Кунг-фу и «феминистский» перевод Корана: как в разных религиях относятся к гендерному равенству

Монахини из женского монастыря Druk Amitabha Mountain в Непале практикуют боевое искусство кунг-фу и обучают ему жительниц южноазиатского региона — так они пытаются разрушить стереотипы о роли женщин в местных патриархальных обществах.

Фото: kungfununs.org

Монахини являются последовательницами одного из главных подразделений школы тибетского буддизма — Друкпа Кагью. Обучаться боевому искусству монахинь, как сообщает AFP, в 2008 году призвал духовный лидер линии Друкпа Гьялванг Друкпа. Он активно борется за гендерное равенство в буддизме и таким образом хотел открыть новые возможности перед женщинами, большинство из которых родилось в бедных семьях Индии и Тибета.

Во время занятий монахини отрабатывали различные упражнения и учились владеть традиционными видами оружия: ки ам (меч), малый дао (сабля), большой дао (алебарда), тонг (копье) и нунчаку (цепь с двумя металлическими брусками). Затем они начали ездить по Южной Азии и учить девочек и женщин самообороне, а также рассказывать им о различных проблемах, в частности о насилии и торговле людьми в регионе. До отдаленных горных поселений монахини добираются пешком или на велосипеде. В 2016 году они, например, проехали на велосипедах 2,2 тыс. км из столицы Непала Катманду в индийский Дели, чтобы привлечь внимание людей к проблеме экологии. А недавно они совершили заезд на расстояние более 8,3 тыс. км из Непала в горы Ладакх на севере Индии, во время которого рассказывали жителям о равенстве полов и необходимости расширения прав и возможностей женщин.

25-летняя монахиня Джигме Кончок Лхамо отмечает, что благодаря кунг-фу женщины становятся более выносливыми и чувствуют себя в безопасности. Она рассказала, что сначала многие люди критиковали сестер. «Но теперь, когда мы возвращаемся в те же места, мы получаем много хороших отзывов, — говорит она. — Они зовут нас в школы. Они ставят девочек впереди, а мальчиков сзади. Они дают девочкам равные шансы задавать вопросы и разговаривать с нами».

Будда — феминист?

Фото: kungfununs.org

Впервые о равноправии полов в буддизме заговорили в 1970-1980-х годах в США: американские феминистки считали, что буддизм способствовал расширению прав и возможностей женщин и постулировал идеи социальной справедливости. В том, что буддийская философия перекликается с идеями феминизма, уверена бхикшуни (полностью посвященная монахиня в буддизме. — Прим. +1) Дхаммананда (в Таиланде могут стать монахами и послушниками только мужчины, в 2001 году Дхаммананду рукоположили в Шри-Ланке, она является настоятельницей монастыря Songdhammakalyani, который официально не признан в Таиланде): тайская монахиня даже говорила, что Будда «был первым феминистом», потому что считал, что женщины наравне с мужчинами могут достичь просветления. Такого же мнения придерживается главный духовный лидер последователей тибетского буддизма в королевстве Бутан Гьялванг Друкпа. «Будда никогда не говорил, что женщины менее важны [чем мужчины], — говорил он вскоре после того, как монахини начали осваивать боевое искусство. — У них есть невероятный потенциал, и наконец-то это начинают признавать».

Тем не менее, женщинам в буддизме традиционно приходилось вести хозяйство и заниматься другими рутинными делами. При этом им не разрешалось заниматься спортом, занимать руководящие должности, а главное — быть полностью рукоположенными — по мнению некоторых специалистов, именно полное посвящение позволяет достичь равного правового и ритуального статуса в буддийских монашеских общинах. С 1987 года за религиозное равноправие в буддизме борется Международная ассоциация буддийских женщин «Сакьядхита» (Sakyadhita International Association of Buddhist Women), среди задач которой создание международного союза женщин-буддисток, улучшение положения женщины как в духовной, так и в материальной сфере, поощрение исследований, направленных на изучение положения женщин-буддисток и другие.

Прогрессивный Папа Римский

Права женщин стали темой для активного обсуждения на прошлогоднем собрании епископов Римско-католической церкви. Хотя более половины из 1,3 млрд католиков в мире — женщины, а женщин-членов монашеских орденов в три раза больше, чем мужчин, они по-прежнему не могут претендовать даже на низший церковный сан диакона, предполагающий служение без доступа к святым таинствам. Попытки изменить ситуацию предпринимались в 1975 году, когда в США создали Конференцию по рукоположению женщин (Women’s Ordination Conference, WOC). Организация выступает за рукоположение женщин в католической церкви, для запрета которого, по мнению основательниц WOC, нет ни библейских, ни теологических оснований. Однако тогда Папой Римским был Иоанн Павел II, который выступал не только против рукоположения женщин в священнический сан, но и против гомосексуальных браков и эвтаназии.

Куда более прогрессивных взглядов придерживается нынешний Папа Римский Франциск, который, в частности, борется за расширение прав женщин. В 2016 году он дал право католическим священникам отпускать один из самых тяжелых, по мнению Римско-католической церкви, грехов — аборт. Он заявил, что для женщины искусственное избавление от ребенка — это «экзистенциальное испытание», и если она раскаивается, милость Божья может все простить. Затем понтифик призвал матерей не стесняться кормить ребенка грудью в общественных местах, объяснив это тем, что «и Дева Мария кормила Иисуса». А позже он публично высказался о важности равной оплаты труда для мужчин и женщин. «Почему считается само собой разумеющимся, что женщины должны зарабатывать меньше, чем мужчины? Нет! У них одинаковые права», — сказал Франциск, произнося речь на площади Святого Петра. В этом году Папа Римский назначил трех монахинь и одну мирянку консультантами постоянного секретариата Cинода Епископов Римско-католической церкви (собрание епископов, совещательный орган при Папе Римском. — Прим. +1) впервые с момента основания органа, а также дал благословение на создание в Ватикане первой женской футбольной команды. В 2016 году Франциск создал комиссию, которая должна была рассмотреть возможность назначать женщин диаконами католической церкви. Но недавно он сообщил, что члены комиссии не смогли прийти к согласию по этому вопросу.

Феминизм и духовные скрепы

В Русской православной церкви (РПЦ) так же не стремятся признавать право женщин на священнический сан. Еще в 2009 году РПЦ сообщила о намерении разорвать отношения с Евангелической церковью Германии из-за того, что главой ее Совета избрали женщину-епископа Марго Кессман. «Назначение женщины епископом противоречит евангельским принципам», — заявил тогда глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата архиепископ Волоколамский Иларион. Резко высказывался против гендерного равенства священник Дмитрий Смирнов. В 2012 году он выступил с критикой законопроекта «О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации», заявив, что документ угрожает демографической безопасности России, может разрушить институт семьи и базовые культурно-нравственные ценности. «Закон представляет из себя слепое копирование самых радикальных, феминистских законов Северной Европы. А ведь феминизм — это такое мощное острие против семьи, — сказал протоиерей. — <...> Закон даст право феминистским организациям устроить настоящий террор, и очередная бундсменша с мужененавистническими наклонностями, которая наделена особыми полномочиями, будет осуществлять преследование тех, кто ей не нравится». Со Смирновым согласился еще один священник РПЦ Всеволод Чаплин, по словам которого, идея равноправия между мужчиной и женщиной изначально была неправильной. Он заявил, что зарплата у мужчин должна быть в три раза больше, а женщинам необходимо сидеть дома. «Само наличие работы у женщины должно считаться отклонением от нормы», — сказал он.

Иного мнения придерживается протодиакон Андрей Кураев. Он отмечал, что случаи публичного женоненавистничества в России — это проявление общей нравственной катастрофы. Однако некоторые идеи феминизма, по его словам, выглядят «как минимум неоднозначно». «Феминистки любят ссылаться на текст одного из посланий апостола Павла, где говорится, что жена должна бояться своего мужа, — говорил он. — Однако <...> отношения мужа и жены должны быть подобны отношениям Христа и церкви. Поэтому если вы видите, что муж любит вас так же, как Христос любит свою церковь — то конечно вы будете бояться. Вы будете бояться потерять такого мужа».

Бить равно уходить

В исламе женщины могут быть имамом (вести молитву), когда все молящиеся — женщины или члены ее семьи. Но Амина Вадуд — первая в истории женщина, которая начала проводить религиозные церемонии в качестве имама перед женщинами и мужчинами в США, — уверена, что в исламе все люди, независимо от пола, наделены равными правами. Неверная же интерпретация священных текстов, по ее словам, привела к тому, что эта «истина стала невидимой». Такого же мнения придерживаются сторонницы «исламского феминизма» — этот термин в 1990-х годы впервые появился в иранском журнале «Занан». Они считают, что мужчины интерпретируют Коран ради собственной выгоды и в ущерб справедливости. Так, идеи затворничества, духовной чистоты и скромности для женщин были распространены на Ближнем Востоке, но постепенно их начали эксплуатировать в исламе, хотя, согласно Корану, мужчины и женщины имеют равные права.

В 2007 году иранка Лейла Бахтияр сделала «феминистский» перевод Корана с арабского на английский. Она, например, дала новое определение арабскому слову idrib: традиционно оно переводилось как «бить», но по мнению Бахтияр, оно означает «уходить». В 2009 году на основе движения «Сестры в исламе» в Малайзии возникла самая известная международная организация исламского феминизма «Мусава». У ее истоков стояли наиболее известные исламские феминистки из Ирана, Египта, Турции, Пакистана, Марокко, Катара, США и Великобритании. Сторонницы движения выступают за коренную реформу семейного законодательства, дискриминирующего женщину, консультируют женщин по правовым вопросам и занимаются просветительской деятельностью. А в 2015 году в Лос-Анджелесе открылась первая мечеть исключительно для женщин.

Çàãðóçêà...