Зачем в России создают государственный регистр доноров костного мозга

В России появится федеральный регистр доноров костного мозга. 8 апреля премьер-министр Михаил Мишустин, представив документ на заседании правительства, сказал о нем немного: это будет база данных доноров, им обеспечат дорогу до места трансплантации и обратно, а также реабилитацию. Создатели одного из крупнейших в России регистров доноров костного мозга — Национального РДКМ имени Васи Перевощикова — рассказали Plus-one.ru, какие споры идут вокруг нового законопроекта.

Красные шары — символ Всемирного дня доноров костного мозга
Красные шары — символ Всемирного дня доноров костного мозга
Фото: rdkm.rusfond.ru

Правительство начало рассматривать законопроект минздрава, прописывающий создание федерального регистра доноров костного мозга.

«Найти подходящего донора — задача непростая, счет, бывает, идет на дни. Поэтому в России появится Федеральный регистр доноров костного мозга. Это подробная база данных, которая будет постоянно обновляться. Используя ее, специалисты смогут быстрее находить нужного донора для своих больных. Причем не только в собственном регионе, но и по всей стране», — сказал премьер Михаил Мишустин.

Он также отметил, что, согласно законопроекту, дорога добровольцам до места трансплантации и обратно будет оплачиваться, за ними закрепят право на медицинское обследование и реабилитацию.

«Такие решения помогут большему числу людей, которые нуждаются в трансплантации, получить необходимую медицинскую помощь. Это в первую очередь дети, которым пересадка костного мозга часто позволяет навсегда забыть о страшной болезни», — добавил глава правительства.

Собеседники Plus-one.ru не смогли предоставить последнюю версию законопроекта. Он будет опубликован после внесения в Госдуму. Ранее его содержание пересказывало издание «Коммерсантъ».

Генеральный директор Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Анна Андрюшкина сказала Plus-one.ru, что знакома с текстом законопроекта. Государственное регулирование донорства и трансплантации костного мозга действительно нужно, однако, по ее словам, остается нерешенным вопрос, который «третий год ставится перед минздравом и правительством»: федеральный регистр должен быть не просто базой данных, а структурой, которая будет выполнять все необходимые действия по поиску доноров для нуждающихся в трансплантации костного мозга пациентов российских клиник, выступать гарантом соблюдения прав доноров и обеспечения принципов добровольности, анонимности и безвозмездности донорства.

«Эту структуру организационно нужно выстраивать, нужно определять оператора ведения регистра потенциальных доноров костного мозга», — говорит Анна Андрюшкина.

Медицинский директор РДКМ имени Васи Перевощикова Ольга Макаренко пояснила Plus-one.ru, что в российских больницах сегодня нет отделов поиска неродственных доноров костного мозга, а в части клиник нет даже специалистов в этом направлении, потому что операции по пересадке костного мозга в них проводят не часто.

«Понятно, что в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачёва или НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачёвой такие специалисты есть, но даже они не имеют опыта поиска неродственных доноров за рубежом. Это за них делает один из старейших в Европе регистров — Фонд Стефана Морша, а основным поставщиком трансплантатов для России является Германия. И мы первые, кто начал искать и доставлять трансплантат без зарубежных посредников. Поэтому недостаточно просто создать федеральный регистр в виде базы данных, в которой гематолог должен будет что-то искать — ему некогда этим заниматься, у него стоит очередь из пациентов», — пояснила Ольга Макаренко.

По ее словам, нужна не просто информационная база для врачей. Нужны специалисты, которые будут решать все оргвопросы.

Анна Андрюшкина рассказала Plus-one.ru, что знакома с текстом законопроекта. Она не считает, что регистр имени Васи Перевощикова сделают государственным. По ее словам, задумка минздрава в том, чтобы все существующие донорские базы вошли в федеральный регистр:

«Вопрос — на каких условиях? В пояснительной записке, приложенной к законопроекту, сказано, что сведения в федеральный регистр будут направлять непосредственно медицинские организации, подведомственные федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов РФ в сфере здравоохранения. Есть оговорка о том, что в качестве операторов информационных систем предусматривается участие негосударственных организаций в части сбора и передачи информации о потенциальных донорах в федеральный регистр. Содержание и объем информации, порядок ее предоставления не определены».

По данным СМИ, сейчас в России действуют 14 донорских баз при госучреждениях и Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова, созданный Русфондом, который объединяет данные доноров пяти НКО-регистров. Всего в российских базах значатся около 150 тыс. потенциальных доноров.

«Наша база вторая по численности в стране и первая по качеству — в ней 46 тыс. потенциальных доноров, протипированных на высоком разрешении по пяти генам. Мы создали ее за три года, на благотворительные средства, построив современную лабораторию для типирования добровольцев в Казанском федеральном университете. Для сравнения: больше всего доноров сейчас в базе Кировского НИИ гематологии и переливания крови — около 50 тыс. Но создавалась она 12 лет, и подавляющее большинство доноров протипированы на низком разрешении по четырем генам. С 2018 года, когда мы фактически начали работать, от наших доноров проведено 24 трансплантации», — говорит Анна Андрюшкина.

По ее словам, только семь из 14 российских трансплантационных клиник, которые выполняют неродственную трансплантацию костного мозга, подключены к информационной системе Национального РДКМ. В организации Анны Андрюшкиной считают, что должны быть подключены все. Кроме того, по ее мнению, Национальный РДКМ и НКО-регистры должны иметь госфинансирование «наряду с госучреждениями», так как соответствуют всем государственным требованиям. Но пока в законопроекте и приложении к нему это не предусмотрено, как и большинство предложений РДКМ, сетует Анна Андрюшкина.

«Задача регистра — обеспечить донора всем необходимым. Помимо трат на проезд, конечно, нужно обеспечить проживание донора вне клиники, потому что он не обязан находиться все время обследования и подготовки к донации в клинике — он здоров и может посещать ее амбулаторно. Нужна страховка от всех возможных осложнений, связанных с донацией, суточные и компенсация потери заработной платы — ведь донор, находясь на обследовании и процедурах, не работает пять-девять дней в зависимости от метода забора клеток. В законопроекте, пояснительной записке и финансово-экономическом обосновании это не предусмотрено».

Анна Андрюшкина считает, что упомянутые в законопроекте требования к потенциальным донорам: предоставлять свои паспортные данные, данные СНИЛС и медицинских обследований — избыточны, это усложнит рекрутинг и сделает дороже включение доноров в регистр. Когда потенциальный донор подтвердит свое согласие сдать клетки, тогда и предоставит все необходимые дополнительные сведения, считает она.

Президентом РДКМ является замгендиректора Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, профессор Алексей Масчан. Его брат, также замгендиректора этого центра, Михаил Масчан, в отличие от представителей РДКМ, инициативу минздрава поддерживает, как поддерживает и позицию РДКМ об участии в формировании регистра некоммерческих организаций.

«Если мне не изменяет память, первая неродственная трансплантация костного мозга состоялась в 1998 году, и с того момента все эти годы легальных оснований под этой деятельностью не было. Сам факт, что государство наконец выводит ее в легальную зону, настолько важен, что перевешивает все многочисленные недоработки и критику, которую, наверное, возможна. Законопроект дает легальную возможность быть донорами, компенсирует затраты. Он защищает врачей, легализуя их деятельность. Они же не с улицы притащили донора сдавать костный мозг. А сейчас все в серой зоне — вроде, не запрещено, но при любой проверке можно столкнуться со множеством вопросов», — говорит эксперт.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Автор

Владимир Хейфец