Эдуард Войтенко

Почему маленький научный грант лучше большой промоакции

Фото предоставлено фондом «Озеро Байкал»

Председатель попечительского совета Фонда поддержки прикладных экологических разработок и исследований «Озеро Байкал» Эдуард Войтенко о том, почему поддержка науки должна стать мейнстримом корпоративной социальной ответственности бизнеса в России

Сегмент корпоративной социальной ответственности (КСО) охвачен кризисом идей. Ставшие традиционными для крупных корпораций благотворительность, отраслевые образовательные и премиальные программы и краткосрочные формы заботы об окружающей среде стремительно теряют актуальность; менеджмент не успевает перестраивать стратегическую повестку так же быстро, как меняется восприятие корпоративной социальной ответственности.

Причина кризиса в том, что развитие КСО сталкивается с большим недоверием российского общества к филантропии, где «продвижение» означает больше, чем содержание, и к так называемым глобальным ценностям — устойчивому развитию, предотвращению последствий изменения климата, работе с массовым сознанием для конструирования «лучшего будущего». Росту недоверия способствует развитие общественного сознания, которое, что бы ни говорили скептики, все же движется в сторону становления прочного гражданского общества. Многие задачи, которые ранее решались в рамках КСО-программ, теперь по силам горизонтально организованным структурам, коллективно аккумулирующим необходимые средства (благотворительность и экологические акции относятся сюда в первую очередь). Общество получает опыт оценки масштабов КСО, сопоставляя программы с представлениями о возможностях крупных корпораций. При этом ниша возможных решений сужается — в кризисное время корпорации по понятным причинам не будут расширять КСО-бюджеты. В то же время философия, которая лежит в основе большинства последовательных и долгосрочных КСО-стратегий на Западе, в России совершенно не находит отклика у широкой аудитории — общество не готово к серьезному обсуждению ни глобальных проблем в целом, ни работы бизнеса, направленной на их решение в частности.

Для социальной деятельности бизнес вынужден искать мотивацию, которая была бы достаточно осмысленной и фундаментальной для преодоления усталости от краткосрочных проектов и акций, умеренно затратной — и при этом привлекала внимание общества. Очевидно, что это должны быть проекты, безопасные для бизнес-имиджа и требующие приложения усилий в долгосрочной перспективе — а именно этим условиям отвечают программы поддержки научных проектов и учреждений.

Соцподдержка научных проектов воспринимается как перспективное направление не только властью, но и широкой общественностью всех уровней. Учитывая, что в России существует застарелая проблема недоверия к поддержке науки со стороны государства с одной стороны и недостаточное внимание к ней — с другой, корпорации могли бы воспользоваться ситуацией для формирования собственного положительного и ответственного имиджа в глазах общества, в том числе в регионах, где острее всего проявляются проблемы кризиса научных проектов.

Многие компании уже включили поддержку науки в свои стратегии КСО в России. Так, банк ВТБ через сотрудничество с РАН участвует в госпроектах в сфере инноваций. АЛРОСА вкладывается в Сколковский институт науки и технологий, а также поддерживает федеральные университеты — Северо-Восточный, Северный Арктический, Санкт-Петербургский.

К науке присматриваются и в сегментах КСО, не ориентированных на ее поддержку,— и включаются в процесс либо при помощи отдельных структур поддержки проектов, либо при помощи поддержки научных платформ. Среди зарубежных компаний в России стоит отметить компанию BP: программа поддержки образования и науки стала приоритетным направлением ее КСО, причем специалисты нефтяной корпорации организовали не только взаимодействие с научными учреждениями, но и грантовую поддержку исследований.

Можно ожидать, что к большей конкретике бизнес подтолкнут обстоятельства, связанные, с одной стороны, с возникновением научной практики, определяющей экономику будущего, а с другой — с явной невозможностью перекладывания всей (и в первую очередь финансовой) ответственности за развитие науки на плечи государства. Современные медицина, робототехника, беспилотные технологии — очень гибкие и динамичные сферы, требующие максимальной консолидации усилий правительства и крупных корпораций. С приближением нового технологического уклада КСО российских компаний будет все больше ориентировано в эту сторону.

Особое место в научно-технологическом направлении КСО занимает поддержка экологических проектов. В регионах многие компании включают их в свои программы — но чаще всего социальная ответственность определяется как выполнение базовых требований к экологичности работы предприятий. Поддержка фундаментальных экологических инициатив, имеющих прямую связь с долгосрочными научными разработками, пока что редкость — в основном такие проекты территориально привязаны к Байкалу и Арктике — проблемным природным зонам, необходимость сохранения и изучения которых общепризнана. Для регионального уровня вариантов больше: существуют проблемы и с водохранилищами, и с лесными массивами, и с фауной. Отсутствие научной базы для выработки решений в области экологии влечет за собой долговременное отсутствие каких-либо действий, направленных на улучшение экологической ситуации. Возникновение спроса на такие решения повлечет за собой и поиск источников финансирования научных разработок в сфере экологии — что, в свою очередь, может открыть множество новых возможностей для реализации КСО.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции