25.08.2017
8 минут на чтение

Угнетенные и оскорбленные

По данным исследования ВЦИОМ, россияне видят женщин наиболее эффективными на постах в сферах здравоохранения (60%) и образования (50%). Зато к женщине-президенту готовы всего 32% опрошенных.

Фото: pixabay/Bhakti2

В память о принятии в 1878 году 19-й поправки к Конституции США, предоставляющей американским женщинам право голоса, в 1971-м Конгресс назначил 26 августа Днем равенства женщин. Сенат и Палата представителей постановили, что президент страны обязуется ежегодно делать официальное заявление, посвященное положению и развитию прав женщин в США. Вот, к примеру, обращение Барака Обамы в 2016 году.

Исследование «Левада-центра» показало: 51% российских мужчин полагает, что женщины должны иметь равные с ними права, с чем согласны и 75% опрошенных дам. При этом, 40% мужчин считают, что данная тема в принципе не заслуживает обсуждения. Возможно, что за отсутствием интереса к проблеме стоит желание сильного пола и дальше сохранять гендерную асимметрию. Если говорить о самих женщинах, то большинство, разумеется, против такого подхода. Так, например, почти 80% респонденток считает, что женщины должны занимать высшие государственные посты. Хотя, видеть представительницу прекрасного пола в качестве президента России в ближайшие 10-15 лет готова лишь половина из них и всего 21% мужчин.

«У нас давно провозглашено формально-юридическое равенство женщин и мужчин, но оно не обеспечивает реального равенства возможностей, — говорит Ольгерта Харитонова, кандидат философских наук, феминистка и автор книги „Женщины. Разговор не о мужчинах“. — Женщины составляют почти половину населения Земли, они отрабатывают две трети рабочего времени всего человечества, получают 10% мирового дохода и владеют менее чем 1% мировой собственности. Это значит, что женщины по сравнению с мужчинами выполняют больший объем работы за гораздо меньшие деньги. Во многом это связано с тем, что труд по производству оплачивается, а труд по воспроизводству не оплачивается. Женщины в основном трудятся в сфере воспроизводства».

Отсутствие паритета в трудовой сфере подтверждает статистика. По данным Федеральной службы государственной статистики, а также Global Gender Gap Report, средняя заработная плата женщин на 30% ниже, чем у мужчин при одинаковом количестве рабочих часов. При этом из 22 млн проживающих в России бедных (доклад Счетной палаты за 2015 год), 65% приходится на долю женского населения.

Трудовую дискриминацию по признаку пола еще называют гендерной сегрегацией (от англ. gender — пол; segregation — разделение, изоляция, прим. ред.). Она может быть вертикальной — так называемый «стеклянный потолок», — когда женщина, обладая необходимой квалификацией, не может продвинуться вверх по карьерной лестнице лишь по причине принадлежности к слабому полу. С понятием «стеклянные стены» (горизонтальная сегрегация) сталкиваются те, кто хочет работать в традиционно «мужских» сферах, куда женщине очень сложно, а порой и невозможно пробиться. Согласно глобальному отчету «На пути к равноправию» Всемирного банка, такие вакансии считаются негласно запретными из-за высокого уровня ответственности. Например, профессии пожарного, машиниста поезда, летчика, моряка, хирурга, дипломата. Вместе с тем ряд ограничений нельзя назвать чрезмерными. В сферах занятости, связанных с тяжелым физическим трудом, перегрузками или вредными производствами, россиянкам запрещено работать по закону. Это около 460 профессий, таких, как землекоп, взрывник, варщик целлюлозы, водолаз.

Несмотря на наличие утвержденной Правительством РФ Национальной стратегии действий в интересах женщин, в России, по мнению основателя проекта Protect Women Алены Поповой, налицо серьезные препятствия на пути к равенству полов.

«У нас катастрофически распространено домашнее насилие, но нет ни посвященного этому отдельного закона, ни системы профилактики. А в январе этого года Госдума одобрила декриминализацию побоев в семье, убрав их из разряда уголовных преступлений и снизив наказание до штрафа в 30 тысяч рублей, ареста на 15 суток или исправительных работ. Если смотреть новости, как раз именно декриминализация приводит к смертям все чаще и чаще. Сейчас мы бьемся за закон „О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия“, который позволяет разграничить его виды: сексуальное, психологическое, физическое. Будут прописаны механизмы межведомственного взаимодействия, упрощенный порядок выдачи внесудебных краткосрочных защитных предписаний для жертвы сотрудниками МВД. За помощью смогут обратиться и родственники пострадавших, и представили интересов жертвы. В законе упомянута социально-правовая помощь жертвам, в том числе бесплатное проживание. Уверена, что, даже если надо будет всю жизнь положить на то, чтобы такой закон был и работал, мы это сделаем».

Официальной статистики по разделению властных функций в российских семьях нет. О существующих в обществе настроениях можно судить лишь при помощи социологов: 45% мужчин относятся с осуждением к женщинам, сознательно отказывающимся иметь потомство, а 61% считают рождение детей основным предназначением слабого пола.

«В России не существует паритета между родителями внутри семьи. И хотя по данным ФОМ, 88% населения считают, что заниматься детьми должны оба родителя, все же принято, что с детьми сидит мама. Почему нет эксклюзивного декрета для пап? Как в Швеции, где декретный отпуск составляет 480 дней, причем отец должен провести со своим ребенком не менее двух месяцев. Декрет для мужчин также практикуется в Исландии, Германии, Норвегии. Если мы говорим об ответственном или осознанном отцовстве, нельзя упускать из виду такой важный вопрос, как декрет, который предоставляется специально и только отцу», — утверждает Алена Попова.

Однако одной из самых болевых точек равноправия женщины в семье является возможность по собственному желанию отказаться от рождения ребенка. В мире репродуктивные права женщин понимают прежде всего как право на прерывание беременности.

В России в Госдуму регулярно вносят законопроекты, направленные на борьбу с абортами. Так в 2003 году был урезан перечень предписаний для прерывания беременности независимо от срока: женщина может сделать аборт только по медицинским показаниям (раньше учитывались и такие обстоятельства, как смерть супруга во время беременности жены, расторжение брака в этот же период, отсутствие жилья, бедность, наличие в семье ребенка-инвалида и многие другие). С 2011 года, согласно закону «Об основах охраны здоровья», врач имеет право по личным убеждениям отказать пациентке в прерывании беременности. В текущем году широко обсуждались законодательные инициативы об исключении аборта из перечня ОМС и запрете на безрецептурную продажу препаратов для медикаментозного прерывания, но пока статус обязательных к исполнению они не получили.

Противники подобных мер предупреждают о вероятном всплеске числа летальных исходов. Манипуляции будут проводить лица, не владеющие необходимыми навыками, или в условиях, не удовлетворяющих минимальным медицинским стандартам. В Польше, где аборты запрещены (процедура разрешена при угрозе для жизни матери, тяжелой внутриутробной патологии либо беременности в результате изнасилования), широко распространен «абортивный туризм». Польки массово выезжают в клиники соседних стран. При этом прирост рождаемости составляет всего 0,2%, а по числу отказных детей страна лидирует среди европейских стран: примерно четыре ребенка на тысячу новорожденных. Что напрямую связывают с введенным запретом.

«Запрет абортов — покушение на частную жизнь, права и свободы человека и гражданина, поскольку речь идет о репродуктивных правах женщин. Эта мера приведет, как уже было во многих странах, да и в СССР, просто к росту женской смертности, а не к росту рождаемости, — считает Алена Попова. — Чтобы стимулировать рождаемость, надо создавать достойный уровень жизни всего населения и ликвидировать бедность, а не вводить запреты».

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки