«Решать задачи, а не пить кофе по субботам»

Российский фонд по борьбе с инсультом «ОРБИ» помогает людям, выжившим после нарушения мозгового кровообращения. А платформа todogood помогает НКО развиваться по правилам рынка. Вместе они смогли соединить бизнес-опыт и практику волонтерства и найти средства для поддержки важного проекта.

Фото: todogood.com

По статистике, в России каждые 1,5 минуты один человек заболевает инсультом. Причем с начала 2000-х растет число людей, перенесших инсульт в возрасте от 15 до 44 лет. Специалисты уверены, что для снижения уровня заболеваемости инсультом и минимизации тяжести последствий нужно популяризировать знания о профилактике инсульта, его симптомах, о том, как оказывать первую помощь, и о других неотложных мерах.

При этом некоммерческих организаций, занимающихся профилактикой инсульта и реабилитацией перенесших эту болезнь, гораздо меньше, чем фондов, оказывающих помощь людям, страдающим онкологическими заболеваниями.

А они, возможно, единственные, кроме медицинских учреждений, кто готов информировать людей об этом коварном и опасном заболевании. Однако фонды почти всегда испытывают недостаток ресурсов, и в этом им нужна помощь, чтобы они смогли донести свою миссию до людей.

+1 представляет вам бизнес-кейс о сотрудничестве Фонда по борьбе с инсультом «ОРБИ» с pro bono волонтерами — профессионалами из бизнес-среды, которые помогают фондам и социальным организациям упорядочить их деятельность, найти инвестиции и выстроить стратегию. Мы поговорили с руководителем проектов платформы todogood Марией Акулич, руководителем отдела фандрайзинга Фонда «ОРБИ» Анастасией Анхеевой и pro bono волонтером Анастасией Васильченко, менеджером по стратегии и инвестициям ООО ПФ «Капитал».

В 2019 году команда «ОРБИ» обратилась к платформе todogood с просьбой разработать для них стратегию развития фонда. Todogood — то самое место, где помогут НКО развиваться по правилам рынка.

Схема сотрудничества довольно простая: todogood помогает фонду как куратор — собирает команду волонтеров, готовых применить свои навыки в новой среде, и выстраивает процессы (например, разрабатывает стратегию фандрайзинга). После этого команда todogood несколько месяцев работает с фондом, чтобы трансформировать его из неоптимизированной структуры в более целостный механизм. Для команды pro bono волонтеров todogood выступает в роли платформы, где они могут выбрать интересный проект, опереться на обширную базу знаний, наработанную за время существования todogood, получить экспертную поддержку участников других Проектов и менторов и, конечно, networking с людьми, разделяющими общие ценности. Для создания стратегии развития «ОРБИ» была собрана команда из четырех человек: тимлида и трех волонтеров- специалистов. Команда, оценив текущую и потенциальную эффективность каждой из программ фонда, определила приоритетные пути их реализации и разработала план развития выбранных программ.

Без сложностей при этом не обошлось.

«Надо сказать, что поначалу было страшно браться за сферу, в которой я прежде не работала. И дело даже не в том, что я специализируюсь на машиностроении и логистике, и медицина для меня — что-то новое. Сам сектор НКО до этого момента был для меня не так прозрачен и понятен».

Анастасия Васильченко, менеджер по стратегии и инвестициям ООО ПФ «Капитал», тимлид проекта «ОРБИ»

Платформа todogood не только связывает НКО и бизнес, но помогает согласовать ожидания и тех, и других. По словам руководителя проектов todogood Марии Акулич, НКО не всегда четко формулируют задачу, которую им нужно решать.

«У фондов есть примерный „образ“ результата, но как его достичь, они не всегда понимают. Если бы они писали техническое задание без нас, то упустили бы очень много элементов структуры проекта и дедлайнов, необходимых для поддержки и мотивации участников. А благодаря todogood команда решала задачи, а не встречалась по субботам просто попить кофе».

Мария Акулич, руководитель проектов todogood

Каждую команду сопровождает ментор или методолог от todogood, который, обладая нужными знаниями и опытом для решения поставленной задачи, помогает и самому тимлиду вырасти во время проекта.

«Мне очень повезло с командой. Проект изначально подразумевал аудит стратегии, который плавно перешел в ее создание, поскольку как таковой стратегии у фонда не было. Мы отработали еще и фандрайзинговую часть проекта, и когда анализировали ее, смогли предложить ОРБИ более детальные рекомендации», — рассказывает тимлид проекта Анастасия Васильченко.

Конечно, люди из бизнеса могут сами прийти в НКО и узнать, в какой помощи те нуждаются. И почти всегда НКО скажут, что у них есть задачи, которые требуют быстрого решения.

«Мы все делаем в формате проекта, у которого есть начало, середина и конец. Это помогает структурировать задачи, поддерживать мотивацию на нужном уровне. У людей из бизнеса НКО-сектор создает в некотором смысле ощущение хаоса, и требуется время для того, чтобы в нем разобраться», — считает Мария Акулич.

На этом этапе платформа помогает отбирать участников, формировать команды, разбираться с темой НКО, рассказывать pro bono волонтерам о специфике сектора.

«Мы набираем команды людей из разных областей и разных специализаций. Все вместе они создают синергию, которая позволяет дойти до конца и добиться результата», — утверждает руководитель проектов todogood Мария Акулич.

«Раньше мы распыляли свои силы на всю Россию и старались охватить своими программами все аспекты проблемы инсульта в стране, теперь мы изменили подход к направлениям своей деятельности и сократили список регионов, с которыми работаем более эффективно и целенаправленно. Мы одни из первых в России стали распространять эрготерапию в регионы — это методика восстановления повседневных навыков после утраты физического здоровья И мы, пожалуй, единственные в стране, кто оборудует эрготерапевтические комнаты-симуляторы в больницах».

Руководитель отдела фандрайзинга «ОРБИ» Анастасия Анхеева об изменениях в работе фонда

Эксперты todogood считают, что НКО живут по тем же законам, что и бизнес. И процессы в них очень схожи, хоть на первый взгляд и кажется, что это не так. Фандрайзинг — это такое же привлечение инвестиций и продажи, только фонд продает себя и свою идею и пытается привлечь средства для поддержки своей программы или проекта.

«Вот только в НКО, в отличие от бизнес-структур, организационная структура очень часто хромает. Один и тот же сотрудник может быть и фандрайзером, и рекрутером, и маркетологом, и бухгалтером, и даже курьером. Такое неправильное распределение ресурсов внутри организации приводит к тому, что она не развивается», — говорит Мария Акулич.

Люди из бизнеса, по мнению Акулич, приходя со своей экспертизой, знаниями и опытом, могут применить их в некоммерческом секторе, каждый раз создавая новую организационную модель.

«Мы уже сделали достаточное количество проектов для НКО-сектора, Конечно, большинство из них — типовые, вроде фандрайзинга или выстраивания коммуникаций, но очень часто НКО приходят и ставят перед нами и новые задачи: как стать социальными предпринимателями, как запустить новое направление или, вообще, открыть новый фонд. В ходе проекта к нам могут обратиться, если что-то не получается или есть сложности с командой. Успешная реализация проекта невозможна без активного вовлечения сотрудников НКО в проект. Todogood создавался как возможность НКО сектору учиться у бизнеса через участие в проекте. Если команда НКО не участвует в ходе решения задачи, то вероятность того, что рекомендации будут внедрены, не очень большая. Мы сейчас двигаемся к тому, чтобы поменять формат работы, и теперь одним из членов команды будет представитель НКО. Это позволит не только смотреть со стороны на работу команды и принимать результат, но точно знать что дальше делать с рекомендациями и как их внедрять в ежедневную работу фонда», — рассказывает руководитель проектов todogood.

Для многих фондов есть типовые рекомендации, но методы их реализации всегда индивидуальны.

«Коллеги из todogood выстроили стратегию нашего развития. Это принесло реальную пользу, и мы очень благодарны им за тот большой труд, которые они проделали. Сейчас todogood работает с нами над новым проектом — построением коммуникации с частными благотворителями», — рассказывает руководитель отдела фандрайзинга фонда «ОРБИ» Анастасия Анхеева.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки