Революция в третьем секторе

Облик благотворительности изменился. Третий сектор стал полноценной частью российской экономики, партнером власти и бизнеса. «+1» поговорил с автором идеи «Душевного Bazar’a» и генеральным директором D-Group.Social Евгением Горькаевым о том, можно ли зарабатывать, помогая другим, и зачем НКО нужны профессиональные управленцы.

Евгений Горькаев с командой на «Душевном Bazar'e»
Евгений Горькаев с командой на «Душевном Bazar'e»
Фото: vk.com/dbazar

— Предлагаю сразу поговорить о деньгах. Можно ли в сфере благотворительности зарабатывать, скажем, 200-300 тысяч рублей в месяц?

— Вполне. Если вы работаете в большом инфраструктурном фонде и на руководящей позиции — можно получать такую сумму.

— И желание зарабатывать на благотворительности — это хорошо?

— Если деньги — не цель, а инструмент, то почему это должно быть плохо? У всех есть потребность достойно жить, и заработанные деньги дают нам такую возможность. Но если заработок — единственный мотив, то ничего не выйдет. В НКО важен еще и смысл, причем не обязательно «спасти мир». Это может быть и желание расти профессионально. Но как минимум нужно разделять ценности организации, в которой вы работаете. Иначе долго не продержишься.

— Эмоция на первом месте? Есть мнение, что НКО теперь должны работать, как бизнес...

— Во-первых, НКО никому ничего не должны. Во-вторых, эффективная работа любой организации — коммерческой или некоммерческой — единственная гарантия ее устойчивости. Множество инструментов менеджмента НКО могут смело «подсмотреть» у бизнеса. Любой партнер, который готов вкладывать средства в социальный проект, ожидает понятных результатов. А добиться их можно только благодаря профессионализму. На эмоциях можно что-то делать, пока вы — просто объединение неравнодушных граждан, которые решили, к примеру, спасать бездомных животных. Но если вы зарегистрировали НКО, то требования к вам уже другие и у государства, и у партнеров.

— Выходит, чтобы руководить НКО, нужна масса навыков. Какие из них главные?

— В руководителе НКО должен быть баланс управленческих компетенций и погруженности в свою социальную тематику. Сейчас есть перекос внутри некоммерческих организаций в сторону экспертизы — много внимания уделяют тому, как правильно помогать целевой аудитории, как привлекать финансы и проводить пиар-кампанию. Но при этом забывают о грамотном управлении организацией и людьми, об умении презентовать свою деятельность. И получается, что человек в социальной проблеме разбирается прекрасно, а донести идею не может. А когда бизнес или государство не погружены в работу НКО, то им не очевидны смыслы, цели и задачи проекта. Надо понимать механизмы принятия решений в бизнес-среде и чиновников.

— Вы говорили, что ваш главный проект — «Душевный Bazar» — как бизнес-предприятие убыточен. Почему он жив и процветает?

— Если говорить про финансовый результат, то в прошлом году мы вышли в ноль, планируем и в этом году как минимум повторить достигнутое. Главный фактор успеха: с самого начала были единомышленники, которые «Душевный Bazar» полюбили. Второе — нам удается вот уже семь лет делать этот день невероятно душевным. Это невозможно объяснить. Если у людей спросить, что понравилось, они просто говорят: «Душевно». И третье: мероприятие важно для участников. Это и традиционный предновогодний корпоратив, и ценный опыт проектного управления, и возможность поучиться. Мы целый год готовим «Душевный Bazar», потом сутки спим, затем разбираем, что удалось, а что нет, чтобы каждый следующий год делать его еще лучше. С годами половина НКО и соцпредпринимателей уже превратилась в наших настоящих партнеров, а это один из главных признаков развития проекта.

— Из работы над ошибками «Душевного Bazar’а» родился обучающий проект «ПРОНКО_2.0». А что было версией 1.0?

— В «Душевный Bazar» изначально был заложен компонент обучения НКО. В первые годы мы учили коммуникации с потенциальными донорами и гостями на городском событии. Но потом поняли, что знания должны ложиться на базис упорядоченной работы и управления — базис, которого не было. Мы подготовили программу и два года искали финансирование. Был в нашей стране одноименный проект «ПРОНКО», но он завершил свою работу еще в середине нулевых. И когда запускали проект, я попросил разрешения у прошлой команды использовать часть их названия, «ПРОНКО_2.0» — это как web 2.0, когда пользователь участвует в процессе совершенствования продукта. Мы формируем программу, исходя из запроса руководителей НКО. А знания и навыки им передают профессионалы — эксперты благотворительности, бизнес-тренеры, коучи. Они дают консультации pro bono, потому что увидели в этом ценность для собственного развития.

— Развитие управленческих качеств у руководителей третьего сектора — это некий вызов современности?

— Почему третий сектор так называется? Потому что это — полноценная отрасль экономики, где вращаются большие деньги. Сейчас не только бизнес понимает, что нужно поддерживать деятельность НКО. Государство также осознало, что некоммерческие организации лучше справляются с решением социальных задач, и готово стимулировать их развитие. Наступающий год однозначно станет прорывным. Дело в том, что впервые распределение президентских грантов для НКО было таким прозрачным. Все зависело от проектной идеи и качества заявки. В результате поддержку смогли получить и небольшие фонды, в том числе региональные. Суммы беспрецедентны (от 500 тыс. до 10 млн рублей и выше — прим. ред.). Я уверен, что нас ждет революционный скачок развития третьего сектора и взрыв социальных инициатив.

— А помимо управленческих навыков, чему еще надо учиться НКО?

— Ключевая задача — вовлечение обычных граждан. За рубежом 80% пожертвований — частные. У нас наоборот 80% — это корпоративные пожертвования и гранты. От НКО потребуется освоить технологии интеграции людей в благотворительность. Например, именно вовлечение людей в осознанную благотворительность —главная цель «Душевного Bazar’a». Не разовый сбор средств, а развитие долгосрочных отношений и партнерств — внутри- и межсекторных.

Есть еще пример — проект «Пользуясь случаем». Сервис позволяет создать событие, например, по случаю своего дня рождения и пригласить друзей, семью, коллег, а вместо подарка перевести деньги фонду. Эта практика р2р (от англ. people-to-people — прим. ред.) внедрена по всему миру, а теперь набирает обороты и у нас. Кстати, коллеги представят проект у нас на «Душевном Bazar’e» 10 декабря.