Психолог: «Всем плевать, как чувствуют себя школьники»

11 мая в Казани 19-летний Ильназ Галявиев расстрелял учеников и преподавателей своей бывшей школы, его жертвами стали девять человек. Опрошенные Plus-one.ru психологи считают, что причины трагедии — в несовершенстве диагностики психологического состояния школьников, давлении на них со стороны родных и сверстников, в переполненных школах. Ситуацию могла усугубить вынужденная самоизоляция.

Цветы у здания представительства Республики Татарстан в Москве в память о погибших в результате стрельбы в гимназии № 175 в Казани
Цветы у здания представительства Республики Татарстан в Москве в память о погибших в результате стрельбы в гимназии № 175 в Казани

Что произошло в Казани

11 мая на школу № 175 в Казани напал 19-летний Ильназ Галявиев. Он пришел в учебное заведение с помповым ружьем Hatsan Escort и открыл огонь по учащимся и преподавателям (такое же оружие было и у 18-летнего студента Керченского политехнического колледжа Владислава Рослякова, напавшего на учащихся и педагогов в 2018 году). Погибли девять человек — семеро детей и двое взрослых, пострадал 21 человек (а по неофициальным данным, более 30). Галявиев сдался полиции. На допросе стрелок рассказал, что два месяца назад «осознал» себя богом, отказался от своих родителей и всех ненавидит. В апреле его отчислили из Татарского института содействия бизнесу, потому что он перестал его посещать. В институте его характеризуют как тихого и неконфликтного человека. Оружие он получил на законных основаниях.

Выпускник 175-й школы Денис Сабитов рассказал «Дождю» то же самое: «Один из самых тихих людей в нашей школе. Я общался с людьми, которые его более-менее знают, — они говорили, что над ним насмехались, был буллинг и над ним издевались постоянно. Он создавал образ человека, который не может за себя постоять».

Почему это случилось

Преподаватель Московского городского психолого-педагогического университета Анна Тихомирова на вопрос Plus-one.ru о характере «стрелка», отвечает: если человек, особенно в подростковом возрасте, не находит канала для выражения негативных эмоций, то может либо заболеть, либо в конце концов выплеснуть агрессию на других.

«Дети, которые дерутся, конфликтуют, ведут себя нормально для подростков, это их способ выражать агрессию. В этом смысле буллеры, как бы ужасно это ни звучало, в будущем могут оказаться гораздо более здоровыми людьми — может быть, не очень хорошими, но здоровыми. Потому что они выплеснули негативные эмоции. А дети, у которых не было возможности свои эмоции проявить, разрушаются внутренне или внешне», — считает эксперт.

Провоцирует подобные разрушения и срывы давление со стороны как сверстников, так и взрослых. Анна Тихомирова считает, что частично решить проблему могло бы сокращение учебных часов в школах для проведения с учениками в это освободившееся время внеклассных мероприятий, чтобы психологи или преподаватели могли уделять ребенку больше внимания как личности, а не как ученику. Важно вместе ходить в походы, театры и кино, заниматься благотворительностью и так далее, то есть формировать «детско-взрослую общность», говорит эксперт.

«В школе в подростковом возрасте гораздо важнее жизнь, чем учеба. И то, как дети учатся жить, потом может помочь им в учебе. Но наши школы — гигантские комплексы, где нет теплой атмосферы и общности. Это приводит к обезличиванию учеников — никто не знает, что происходит у них внутри, всем плевать, как они себя чувствуют, потому что всех волнуют оценки, ЕГЭ и ОГЭ», — считает психолог.

Доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник кафедры психологии личности МГУ Тимофей Нестик сказал Plus-one.ru, что все произошедшее свидетельствует не только о незрелости системы психологической диагностики в школах, но и об очень высоком уровне враждебности в нашем обществе.

«И наши исследования это показывают. Молодежь в возрасте от 18 до 24 лет в наибольшей степени психологически травмирована пандемией. Поэтому отчасти случившееся могло стать еще и последствием нахождения в изоляции, сокращения социальных контактов, которые ранее компенсировали психологические трудности», — говорит эксперт. Кроме того, по Галявиеву мог ударить разрыв отношений в семье, отмечает Тимофей Нестик.

«Вероятность повторения подобных случаев в стране остается. Но поймать это заранее с помощью психологических тестов и наблюдения школьных психологов очень сложно, потому что психологически неблагополучных семей много, и совсем необязательно, что это неблагополучие может привести к таким трагедиям. Дело в сложности самого случая», — считает эксперт.

Кто устраивал массовые расстрелы в России

В последние годы подобные случаи — не редкость.

В ноябре 2019 года 19-летний студент открыл огонь в Амурском колледже строительства и жилищно-коммунального хозяйства в Благовещенске, где обучался. В руках у него было зарегистрированное охотничье ружье. В Следственном комитете сообщили, что от огнестрельных ран погиб 19-летний мужчина, еще трое молодых людей пострадали. Преступник покончил с собой.

В октябре 2019-го в войсковой части 54 160, расположенной в ЗАТО Горный Забайкальского края, рядовой Рамиль Шамсутдинов расстрелял из автомата восьмерых сослуживцев — двоих офицеров и шестерых рядовых, еще двое солдат были ранены. До этого ему и другим рядовым в течение трех суток почти не давал спать офицер, заставлявший подчиненных учить устав. Сослуживцы били Шамсутдинова и заставляли выполнять за них бытовую работу. Срочника осудили на 24,5 года колонии строгого режима.

В октябре 2018 года 18-летний студент Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков напал на учащихся и преподавателей. Жертвами его взрывных устройств и помпового ружья Hatsan Escort стал 21 человек. После массового убийства нападавший застрелился. Председатель СК Александр Бастрыкин заявил, что причина трагедии — постоянные унижения Рослякова сверстниками. Основываясь на действиях студента, ряд СМИ предположил, что он подражал двум ученикам американской школы «Колумбайн», которые в 1999 году с помощью стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств убили 13 человек (12 учеников и одного учителя), ранили 23 человека, а затем застрелились.

5 сентября 2017 года ученик девятого класса школы № 1 города Ивантеевка Московской области выстрелил из пневматического оружия в учительницу, ударил ее топором и взорвал самодельные взрывпакеты. Преступник был задержан. По данным судебной психолого-психиатрической экспертизы, подросток был вменяемым.

Самый первый случай скулшутинга произошел 3 февраля 2014-го. Старшеклассник пришел с ружьем в московскую школу № 263 и смертельно ранил преподавателя географии. Прибывшие на место полицейские были обстреляны — один из них скончался, еще один был ранен. Экспертиза признала школьника невменяемым, суд отправил его на принудительное лечение.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Владимир Хейфец