Такой неустойчивый устойчивый бизнес

Стремление изменить этот мир к лучшему, пристальное внимание со стороны СМИ и миллиардные инвестиции — еще не гарантии того, что бизнес-проект окупится. +1 рассказывает о 10 стартапах, нацеленных на устойчивое развитие, которые не смогли выжить в условиях жесткой рыночной конкуренции.

Segway

Сегвей — изобретение американского инженера Дина Кеймена — мир увидел в начале 2000-х гг. Самобалансирующееся двухколесное устройство должно было стать более удобной и экологичной альтернативой традиционному транспорту. Поначалу на маневренные и легкие в управлении сегвеи действительно был спрос. Особенно часто их стали закупать для сотрудников аэропортов, больниц и складов. Туристические агентства начали предлагать сегвей-прогулки, а в Армении даже собрали танцующий сегвей-ансамбль.

Со временем стало понятно, что ездить на машине удобнее, а ходить пешком — дешевле. Кроме того, сегвеи так и не смогли вписаться в транспортную инфраструктуру.

В законодательстве их оценивают по-разному. Во многих штатах США на этих устройствах можно спокойно ездить по пешеходным дорожкам, в Ирландии их приравняли к мопедам и мотоколяскам, а власти Праги запретили пользоваться этим транспортом в историческом центре города.

Кейман рассчитывал продавать по 10 тыс. сегвеев в неделю, но в период с 2002 по 2007 гг. было куплено лишь 30 тыс. Продажи упали еще больше после того, как владелец компании Джим Хеселден погиб, не справившись с управлением девайсом. Сегвеи на любой вкус и цвет можно приобрести до сих пор, но мало кто верит, что они смогут совершить транспортную революцию.

Ё-мобиль

В 2010 г. Группа «ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова и российско-белорусская компания «Яровит Моторс» запустили проект по созданию гибридного автомобиля под названием «Ё-Авто». Машина с электрическим приводом, энергетической установкой на борту и полипропиленовым кузовом должна была «взорвать» автомобильный рынок и стать по-настоящему народным транспортом. Разработчики представили на суд публики три опытных образца — Ё-микровэн, Ё-фургон и Ё-кросс-купе по цене от 360 до 490 тыс. руб. В мае 2011 г. на сайте компании начался прием предварительных заказов. За первые сутки их число превысило 50 тыс. Первую партию из 25 тыс. автомобилей должны были выпустить на заводе в Петербурге в 2012 г.

Старт производства постоянно откладывался, и в 2014 г. «Ё-Авто» передала все разработки в Центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт «НАМИ». Директор по инвестициям «ОНЭКСИМ» Валерий Сенько объяснил, что это произошло из-за изменения конъюнктуры авторынка РФ и ослабления рубля, которое повлекло за собой резкое увеличение стоимости производства, и признал, что в сложившейся экономической ситуации реализация проекта стала невозможной. Существует мнение, что коллектив «Ё-Авто» поставил перед собой практически невыполнимые задачи и «впихнул» слишком большое количество новаций в один корпус. Критики называли проект не более чем пиар-ходом тогдашнего кандидата в президенты РФ.

Theranos

Компанию Theranos в 2003 г. основала 19-летняя Элизабет Холмс, бросившая для этого учебу в Стэнфордском университете. Она разработала метод, позволяющий проводить более 240 видов медицинских анализов, используя лишь несколько капель крови. Эта идея привлекла множество инвестиций, и к 2015 г. капитализация компании достигла $10 млрд. В 2016 г. Forbes назвал Холмс самой молодой в мире женщиной-миллиардером, которая «сделала себя сама», и оценил ее состояние в $3,6 млрд.

В октябре 2015 г. журналисты The Wall Street Journal опубликовали статью, в которой утверждали, что компания проводила большинство анализов на самом обычном лабораторном оборудовании. При этом Edison, устройство собственного производства Theranos, и традиционное оборудование давали разные результаты, и в компании хотели скрыть эту информацию. Однако это не удалось. В адрес Theranos посыпались обвинения в мошенничестве, и в 2016 г. Федеральная прокуратура США начала расследование в отношении стартапа. Вина компании была доказана. В том же году состояние Холмс, еще недавно оценивавшееся в $4,5 млрд, упало до нуля. В середине 2018 г. после длительных расследований и юридических баталий компания прекратила свое существование. Холмс запретили руководить или владеть медицинскими лабораториями в течение двух лет, и единственное, что ей теперь светит, — это 20 лет тюрьмы и штраф в размере $250 тыс.

Экодома Брэда Питта

В 2005 г. на Новый Орлеан, штат Луизиана, обрушился ураган «Катрина», и город был почти полностью затоплен. Голливудский актер Брэд Питт вызвался помочь пострадавшим жителям. Он создал благотворительный фонд Make It Right, который к 2016 г. потратил $26,8 млн на возведение 109 домов в наиболее пострадавшем Нижнем 9-м районе. Они строились исключительно с использованием экологичных материалов. Каждый из домов был оборудован солнечными панелями, чтобы удовлетворить как минимум 75% от общей потребности в электричестве. Актер был уверен, что экодома станут образцом для строителей со всего мира, и вряд ли предполагал, что они будут разваливаться на части.

Некоторое время спустя домовладельцы подали на Питта в суд, заявив, что материалы, использованные при строительстве, гниют, здания разрушаются и в них происходят электрические возгорания и утечки газа. Большинство жильцов приобрели дома в ипотеку сроком на 30 лет, и им попросту некуда переехать. Фонд выдвинул обвинения против ведущего архитектора проекта Джона Уильямса и заявил, что на ремонт необходимо порядка $20 млн. Брэд Питт пытается исключить себя из судебного процесса.

Better Place

Основанная в 2007 г. в калифорнийском Пало-Альто компания Better Place поставила перед собой амбициозную цель — покончить с зависимостью мировой автомобильной промышленности от нефти. Группа энтузиастов во главе с Шаем Агасси решила использовать сменные аккумуляторы вместо бензиновых двигателей. В 2009 г. компания заключила соглашение с Renault-Nissan, согласно которому Renault обязалась предоставить Better Place 100 тыс. автомобилей для продажи в Израиле и Дании. Стартап получал деньги от разных инвесторов, и общая сумма вложений достигла почти $1 млрд.

Агасси обещал, что будет продавать машины, «как мобильные телефоны», — по сниженной цене за сам автомобиль и с ежемесячной абонентской платой за определенный километраж и использование станций замены батарей. Предприниматель замахнулся на глобальный рынок и нанял множество менеджеров. Затраты на выпуск автомобилей начали расти вдвое быстрее, чем планировалось, и компания не получила поддержки от израильских властей и от других автопроизводителей, которые, как ожидалось, будут создавать машины, совместимые с технологией замены батарей Better Place. В результате было продано лишь 1,5 тыс. электрокаров, а станции для смены батарей, открытые по всему Израилю, начали массово закрываться в 2013 г. Агасси покинул пост генерального директора. К ноябрю 2012 г. Better Place оказалась «в минусе» более чем на $500 млн.

Pay By Touch

Основатель американской компании Pay By Touch Джон Роджерс был уверен, что однажды люди перестанут пользоваться деньгами и банковскими картами. Его стартап занимался разработкой дактилоскопической технологии для совершения платежей с помощью специальных терминалов. Компания была основана в 2002 г., и в течение нескольких лет ей удалось привлечь более $340 млн инвестиций от известных бизнесменов и крупнейших хедж-фондов. Терминалы Pay By Touch установили в 3 тыс. магазинах по всей территории США, а пользовались ими порядка 3,6 млн клиентов.

Но Роджерс оказался не самым ответственным руководителем, и начал тратить более $8 млн в месяц на наркотики и вечеринки. Его также обвиняли в сексуальных домогательствах: он якобы предлагал купить акции компании незнакомым женщинам на улице. Своим поведением Роджерс подорвал доверие инвесторов и руководства компании. Его попросили уйти в отставку, а он начал яростно увольнять сотрудников, критиковавших его. Pay By Touch затрещала по швам. В 2008 г. компания объявила о своем банкротстве, закрывшись без предварительного уведомления клиентов.

Веганские туфли Натали Портман

В феврале 2008 г. актриса и эко- и фем-активистка Натали Портман  представила коллекцию веганской обуви, разработанной в сотрудничестве с маркой Te Casan. Туфли на каблуках и сандалии производились из искусственных кожи и замши и стоили около $250 за пару. Рекламировать их Портман решила самостоятельно, а прибыль от продаж, по задумке актрисы, должна была идти на поддержку природоохранной организации The Nature Conservancy. «Стелла Маккартни создает великолепную обувь, но она дорогая и слишком модная, — рассказала актриса в интервью The Times. — Мне нужны были обычные Мэри Джейн, но без кожи. Я покупала обувь в сети Target, где вещи де факто веганские — просто потому, что дешевые. Но мне хотелось туфли не из холста или пластика».

Однако марка убежденной веганки не прожила и года, и туфли прекратили выпускать уже в декабре. По официальной версии, это произошло из-за финансового кризиса. Но поговаривают, что всему виной — простенький дизайн и неоправданно высокая цена. Несмотря на провал, Портман продолжает популяризировать экообувь. В 2010 г. актриса стала новым лицом Miss Dior Cherie. Компания согласилась сделать для Портман туфли без использования материалов животного происхождения.

Home Hero

Онлайн-сервис HomeHero, запущенный в 2013 г., был направлен на оказание немедицинской помощи пожилым людям, и сумел привлечь $23 млн. Руководство компании стремилось к тому, чтобы начать работать напрямую со страховщиками, которые могли бы покрыть расходы на их услуги и снизить таким образом риск госпитализации. Стартап сотрудничал с независимыми подрядчиками по модели «1099» (со сдельной оплатой без социальных льгот). По словам генерального директора и основателя Кайла Хилла, это позволяло HomeHero взимать с клиентов на 30–40% меньше денег, чем в среднем по отрасли, и платить работникам на 25% больше.

Но федеральное правительство вынудило компанию перейти на бизнес-модель W-2, по которой она обязывалась предоставлять работникам оплачиваемый отпуск и делать налоговые отчисления. Из-за этого стоимость услуг сиделок резко подскочила, и HomeHero пришлось разорвать контракты с 95% из них. В феврале 2017 г. некогда перспективный стартап сообщил о своем закрытии.

Solyndra

Компанию Solyndra в 2005 г. основал американский изобретатель Крис Гронет, запатентовавший принципиально новые цилиндрические солнечные панели. В 2009 г. оборот стартапа достиг $100 млн. За время своего существования Solyndra в общей сложности привлекла $1,22 млрд частных инвестиций. Кроме того, компания получила займ размером $535 млн по программе развития новых источников энергии, которая была инициирована президентом Бараком Обамой, уделявшим значительное внимание ВИЭ.

В 2011 г. Solyndra неожиданно заявила о банкротстве и обратилась в суд за защитой от кредиторов, закрыла свой завод и уволила 1,1 тыс. работников. Руководство ссылалось на жесткую конкуренцию со стороны китайских производителей солнечных панелей — цены на их продукцию резко снизились. То же самое утверждали в Белом доме, отрицая, что кредит Solyndra предоставили по политическим причинам. Однако в Комитете Палаты представителей по энергетике и торговле, который контролировали республиканцы, подозревали, что за решением мог стоять миллиардер Джордж Кайзер — один из ключевых спонсоров предвыборной кампании Барака Обамы. Семья бизнесмена была самым крупным инвестором Solyndra.

Webvan

На пике бума доткомов в конце 1990-х гг. компания Webvan стремилась совершить переворот в сфере розничной торговли. Она занималась разработкой системы онлайн-заказов и доставки товаров на дом и хотела установить свои правила в крупнейшем потребительском секторе экономики. Успех стартапа не заставил себя ждать. После первого публичного размещения акций в 1999 г. рыночную капитализацию Webvan оценивали в $8 млрд. Интернет-доставка работала в 10 крупных городах США, и их количество планировалось довести до 26.

Заручившись поддержкой венчурного капитала, Webvan начала строить современные склады и закупила большое количество грузовиков для доставки. Но уже через два года после первичного размещения акций Webvan разорилась. Компания так до конца и не определила свою целевую аудиторию и решила создать слишком сложную инфраструктуру с нуля, что потребовало колоссальных затрат.