, в 2012 году в сфере экономики предполагалось делать упор на инвестиции и повышение производительности труда, а сейчас — на развитие цифровой экономики. Также в новом указе содержатся новые количественные показатели. Однако комплексный подход к сбалансированному развитию экономики, решению социальных проблем и снижению экологического ущерба отсутствует.

Сам термин «устойчивое развитие» не упоминается ни разу

В указе есть устойчивый естественный рост численности населения, устойчивый рост реальных доходов граждан, устойчивая и безопасная информационно-телекоммуникационная инфраструктура, но не устойчивое развитие.

Реализация таких целей не приведет ни к экономическим прорывам, ни тем более к значимым достижениям в социальной сфере или в области экологии. Учитывая это, России необходимо как можно быстрее провести работу по приоритизации и локализации ЦУР с широким вовлечением всех стейкхолдеров. На основе результатов этой работы следует сформулировать собственные цели и задачи и положить их в основу новой национальной стратегии — стратегии устойчивого развития.