Резонанс от пенсионной реформы. Часть 2

Современная базовая пенсионная система для всех граждан преклонного возраста впервые была введена в Германской империи в конце XIX века. Каждому немцу от 70 лет была гарантирована пенсия. Опыт Германии в начале прошлого века переняло большинство стран Европы. В то же время пенсионный возраст постепенно снижался.

Фото: ru.dreamstime.com

Начало статьи

Российский вектор

В нашей стране неравенство смещено в пользу женщин. Продолжительность жизни мужчин на пенсии составляет примерно 13 лет, что ниже среднего уровня, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на три года, а для женщин — более 23 лет, выше среднего уровня почти на те же три года. Пенсионная нагрузка на мужчин у нас одна из самых низких в Европе — 30,4 для всех, кто старше 60 лет, то есть на 100 мужчин от 20 до 60 лет. С женщинами лучше. В России 76 женщин старше 55 лет на 100 женщин в возрасте от 20 до 55 лет. И это близко к среднеевропейскому уровню. Однако в Европе средний возраст выхода женщин на пенсию не 55 лет, а 63 года.

В Италии, Германии, Португалии показатель нагрузки около 50 — то есть на каждого пожилого мужчину приходится двое молодых, а не 3,3, как в России. Поскольку накопительный элемент в российской пенсионной системе крайне незначителен, накопления мужчин и женщин практически одинаковы, что характерно для большинства постсоветских стран.

Предложенные правительством России реформы соответствуют общемировому тренду. Он обусловлен усилением нагрузки на работоспособное население, увеличением продолжительности жизни и поздним сроком наступления нетрудоспособности. А кроме того, было учтено огромное неравенство относительно возраста выхода на пенсию и ее размера, существующее у мужчин и женщин. Но массированная критика в обществе усилиями СМИ оказалась направлена не в то русло.

Что такое хорошо...

Нужно ли гарантировать доход людям пожилого возраста? Если имеются в виду базовая и страховая пенсии, то есть по факту — распределение имеющегося дохода общества в целом? Это в первую очередь вопросы этики, а не экономики. Если общество признает, что данный подход верен, то следует определиться с критериями предоставления пенсий.

Почему мы выплачиваем ее с 55 лет для женщин и с 60 лет для мужчин? Почему не с 45 или 35, или с 25 лет? Хорошим критерием в данном случае будет утрата трудоспособности. Но если брать в расчет именно его, то странно утверждать, что женщины утрачивают ее по достижении 55 лет, а мужчины — в 60. Да и условия работы сейчас далеки от тех, что были свойственны периоду ранней индустриализации. В масштабах общества у станка сегодня стоят единицы.

Справедливым было бы радикальное увеличение пенсии наименее трудоспособным, то есть группе в возрасте от 70–75 лет. Что невозможно, если мы размазываем тонким слоем ресурсы и для всех остальных когорт, например 56-летних женщин и 61-летних мужчин.

Можно взглянуть на проблему и под другим углом. Значительная доля пенсии в России — это распределение нефтегазовой ренты. Углеводороды дают треть прямых доходов, а с учетом косвенных доходов — около половины. Дефицит Пенсионного фонда покрывается бюджетом. В значительной степени фонд оплаты труда, с которого работодатель уплачивает пенсионные взносы, раздут из-за нефтяной ренты.

Благ на всех не хватит

Если признать, что пенсии — это перераспределение рентных доходов государства, концептуально ситуация меняется не сильно. Теоретически можно предположить равное распределение таких доходов на всех граждан. От младенца и до старика — каждый получает свои «пять копеек» от нефти и газа вне зависимости от возраста и других критериев. Но, увы, Россия это не Катар с нефтегазовыми доходами по $25 тысяч на душу в год, а без трудовых мигрантов — $250 тысяч. В нашей стране на душу приходится всего лишь около $2 тысяч в год. Соответственно, относительная скудность рентных доходов подразумевает необходимость их рачительного использования — и это опять же вопрос этики. Либо мы признаем, что рента должна быть направлена в пользу самых нетрудоспособных когорт, включая инвалидов, либо популистски распределяем ее на всех. А значит, и в пользу вполне молодых граждан, которые имеют продолжительные жизненные перспективы и более реальное право на бонус от будущих технологий, чем пожилые.

Отсутствие условий обеспечения пенсией для самых старших и нуждающихся групп обусловило непопулярность реформы, воспринятой населением как криптоконфискационная. Следовало бы четко выделить группу приемлемых для общества бенефициаров новой системы — пожилых и инвалидов, а не только тех, кто в нынешних условиях проигрывает, то есть когорту 50-летних.

Кроме того, при коррупции, отсутствии порядка в расходовании средств, раздутом штате Пенсионного фонда и бросающейся в глаза социальной несправедливости возникают закономерные вопросы к реформе: «На что пойдут сэкономленные деньги?».

Спорные моменты

Случившиеся коррективы ситуацию не улучшают. Снижение границы пенсионного возраста для женщин до 60 лет вместо предлагаемых ранее 63 лет сохраняет пятилетний разрыв. Смягчение условий реформы для многодетных матерей также неоднозначно. Женщины, которые имеют взрослых детей, как правило, в пожилом возрасте могут рассчитывать на их помощь. В отличие от бездетных и одиноких пожилых людей.

Вызывает вопросы и ограничение на увольнение в предпенсионном возрасте. Работодатель загодя получает стимул избавляться от неугодных сотрудников. Новых работников этого возраста не будут нанимать под любым благовидным предлогом. Такая мера может ударить по наименее защищенным слоям граждан. Пусть даже реализация этого положения будет зависеть от властей, а работодатели испугаются новой нормы. Но зачем тогда ее вводить?

Проводя непопулярные реформы, власть должна четко разъяснять, для чего они нужны, гарантировать борьбу с коррупцией, а также справедливое изъятие рентных доходов в экономике. Так, как это сформулировано в предложении помощника президента Андрея Белоусова по изъятию сверхдоходов металлургических компаний, которые те получили благодаря ослаблению рубля. Есть вопросы и насчет социальной справедливости. Реформе необходимо улучшить ситуацию для наиболее нуждающихся слоев населения: инвалидов и старших когорт пенсионеров.

Автор: Александр Зотин, старший научный сотрудник ВАВТ
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter